Начало \ Написано \ В. Кривич, предисловие к "Посмертным стихам..."

Открытие: 20.12.2011

Обновление:

Валентин Кривич
Предисловие

Посмотреть крупнееИсточник текста: Посмертные стихи Иннокентия Анненского. СПб., Издательство "Картонный домик", 1923 г. С. 5-12.

Здесь собраны почти исключительно те стихи И. Ф. Анненского, которые, по их времени и характеру, могли бы войти в его первую и вторую книги стихов - Ник. Т-о. "Тихие Песни", с прилож. сборн. стихотв. переводов "Парнасцы и Проклятые", изд. 1904 г. и "Кипарисовый Ларец", изд. посм. 1910 г. - но по тем или иным причинам туда не вошли.

Таким образом, этим сборником еще не исчерпывается вполне все поэтическое наследие Иннокентия Анненского. Вместе с тем, именно в виду тесной связи настоящего сборника с предыдущими и, главным образом, с "Кипарисовым Ларцом", выразившим период высшего напряжения творческой воли покойного поэта, - сюда включены и те три относящихся к этому периоду стихотворения в прозе, которые были напечатаны еще при жизни автора.

Кстати о предыдущих книгах. По первоначальной планировке первой книги, переводы, если не ошибаюсь, не должны были быть выделены в особый сборник, и название книги предполагалось иное, гораздо более характерное: "Из пещеры Полифема", причем именем автора стояло слово οϋτϊς (Утис)- греческими и русскими буквами*.
* Вот, следовательно, начало псевдонима Ник. Т-о: οϋτϊς - никто - Ник. Т-о. (Эпиграф к Тихим Песням - подписан не Ник. Т-о, а Н и к т о). Указывал, между прочим, Анненский и на то, что слово "никто" состоит из букв его имени.

Такой заглавный лист-автограф сохранился среди рукописей.

Что касается второго сборника, то "Кипарисовый Ларец" - действительно ларец. Это полированная, замыкающаяся шкатулка из кипарисового дерева с вензелем на крышке, где хранились - (и сохраняются и ныне) - цветные, кожаные тетради стихов последних лет.

Работа над текстами Анненского довольно сложна.

Прежде всего, нельзя, конечно, не сказать об особенностях его почерка и самой манере Анненского писать.

Четкий и красивый в белом письме, почерк его во время самого процесса творчества, а в особенности при исправлениях и переделках написанного, был в большинстве случаев весьма неразборчив: часто не только отдельные слова, но даже целые фразы буквально лишь намечаются, и надо иметь значительный навык к разбору его рукописей, чтобы безошибочно ориентироваться в этом, столь характерном - иногда как по линейке ровном, а иногда беспорядочном - узоре не соединенных между собой полуовалов и точек.

Стихотворений, по черновикам которых можно было бы заключить, что самое построение их не давалось Анненскому, - в тех по крайней мере рукописях, с которыми мне ближайшим образом приходилось иметь дело, - почти совсем нет, но, вместе с этим, незначительно количество и таких вещей, первоначальная редакция которых не подвергалась бы целому ряду исправлений, - или точнее, изменений, - иногда очень крупных.

Необыкновенно легко владевший стихом, Анненский в то же время был поэтом и чрезвычайно к себе требовательным, и очень капризным. Стихи свои он исправлял, изменял и переделывал по много раз, и не только во время черновой работы, но и в беловых экземплярах, и даже в позднейших списках, причем из сопоставления текстов иногда можно видеть, что замена одного слова другим, или видоизменение целой строки объясняется не внутренними свойствами или внешним построением стихотворения, а были сделаны главным образом потому, что такое изменение отвечало желанию поэта в данный момент.

В качестве очень характерного примера, укажу, хотя бы стихотворение "Тоска кануна". В одном из списков этой вещи к вступительному И последней строки рукою автора приставлено, почти сухим пером, едва заметное ль - ("Иль счастья нет в эмфазе слов?") - и, таким образом, строфа, не изменившись в своем существе, все же получила несколько иной уклон.

Так же часто, и я бы сказал - капризно, изменялись и названия стихотворений.

Таким образом, в моей работе мне приходилось нередко иметь дело с несколькими разновременными автографами и списками одного и того же стихотворения, которые, будучи равно далекими от первоначального черновика, не вполне совпадали и между собою, а кроме того имели на себе следы позднейших авторских изменений тоже не везде одинаковых.

К усложняющим работу обстоятельствам относится и то, что Анненский часто писал свои вещи заново по несколько раз и в разное время, благодаря чему некоторые стихотворения имеют по два и более черновиков, - частичных и целых, - из которых один, напр., написан на отдельном листке, иногда даже просто на каком-нибудь случайном обрывке, а другой в случайном же месте одной из тетрадей.

Не могу не упомянуть и того, что на листках своих Анненский никогда никаких руководящих отметок не делал, а нечасто встречающиеся при стихах даты времени и места носят довольно случайный характер.

Позволю себе сделать маленькое отступление pro domo mea.

Издание это выходит под моей "редакцией". Это - уже термин, и другого выражения для такого рода случаев, пожалуй, и не подберешь. Но по этому поводу я ставлю себе в обязанность сказать, что в данном случае термин этот далеко не имеет того содержания, которое обычно ему приурочивается.

Я просто человек, которому дано судьбою печальное счастье хранить интимные тетради Анненского, разбираться в его рукописях и работать по их опубликованию и который думает, что сможет сделать эту работу, в некоторой ее части, с большей м. б. полнотой и точностью, чем кто-либо другой, отнюдь не в связи с собственной прикосновенностью к области литературного творчества, а единственно в силу данных, вытекающих из исключительной родственной близости его к покойному писателю.

В тексте сборника стихи помещены в тех редакциях, которые, - по соображению со всеми имевшимися в моем распоряжении черновиками и беловыми автографами этих стихотворений, а также и списками их, сделанными другими лицами, - могут считаться последними. При этом те измененные автором впоследствии строки, которые сохранились в одной из прежних своих редакций в каком либо автографе, или просмотренном автором списке, приведены мною, в качестве вариантов, в примечаниях.

Трудно, разумеется, было бы с точностью указать, чем именно руководствовался я в каждом отдельном случае при установлении последней редакции стихотворений, -- ведь иногда какой-нибудь самый незначительный внешний признак уже мог служить в этом отношении для меня руководящим началом, или хотя бы путеводной вехой, - но во всяком случае определение последовательности авторских поправок было произведено с тем пристальным вниманием и осторожностью, к которым обязывал меня самый характер этой работы.

Считаю долгом принести глубокую благодарность А. В. Бородиной и Е. М. и А. А. Мухиным, любезно предоставившим мне имеющиеся у них автографы и списки некоторых стихов Анненского.

Самым правильным и соответствующим характеру книги было бы, конечно, печатать все стихи подряд, в хронологическом порядке, - но, к сожалению, установить сколько-нибудь точную хронологию вещей совершенно невозможно. Поэтому, во избежание громоздкости и пестроты сборника - уже ничем тогда не оправдываемых - стихи сгруппированы по четырем отделам, на которые, как мне кажется, сборник распадается совершенно естественным образом: I - лирические стихотворения, II - "Песни с декорацией", III - стихи в прозе и IV - переводы - без всякого, разумеется, наименования этих отделов в тексте: исключение составляет лишь отдел II-й: название этой группы стихов принадлежит самому автору.

Кроме того, в отдельном Приложении приведены те вещи шуточного характера, а также стихи, написанные т. с. "к случаю", которые могут, по моему мнению, иметь общелитературный интерес.

В каждом отделе и в Приложении я все же старался расположить стихи хотя бы приблизительно в той последовательности, в которой они были написаны, - руководствуясь в данном случае для той (значительнейшей) части стихотворений, которая имеет то или иное отражение в тетрадях, порядком расположения их там.

Все примечания вынесены мною на отдельные листы в конец книги, причем страницы стихов не испорчены никакими ссылочными значками или цифрами. Да простит мне читатель, обращающийся к примечаниям, маленькое неудобство, причиняемое ему этим приемом - в основе которого лежит нежелание уродовать внешность сборника.

Книга посмертных стихов И. Ф. Анненского по первоначальному предположению должна была выйти в Московском книгоиздательстве "Жатва", возглавлявшемся поэтом Арсением Альвингом.

С ним, этим "вдохновенным ревнителем памяти и почитания Иннокентия Анненского"*, думалось мне совместно работать над изданием посмертных стихов. Но события последних лет не дали этому намерению своевременно осуществиться, а теперь - уже давно я не имею никаких сведений о дорогом моем друге.
* Так назван А. Альвинг в посвященной ему Евг. Архипповым книге "Библиография Иннокентия Анненского" (Изд. "Жатвы", нумеров., 1914. М.).

Арсению Альвингу, а если его уже нет в живых - его памяти, посвящена моя работа, связанная с изданием этого сборника.

вверх

Начало \ Написано \ В. Кривич, предисловие к "Посмертным стихам..."


При использовании материалов собрания просьба соблюдать приличия
© Выграненко М. А., 2005-2011
Mail: vygranenko@mail.ru; naumpri@gmail.com

Рейтинг@Mail.ru     Яндекс цитирования