Начало \ Именной указатель \ Н. А. Оцуп

Сокращения

Обновление: 05.01.2017

ОЦУП
Николай Авдеевич

(1894-1958)


Страница Википедии     Подробная информация о Н. А. Оцупе: [2]

Поэт, прозаик, публицист, историк литературы, биограф Н. С. Гумилева. Творческая деятельность Н. Оцупа начиналась на родине, полностью же развернулась и проявилась в эмиграции. Сын придворного фотографа, он родился в Царском Селе. Учился в Николаевской гимназии, которую окончил Гумилев и где в свое время директором был Анненский. Закончив гимназию с золотой медалью, продолжил учёбу в Париже. Во время войны вернулся на родину, служил в армии. В 1918 г. Оцуп познакомился с Гумилевым и вошёл в состав возрождённого Цеха поэтов, работал в издательстве 'Всемирная литература'. В 1921 г. под издательской маркой Цеха поэтов вышла первая книга Оцупа - сборник 'Град'.

В 1922 г. Оцуп эмигрировал. Первое время жил в Берлине, затем переехал в Париж. В Берлине вместе с Г. Ивановым переиздал альманахи 'Цех поэтов' и подготовил к печати четвертый выпуск альманаха. В Берлине вышло новое издание его сборника 'Град'. За ним последовали поэтические книги 'В дыму', 'Встреча', а также 'Новейшая русская поэзия' (по-немецки). В 1930 г. его усилиями были основаны 'Числа' - журнал, составивший эпоху в истории эмигрантской литературы. В 1939 г. опубликован роман Оцупа 'Беатриче в аду', в котором отразился как нравственный идеал самого автора, так и быт русского артистического и богемного Парижа. В начале войны он был арестован за антифашистские убеждения, отправлен в концлагерь, откуда бежал и вступил в итальянское Сопротивление. После войны Оцуп издал свой монументальный 'Дневник в стихах. 1935-1950', через год защитил в Сорбонне докторскую диссертацию - первую когда-либо написанную о Гумилеве. В 1957 г. вышли под его редакцией 'Избранные стихи' Тютчева, в следующем году - с его предисловием 'Избранное' Н. Гумилева. Последней прижизненной книгой была драма в стихах 'Три царя'. Посмертно вышли книги мемуаров 'Современники', 'Литературные очерки' и двухтомное собрание стихотворений 'Жизнь и смерть'.

По материалам [1]

 

Н. А. Оцуп при поступлении
в университет
[4]


Брат Сергея Горного, автора некролога "И. Ф. Анненский (листок на могилу)".

В своей докторской диссертации о Гумилёве Н. А. Оцуп писал:

"А Царское Село, воистину город муз, город Пушкина и Анненского, не это ли идеальное место для будущего поэта?"

[3], с. 559.

Царскосельскую гимназию Николай Оцуп закончил в 1913 году с золотой медалью. Будучи его <?> лицеистом, он был приглашен репетитором в дом Хмара-Барщевских, родственников И. Анненского, тоже живших в Царском Селе. Его задача состояла в том, чтобы помочь в учебе младшим гимназистам, скоро ставшим его лучшими друзьями. 'За эти два-три года, - пишет он, - я узнал многое об Анненском, в частности об отношении его к Гумилеву'. Анненский, внимательно следивший еще с 1903 года за первыми стихами юного Гумилева, появившимися в гимназическом журнале, благословил его перед смертью на дальнейший творческий путь:

Меж нами сумрак жизни длинной,
Но этот сумрак не корю,
И мой закат холодно-дынный
С отрадой смотрит на зарю.
*

В последний год жизни Анненского и Гумилев проникается все более возрастающим чувством понимания значимости 'Кипарисового ларца' - 'катехизиса современной чувствительности', как он определит это итоговое произведение Анненского в некрологе на смерть поэта.

Первые стихи Николай Оцуп начал писать в отроческом возрасте в те дни,

... когда балтийскую громаду
Вод я благодарно узнавал
И Екатерининскому саду
Первые стихи мои читал.

Не подлежит сомнению факт, что рассказы, услышанные в доме Хмара-Барщевских, где был 'подлинный культ поэта', во многом определили поэтическое призвание Николая Оцупа. В своей 'Автобиографической заметке', написанной в Берлине в 1922 году, сразу после отъезда в эмиграцию, он признается в том, что, хоть 'и не узнал его лично', 'как поэта любил тогда и до сих пор Иннокентия Федоровича Анненского'.

* Дарственная надпись И. Ф. Анненского на титульном листе КО 1

Из вступительной статьи Луи Аллена в [3], с. 4.

А. А. Ахматова вспоминала неприглядные истории, связанные с Оцупом и Гумилевым:

12.01.1925
"...И такими людьми Н. С. был окружен! Конечно, он не видел всего этого. Он видел их такими, какими они старались казаться ему. Представляете себе такого Оцупа, который в соседней комнате выпрашивает у буфетчика взятку за знакомство с Гумилевым, а потом входит к Н. С. и заводит с ним
"классические разговоры" о Расине, о Рабле...
И Н. С. об Оцупе: "Да, он в Расине разбирается!"...
Рассказывала случай, относящийся ко времени существования Клуба поэтов.
Буфетчик (Кельсон?) судился с Н. Оцупом, который потребовал у него взятку (что-то около 300 миллионов) за то, чтобы познакомить буфетчика с Гумилевым. Н. Оцупу удалось как-то прекратить это дело. Окружающим он рассказывал: "Мы пошли с ним (с буфетчиком) на мировую".
Можно представить себе возмущение Гумилева, если б он мог "видеть окружающее", если б узнал об этой истории.

Лукницкий П. Н. Acumiana. Встречи с Анной Ахматовой. Т. I, 1924-1925. YMCA-PRESS, Париж, 1991.

Предчувствуя ещё в прихожей
Свои же строки, в кабинет,
На сумрак Рембрандта похожий,
О, не последний ли поэт
Вносил с собой и шорох сада
Екатеринина, и страх
Бесцветной жизни. Ты, Эллада,
В его слабеющих мечтах
Ты к нашей жизни приближалась 
Так часто. Дивная усталость
Перегруженной тишины.
Где Анненский? И где просторы,
В которых он искал опоры?

Как страшно мы утомлены.

[3], с. 616. Фрагмент поэмы "Встреча". Первоначальная часть поэмы опубликована в журнале "Современные записки" (1926, т. 28, Париж).
Упоминается в статье А. В. Лаврова и Р. Д. Тименчика "Иннокентий Анненский в неизданных воспоминаниях" к публикации в ПК, прим. 17, с. 117. Фрагмент первоначально предоставлен в собрание К. Финкельштейном.

Анненский - второй наперсник той
Музы, царскосельской, а питомник:
Автор "Гондлы", ранящей порой
Чем-то лермонтовским, наш паломник
"Дальних странствий", мастер, чей жираф
Испугал и восхитил торговцев
Книгами, и Комаровский - граф,
Эллин, или Митенька Коковцев,
Мистик, или гениальная 
Анна Горенко... ну и семья!
*

На парижском гноище чердачном
Из ключа студеного я пью,
Пью в ее источнике прозрачном 
Очищаемую жизнь мою.
Родственница Анненского, Хмара,
Вам спасибо за любовь к моей
Детской музе. Для чужого дара -
Были вы нужнейшим из друзей...
Вы, сумевшая в его Софии
Неизвестного еще России

Мага Иннокентия понять
(С глубиной и чуткостью афинской),
Валина и Олечкина мать -
Нежностью не только материнской,
Нежностью тех самых вольных муз,
Чей закон "неразделим и вечен",
Вы скрепили и со мной союз,
Счастием которого отмечен,
Если на такое он набрел,
Пушкину любезный царскосел.
**

Хмара, лето... Каменец...*** Усадьбы
Под Смоленском ветхость и уют...
Голос чуть надтреснутый... Сказать бы,
Друг ушедший, вам, что я тут,
Без России, ей вернее сына.
Мне отечество, как он сказал, -
Царское Село... А где - чужбина?
Неужели там, где я узнал,
Что не лгут и вымыслы о феях?
Мне бы познакомить вас обеих.

Как бы вы обрадовались ей,
Как бы восхитились бескорыстно.
Знаю, что для многих матерей
Лучшее в невестке ненавистно.
У духовной матери не то:
Ты была бы для Хмара-Барщевской,
Хочется мне думать, как никто,
Другом и, через меня, невесткой.
Есть же и такое в тесноте:
Встречи на огромной высоте.

Жаворонка, розы драгоценной
Прелесть быстротечная. Хвала!
Но и слово правды немгновенной...
Что бы ни случилось, ты была!
Не ища признания и славы,
Но хотел бы сохранить для всех
Образ восхитительный и правый,
Очень нежный, очень строгий, смех
Легкомысленности леденящий,
Гордый, одинокий, настоящий!

* Речь идёт о поэтах Николае Гумилёве, Василии Комаровском, Дмитрии Коковцеве, Анне Ахматовой, жизнь и творчество которых связаны с Царским Селом.
** Речь идёт об
О. П. Хмара-Барщевской и её детях.

*** Каменец - усадьба Анненских в Бельском уезде Смоленской губернии (ныне Тверская область). Н. А. Оцуп был репетитором у детей О. П. Хмара-Барщевской в усадьбе Каменец. Познакомить вас обеих - автор подразумевает свою жену Д. А. Оцуп (из комментария в Антологии, с. 617).

[3], с. 268-269. Фрагмент первой части "Дневника в стихах" (<1935-1939>, Париж, 1950). Часть фрагмента первоначально предоставлена в собрание К. Финкельштейном.

ИСТОЧНИКИ

1. Ковчег. Поэзия первой эмиграции. Составитель В. Крейд. Москва, Издательство политической литературы, 1991.
2. Сайт К. Финкельштейна "Царскосельская Императорская Николаевская гимназия", http://kfinkelshteyn.narod.ru/index.htm.
3. Оцуп.Н. Океан времени: Стихотворения; Дневник в стихах. Статьи и восп-я. / Сост., вступ. ст. Л.Аллена. Коммент. Р.Тименчика.СПб.: Изд. 'Logos'; Дюссельдорф: "Голубой всадник", 1993.
4. Кирилл Финкельштейн. Императорская Николаевская царскосельская гимназия: Ученики. СПб.: Серебряный век, 2009 (серия "Прогулки по городу Пушкину").

 

Начало \ Именной указатель \ Н. А. Оцуп

Сокращения


При использовании материалов собрания просьба соблюдать приличия
© М. А. Выграненко, 2005-2017

Mail: vygranenko@mail.ru; naumpri@gmail.com

Рейтинг@Mail.ru     Яндекс цитирования