Начало \ Написано \ Г. М. Пономарева, "Методика "школьного" анализа..."

Сокращения

Открытие: 5.10.2011

Обновление: 20.03.2016

Галина Пономарева
Методика "школьного" анализа античных авторов и критический метод "Книг отражений" И. Анненского

страница автора

Источник текста: Актуальные проблемы теории и истории русской литературы: Труды по русской и славянской филологии. Тарту, 1987. С. 120-133. (Учен. зап. Тартуского гос. ун-та. Вып. 748.)

Текст передан в собрание автором.

Вопрос о методике разбора греческих и латинских писателей педагогами-"классиками" как об одном из источников критического метода "Книг отражений" был нами поставлен, но недостаточно разработан1.

В вышеуказанной работе мы уже отмечали связь Анненского с вопросами преподавания языка и литературы.

Анненский принимал участие в издании "Иллюстрированного собрания греческих и римских классиков с объяснительными примечаниями под редакцией Л. Георгиевского и С. Манштейна." С его комментарием вышла в этой серии книга "Ксенофонт. Воспоминание о Сократе в избранных отрывках." В журнале "Филологическое обозрение" им было прорецензировано объясненное фон Гаазе издание "Скифии" Геродота2, а в "Журнале Министерства народного просвещения" дан разбор трех изданий трагедии Софокла "Царь Эдип": Ф. Зелинского, О. Петрученко, И. Иванова3.

Поскольку комментаторы изданий классиков в России, как и преподаватели древних языков, во многом шли по следам немецких филологов, то необходимо затронуть вопрос о преподавании древних языков в Германии.

Возрождение интереса к античности связано с неогуманистическим движением. В XVIII веке "лозунгом стало гармоническое развитие человека в указанном природой направлении - и средством к достижению этого идеала стала опять античность, за изучение которой в гимназиях принялись с особенной силой"4.

Зачинателями неогуманизма в педагогике были И. Гесснер, И. Эрнести, Хр. Гейне, а его расцвет связан с именами Гердера, Фр. Вольфа, В. Гумбольдта. Фр. Вольф стремился сделать классическую филологию самостоятельной наукой. Его ученики и последователи широко распространяли его идеи в школах и университетах. "Благодаря Фр. Авг. Вольфу, гуманизм одержал победу в педагогике, как и в филологических науках"5.

Немецкие гимназические преподаватели в большей степени, нежели их русские коллеги, были связаны с наукой6. Университеты, с одной стороны, ориентировали своих студентов на продолжение исследовательской деятельности, хотя и в более скромных размерах, а, с другой стороны, в гимназиях усиливалась тенденция к специализации предметов. Отметим, что такой характер взаимодействия школы и университета привлекал внимание Инн. Анненского. По его мнению, "Школа, не оживляемая струей научной, теряет свою воспитательную силу. На Западе ученые профессора и педагоги уже давно заняты вопросом о применении научных выводов к преподаванию"7.

Академические ученые в России, как и в Германии, принимали участие в делах школы. Так, Зелинский читал лекции для выпускников гимназии, активно полемизировал по вопросам классического образования, издавал комментированные издания классиков.

Комментированные издания обычно состояли из двух частей: текста на языке подлинника и комментария. Издатели комментария уделяли внимание не только идее произведения, биографии писателя, окружающей его исторической обстановке, но и вопросам формы, скрупулезно анализируя композицию, язык, метрику изучаемого текста. В объяснительных примечаниях тщательно разбиралось каждое слово (грамматически, семантически, стилистически и т. п.). Приведем в качестве примера структуру объясненных Зелинским "Трахинянок" Софокла8, В I части - текст Софокла на греческом языке, объяснение лирических размеров. Во II части во введении опубликована статья Зелинского "Биография Софокла и миф о Геракле". Затем идут приложения, состоящие из 6 разделов: I. Тектоника греческой трагедии. II. Метрика. III. Язык и просодия. IV. Постановка трагедий. V. Устройство греческого театра (иллюстрации). VI. Действующие лица. В конце II части располагаются "Объяснительные примечания". Зелинский дает подобный комментарий как историко-культурного (история сценического искусства), так и лингвистического свойства.

Гимназические педагоги рассматривали комментарий как фундамент "для классного толкования, на котором лежит главная задача всестороннего ознакомления учеников с поэтическим произведением"9.

В журналах "Филологическое обозрение", "Гермес" и др. постоянно публиковались статьи о классном толковании греческих и латинских авторов, рассматривающие проблемы гармонии художественной мысли и формы10, выразительного аудиторного чтения11 и т. д. Преподаватели древних языков видели одну из главных задач классической гимназии в развитии эстетического вкуса12. Но в этом заключался и консерватизм филологов. Они считали, что увлеченность гимназистов античностью отвлечет их от острых общественных проблем.

Анненский называл себя "убежденным защитником классицизма" (КО, с. 448). Античная культура была для него средством приближения (при общей культурной отсталости России) к лучшим традициям европейской культуры, а классическая гимназия - к образцам европейской гуманитарной школы12.

Анненский, несмотря на царившее в демократической части русского общества резко отрицательное отношение к классическому образованию, сумел привить гимназистам любовь к классической литературе. Даже объяснение скучных грамматических правил Анненский превращал в художественное повествование. "Из греческой грамматики он делал поэму, и, притаив дыхание, слушали гимназисты поэму о каких-то "придыхательных"13. В. Кривич, сын поэта, учившийся у него в Царскосельской гимназии греческому языку, вспоминает, что уроки заключались в основном в чтении авторов14. А. Федоров предполагает, что это было аналитическое или объяснительное чтение, которое применялось в преподавании новых и древних языков в высшей филологической школе15.

Анненский не только применяет на уроках методику высшей школы, но и считает, что школа "должна всемерно укреплять связь с высшей школой и наукой: учителя не должны оставлять хотя бы в скромных размерах научной работы, а программы, методы, руководства, применяемые в гимназиях, должны сообразовываться с научными требованиями"16. Сам Анненский в течение многих лет работал над переводами трагедий Еврипида. О мастерстве Анненского как филолога свидетельствует статья "Из наблюдений над языком Ликофрона". Ликофрон уже в античности считался сложным для понимания автором. Анненский регистрирует все случаи аллитерации в его поэме "Александра", а затем материал распределяется по различим видам аллитераций.

"Данные собраны по следующим рубрикам:
A. Аллитерация в составных частях слова: а) при анадиплосе в междометии, b) при анадиплосе в словах; с) в сложных словах; d) в предложных словах.
B. Аллитерация в словах: а) аллитерация строчная. I. при анадиплосе в рядом стоящих словах; II. при тавтологии; III. в двух и более словах, начиная с первого в отроке (слова подбираются по начальным звукам, начиная с дающего наибольшее число примеров; тот же принцип распределения приведен и ниже); IV. аллитерация первого слова с последним (предельная); V. аллитерация вне начальных слов: 1) двух или более стоящих слов среди строки, 2) слов, замыкающих строку, 3) двух слов, аллитерированные слоги которых падают на одинаковую часть стопы; VI. аллитерация слитная: 1) типа ааbb, типа аbаb, типа аbbа.
в) Аллитерация междустрочная: I. слов начальных в двух и более строках; II. 1) слов и 2) словосочетаний конечных (при этом выделены двусложные); III. аллитерация спаечная (простая и двойная); IV. аллитерация собственных имен (со включением имен народов) в соседних или близко друг от друга стоящих строках"17.

Заметим, что в классической филологии конца XIX века, как на это указывает сам Анненский, вопрос об аллитерациях был почти не исследован. В архиве Анненского сохранилось 5 тетрадей с выписками аллитераций в русском фольклоре18.

Таким же высоким профессионализмом отличаются работы Анненского, посвященные анализу перевода русских переводчиков. В статье "Разбор стихотворного перевода лирических стихотворений Горация, П. Ф. Порфирова" он приводит своеобразный план перевода од, которому предшествует доскональное изучение текста19. Рецензент рассматривает, как бы под микроскопом, каждую строку перевода Порфирова, выявляя многочисленные погрешности: '"Богиня, правящая Кипр благословенный". В одной этой строке 1) нет диэрезы, 2) нарушен синтаксис, 3) оскорблено благозвучие"20.

Среди русских переводчиков древних авторов широко распространены были синтетические переводы, оставлявшие в стороне вопросы текста подлинника, историческое, бытовое освещение произведений. В своих теоретических рассуждениях Анненский выступал как противник подобного рода переводов. Он предпочитает синтетическим переводам, требующим исключительного дарования и интуиции, переводы аналитические, "непременно прозаические и, по возможности, точно передающие maximum оттенков мысли, чувства и языка поэта"21.

Анненский как педагог применял на уроках древних языков аналитический перевод, справедливо считая, что "нормальный письменный перевод должен передать не только мысли подлинника, но и его тон"22.

В связи с переводами с древних и новых языков Анненский предлагает ряд полезных ученических работ, которые "являются результатом анализа сравнения, изучения текстов по языку и содержанию"23. В них, по его мнению, "устанавливается нормальное отношение между изучением содержания и изучением языка"23. Анненский предлагает несколько вариантов работы с синонимами на материале древнегреческого, латинского, французского языков, включающие в себя этимологическое объяснение синонимов с помощью словарей25. Затем предполагается разбор эпитетов. Например, "характеристика Феба, Зевса, Одиссея по эпитетам"26. Следующим этапом будет изучение сравнений. Скажем, близкое по содержанию сопоставление сравнений Гомера и Вергилия27. Потом разбор поднимается на более высокий уровень - анализируется семантика форм изложения. Ученикам предлагается "отметить в прочитанном отрывке Антигоны все сентенции, перевести их и классифицировать"28. Последним этапом является работа по сопоставлению содержания целостного текста. Так, "ученики прочитали по Геродоту о приготовлениях к походу у персов (нач. VII кн.): предлагается изложить pro expeditione и contra expeditionem в совещаниях персов, выделить и классифицировать аргументы; привести доводы в их защиту и опровержения; выделить отношения Геродота к мнениям и т. д."29.

Анненский перенес "школьную" методику разбора перевода древних и новых языков на материал русской поэзии. Его ранние статьи "Стихотворения Я. П. Полонского как педагогический материал" (1887) и "Стихотворения гр. А. К. Толстого как педагогический материал" (1887) являются яркими образцами подобного метода. Сам Анненский определяет их природу как "беглый и, вероятно, неполный комментарий к лирике"30.

Статья "Стихотворения Я. П. Полонского как педагогический материал" состоит из двух частей: в I части Анненский выделяет жанры стихотворений и те стихи поэта, которые пригодны для воспитательных целей, во II части изучает выразительные средства поэзии Полонского. В этой работе мы сталкиваемся с тем же типом рубрикации, который был характерен для статьи о Ликофроне. Стихотворения Полонского разделяются на жанры: баллада, элегия, пейзажная лирика, аллегорическая поэзия. В каждом жанре перечисляются относящиеся к нему стихотворения. Вторая часть статьи посвящена исследованию плана выражения стихотворений. Анненский указывает на неразработанность этой проблемы. "У нас нет ни словарей отдельных поэтов (попытки были сделаны для Державина и Крылова), ни синонимик, ни даже свода данных сравнений, метафор, эпитетов у отдельных поэтов"30.

В статье о Полонском Анненский изучает выразительные средства поэтического произведения с трех сторон: "1) со стороны живописной - сюда должно войти рассмотрение всей обширной области сравнений, характеристик (в слове) и поэтических сочетаний; 2) со стороны музыкальной - здесь рассматриваются преимущественно метры; 3) со стороны собственно языка <...> "32. Основное внимание критик уделяет живописной стороне стихотворений. В работе им произведено доскональное исследование образных средств поэзии Полонского. Анненский дает сложную классификацию сравнений, приводит списки гипербол, параллелизмов, эпитетов. Приведем в качестве примера разбор сравнений. Их характеристика начинается с "сравнения предметов по одному какому-нибудь признаку"33. Внутри этого типа выделяются: 1) сравнения, имеющие живописный характер, 2) риторические сравнения, 3) шутливые, 4) "сравнения цвета". Затем автор статьи выделяет еще два отдельных типа сравнений. "Кроме сравнений одиночных можно указать на двойные и на сложные"34. Анненский не только скрупулезно разбирает эту сложную конструкцию сравнений у Полонского, но и рассматривает группу неточных, с его точки зрения, сравнений.

Анализ живописной стороны поэзии Полонского преследует воспитательные цели. Так, для развития эстетического вкуса у школьников Анненский указывает на живописные эпитеты в стихотворениях. Он не столько анализирует эпитеты, сколько предоставляет в распоряжение словесников свод данных, которыми они могли бы пользоваться на уроках. Часто он просто констатирует: "Очень красивыми кажутся мне следующие эпитеты: искристое мерцанье, летучий локон, бледно-серебряное одеянье, скачущая пена, чешуистая зыбь, заревые облака"35.

Статья "Стихотворения Я. П. Полонского как педагогический материал" с ее суховатой классификацией образных средств поэтического языка, отбором стихов для воспитательных целей, хорошо показывает тот процесс, который происходил при перенесении методики анализа античных авторов на материал русской поэзии.

Работа "Стихотворения гр. А. К. Толстого как педагогический материал" по методу очень близка вышеуказанной статье, поэтому мы не будем на ней останавливаться.

Гораздо более сложными по критическому методу являются статьи Анненского 1890-х годов, посвященные анализу поэтики А. Майкова и М. Лермонтова: "Об эстетическом отношении Лермонтова к природе" (1891), "А. Н. Майков и педагогическое значение его поэзии" (1898). Это уже не просто комментарий к лирике поэта, а хорошо продуманная программа воспитания юношества.

В это время в преподавании древних языков в гимназии произошли серьезные перемены. В 1890 году были приняты новые учебные планы. Их основная цель - "устранить господствующее одностороннее грамматическое направление"36. В результате "главнейшим же предметом занятий по древним языкам поставлено чтение и толкование авторов"37. Сам Анненский связывает эту реформу с усилением интереса к эстетике в русском обществе (см.: КО, с. 294).

Но если древние языки стали средством эстетического воспитания, то не так, по мнению Анненского, обстояло дело с русской поэзией. Преподавание русской словесности перенасыщено грамматикой, а русская литература XIX века изучается в крайне ограниченном объеме (см.: КО, с. 295). Анненский же видит в родной поэзии средство к усвоению эстетической ценности слова (см.: КО, с. 295). Чувство русской поэзии, по его мнению, важно для понимания иностранной и наоборот. Далее Анненский развертывает мысль о развитии чувства речи на основе поэтической речи. Именно для этих целей и нужна педагогу поэзия А. Майкова. "Если бы в нашей гимназии был курс поэтики, то Майков играл бы в нем видную роль как в целях эстетического образования, так и для развития чувства речи" (КО, с. 297).

Анненский дает общую характеристику поэзии Майкова, выделяя основные поэтические мотивы его творчества и относящиеся к этим мотивам стихи. В этой работе, как и в статьях о Полонском и Толстом, дается список примеров образных средств: олицетворения, сравнения, метафоры. Но здесь для нас будет интереснее "опыт эстетического разбора одной из пьес Майкова в виде программы для гимназического урока в одном из старших классов" (КО, с. 302). Сам этот разбор очень близок по методу классному чтению древних авторов по применению комментария, разбору метрики и лексического состава. В начале урока "Читаются майковские "Валкирии <...> Вслед за декламацией <...> предлагается иллюстрация текста и краткий мифологический комментарий" (КО, с. 302). Преподаватели классических языков большое внимание уделяли выразительному чтению, дающему возможность проследить моменты поэтического изображения38. Иллюстрации широко применялись на уроках древних языков. Выходило "Иллюстрированное собрание греческих и римских классиков". Обращение к мифологическому комментарию было характерно как для изданий древних авторов39, так и на уроках40. Затем следует разбор "Валкирий". "Размер: двустопный амфибрахий, усеченный амфибрахий, усеченный на конце каждой третьей строки - отсюда деление на тристишия. Другие русские баллады, написанные амфибрахием. Отличие "Валкирии" от этих баллад по ритмическому составу: краткость строк, отсутствие замыкающих рифм, особенность в строфичности" (КО, с. 302). Знакомство с размером изучаемого произведения было необходимой частью анализа на уроках древних языков41. Метрика исследовалась при изучении классики вместе с ритмикой42. Далее Анненский анализирует язык Майкова. "Простота и бедность, сухость изображения - отсутствие живописных украшений (сравнений, лирических имен). Отсутствие союзов, кроме и, и простота синтаксического строения. Мужественный суровый тон пьесы (отсутствие уменьшительных междометий и архаизмы: крыл, ударенье, зачинал, неистовых дев). Отрывочность и пять примеров asigndeton. <Л. С. Гейро. Примечания. Асиндетон, т. е. опускание союзов, бессоюзное речение. - КО, с. 302>. 9 строк последних тристиший без глаголов" (КО, с. 302). Проблема языковых особенностей изучаемого автора обычно затрагивалась в комментарии. Изучение лексического состава проводилось уже на первых уроках древних языков43. "Музыкальный" (стиховой) комментарий у Анненского отличается своеобразием, и у нас нет никаких данных о применении подобного метода в школьном преподавании.

В статье "Об эстетическом отношении Лермонтова к природе" связь с методикой школьного анализа менее очевидна. Можно отметить, что при характеристике сочетаний красок в стихотворениях Лермонтова применяется тот же тип разветвленной классификации, что и в ранних статьях о Полонском и Толстом.

Если все ранее анализируемые нами статьи были предназначены для школьников и связаны со школьной методикой уже по своим задачам, то иначе обстояло дело с эссе "Бальмонт-лирик". Доклад Анненского о Бальмонте, сделанный в Неофилологическом обществе44, наделал много шума как выбором темы, так и необычностью приемов анализа.

Интересно, что одновременно с эссе о Бальмонте Анненский разбирает его переводы Шелли для Ученого комитета Министерства народного просвещения45, что усиливает возможность перенесения критиком методики разбора переводов на оригинальное творчество Бальмонта.

Для Анненского лирика Бальмонта является одной из интересных попыток экспериментов над словом, способствующих развитию стиля. А. Федоров справедливо отмечает, что в конце эссе представлен своеобразный комментарий к лирике поэта. (См.: А. В. Федоров. Стиль и композиция критической прозы Иннокентия Анненского. - КО, с. 562). Приемы критического анализа Анненского и в самом деле имеют много общего с комментарием. Так, он разъясняет кажущееся вычурным употребление определений слова, вместо самого слова. "Переплеск многопенный, разорванно-слитный. Не проще ли: море-горе, волны-челны? Катись, как с горы. Да, поэт не называет моря, он не навязывает нам моря во всей громоздкости понтийского впечатления. Но зато в этих четырех словах символически звучит таинственная связь между игрою волн и нашим я" (КО, с. 99). Разбирая перевод од Горация, Анненский пишет о замеченной немецким филологом Фритче изысканности в стиле поэта: главное слово растворено среди атрибутов. "Кстати, о 20-й оде. В ней только и говорится, что о вине: и в чаше, и в кувшине, и на холме, и в лозах, и опять в чаше, а самого слова вино нет. Эту красивую тонкость выражения отметил Фритч"46.

По словам А. Федорова, "статья полна <...> истолкований, заставляющих вдумываться в смысл и назначение формальных средств, к которым прибегает поэт"47. Комментируя значение размеров у Бальмонта, Анненский обращается к античным параллелям. Анализируется стихотворение "Я - изысканность русской медлительной речи": "Изящно-медлительный анапест, не стирая, все же несколько ослабляет резкость слова я, поэт изысканно помещает его в тезис стопы" (КО, с. 100). В анапесте в античном стихосложении первый и второй слог были тезисом, т. е. слабой частью стопы. Античный термин мы встречаем и при разборе синтаксиса стихов. "Выделенью коротких предложений соответствует у Бальмонта красивое выделение односложных слов в арсисе (пьесы "Придорожные травы", "Отчего мне так душно?" - час, миг, шаг)" (КО, с. 120). Арсис в античном стихосложении - сильная часть стихотворной стопы. Термин "кретик" Анненский употребляет, рассматривая перебои ритма у Бальмонта (см.: КО, с.121). Кретик в античном стихосложении - пятидольная стопа, состоящая из долгого, краткого и долгого слогов.

Та внутренняя связь с приемами древних авторов, которую находили в статье современники Анненского48, проявлялась в сложнейшей классификации языка Бальмонта. Критик комментирует новаторские опыты поэта, например, его смелые эксперименты с абстрактными существительными, которым поэт придал множественную форму. Затем Анненский приводит список неологизмов поэта: "светы <...> мраки <...> сумраки <...>и т. д." (См.: КО, с. 115). Поскольку существительные, получив множественное число, стали более многозначными, то поэт сталкивает их с живописными эпитетами. "От соприкосновенья красочных и отвлеченных слов кажется иногда, будто засветились и стали воздушнее и самые abstracta: Из воздушного храма уносит далеко // Золотую возможность дождей... /II, 175/" (КО, с. 115). Затем Анненский приводит еще несколько примеров возрастающей символичности абстрактных слов (см.: КО, с. 116). Потом он дает еще один список - перечень неологизмов Бальмонта с абстрактным значением (см.: КО, с. 116). Столь же разветвленная классификация применяется Анненским при характеристике сочетаний слов и звуковой символики Бальмонта.

Итак, Анненский перенес многие характерные черты "школьного" и переводоведческого анализа греческих и латинских писателей на методику разбора произведений новейших русских поэтов. Можно выделить корпус статей, связанных с этой методикой: "Сочинения гр. А. К. Толстого как педагогический материал", "Стихотворения Я. П. Полонского как педагогический материал", "Об эстетическом отношении Лермонтова к природе", "А. Н. Майков и педагогическое значение его поэзии", "Бальмонт-лирик". Если ранние статьи о Полонском и Толстом предназначены для педагогов и представляют свод данных о выразительных средствах поэзии Полонского и Толстого, а также отбор стихотворений, пригодных по своему содержанию для воспитательных целей, то статьи о Лермонтове и Майкове имеют своей целью повысить уровень эстетического образования в гимназической среде, а эссе о Бальмонте - в русском обществе. Для Анненского речь постепенно начинает идти не столько о задачах педагогики, сколько о более широко ставимой проблеме Красоты и ее внедрении в жизнь (идеи, восходящие к Д. Рескину и О. Уайльду).

Метод анализа античных авторов органически синтезирован в "Книгах отражений" с творчески переработанной методологией психологической школы в русском литературоведении. Предметы связанного со "школьной" методикой анализа - это микроформы, несущие в себе смысл, которые, как матрешки, вкладываются в большую "внутреннюю форму" целостного художественного текста (понятую в духе X. Штейнталя - А. Потебни).

Мы рассмотрели вопрос об изучении поэтической формы при "школьном" анализе произведений классической литературы. Возникает вопрос: а было ли что-то подобное при изучении русской словесности? Как параллель можно указать на методическую систему Л. Поливанова.

Методика "школьного" анализа античных авторов, остававшаяся на периферии как русского литературоведения, так и русской критики, казалась в начале XX века безнадежно устаревшей. Но именно в это время она неожиданно оказывается в центре поисков новых средств исследования плана выражения, характерных для модернистов. Принципиально трансформированная, эта "школьная методика" становится важной составляющей метода критиков и теоретиков "нового искусства".

Примечания:

1. Пономарева Г. Об одном источнике критического метода И. Ф. Анненского. - В кн.: Тезисы докладов конференции по гуманитарным и естественным наукам Студенческого научного общества. Тарту, 1985, с. 26-28.
2. Анненский И. Г. фон-Гаазе. Геродот. Скифия. Ц.Село, 1892, - Филологическое обозрение <далее - ФО>, т. IV,1893.
3. Анненский И. Три школьных издания Софоклова "Эдипа царя". - ЖМНП, ч. ССLХХХVII, 1893, май, с. 283.
4. Зелинский Ф. Из жизни идей. Т. II. Древний мир и мы. Спб., 1905, с. 12.
5. Веймер Г. История педагогики. Спб. - М., 1913, с. 90.
6. См.: Паульсен Ф. Немецкие университеты и их историческое развитие. М., 1898, с. 47.
7. И. Анненский. Педагогические письма (Я. Г. Гуревичу). Первое письмо. Языки в средней школе. - Русская школа, 1892, ? 7/8, с. 150.
8. Иллюстрированное собрание греческих и римских классиков с объяснительными примечаниями. Софокл. Трахинянки. Объяснил Ф. Зелинский. Спб., 1898.
9. Адольф А. Опыт классного толкования Энеиды Вергилия - (II I-56). - ФО, 1893, т. Ill, с. 187.
10. Адольф А. О классном чтении "Превращений" Овидия. - ФО, 1893, т. V. Там же, 1896, т. XI.
11. Аппельрот В. Выразительное чтение на уроках древних языков. - ФО, 1893, т. IV.
12. См.: Митрофанов П. П. Иннокентий Анненский. - В кн.: Русская литература XX века, М., 1915, т. II. ч. I, с.288.
13. Голлербах Э. Из загадок прошлого. (Иннокентий Анненский и Царское Село). - Красная газета. Вечерний выпуск, 1927, 3 июля, ? 176, с. 2.
14. См.: Кривич В. (В. И. Анненский). Об Иннокентии Анненском. Страницы и строки воспоминаний сына / Публикация и вступительная статья А. В. Лаврова, Р. Д. Тименчика "Иннокентий Анненский в неизданных воспоминаниях". - В кн.: ПК, с. 69.
15. Федоров А. Иннокентий Анненский. Личность и творчество. Л., 1984, с. 24.
16. ЦГАЛИ, ф. 6, оп. 1, ед. хр. 219.
17. Анненский И. Из наблюдений над языком Ликофрона. - В кн.: Commentationes philologicae. Сборник статей в честь И. В. Помяловского. Спб., 1897, с. 57.
18. ЦГАЛИ, ф. 6, оп. 1, ед. хр. 247.
19. См.: Анненский И. Ф. Разбор стихотворного перевода лирических стихотворений Горация, Д. Ф. Порфирова. Отдельный оттиск из Отчета о ХV присуждении Пушкинских премий. Спб., 1904, с. 4-5.
20. Там же, с. 6.
21. Анненский И. "Ипполит", трагедия Еврипида, в переводе Д. Мережковского, - ФО, т. IV, 1893, с. 192.
PDF 1.5 MB
22. Анненский И. Языки в средней школе, с. 162.
23. Анненский И. Указ. соч., с. 162.
24. Анненский И. Указ. соч., с. 162-163.
25. Там же, с. 163.
26. Там же, с. 163.
27. Там же.
28. Там же.
29. Там же.
30. Анненский И. Сочинения гр. А. К. Толстого как педагогический материал. - Воспитание и обучение, 1887, ? 8, с. 191.
31. Анненский И. Стихотворения Я. П. Полонского как педагогический материал. - Воспитание и обучение, 1887, ? 6, с. 133.
32. Там же.
33. Там же, с. 135.
34. Там же.
35. Анненский И. Указ. соч., с. 140.
36. Рождественский С. В. Исторический обзор деятельности Министерства народного просвещения. 1802-1902. Спб., 1902, с. 635.
37. Рождественский С. В. Указ. соч., с. 635.
38. См.: Адольф А. О классном чтении "Превращений" Овидия. - ФО, т. XI, 1896, с. 102.
39. См.: Анненский И. Трагедия Эврипида. Стихотворный перевод с соблюдением метров подлинника, в сопровождении греческого текста и Три экскурса для освещения трагедии со стороны литературной, мифологической и психической. Спб., 1894.
40. См.: Аппельрот В. О классном чтении трагедий Софокла. - ФО, 1893, т. V, с. 170.
41. Адольф А. О классном чтении "Превращений" Овидия. - ФО, 1893, т. V, с. 68.
42. Денисов Я. Важность изучения метрики в связи с краткой историей этой науки. - ФО, 1893, т. IV, с. 123.
43. См.: Адольф А. О классном чтении "Превращений" Овидия. - ФО, 1896, т. XI, с. 109.
44. О докладе Анненского см.: Лавров А. В. И. Ф. Анненский в переписке с Александром Веселовским. - Русская литература, 1978, ? 1, с. 176-180.
45. ЦГАЛИ, ф. 6, оп. 1, ед. хр. 167.
46. Анненский И. Разбор стихотворного перевода лирических стихотворений Горация, П. Ф. Порфирова... с. 29.
47. Федоров А. В. Иннокентий Анненский. Личность и творчество. Л., 1984, с. 87.
48. См.: Фомин А. (Ф-нъ). И. Анненский. Книга отражений. Спб., 1906. - Исторический вестник, 1906, ? II, с. 691. Варнеке Б. В. И. Ф. Анненский (некролог) - ЖМНП, 1910, ч. ХХVII, март, с. 44.

вверх

Начало \ Написано \ Г. М. Пономарева, "Анненский и Платон"

Сокращения


При использовании материалов собрания просьба соблюдать приличия
© М. А. Выграненко, 2005-2016

Mail: vygranenko@mail.ru; naumpri@gmail.com

Рейтинг@Mail.ru     Яндекс цитирования