Начало \ Написано \ Г. М. Пономарева, две статьи (1985, 1986)

Сокращения

Открытие: 20.12.2011

Обновление: 20.03.2016

Г. Пономарева

Философско-эстетические взгляды Инн. Анненского
Об одном источнике критического метода И. Ф. Анненского

страница автора

Тексты переданы в собрание автором.

Философско-эстетические взгляды Инн. Анненского

Источник текста: Тезисы докладов конференции по гуманитарным и естественным наукам студенческого научного общества. Тарту, 1986. С. 31-34.

1. Философско-эстетические взгляды И.Анненского вычленить довольно трудно. Он значительно менее идеологически декларативен, чем, например, Вяч. Иванов или А. Белый. Сам Анненский довольно иронично относился к поискам в искусстве единого философского миропонимания. Он исходил из представлений о специфике отражения любой (в том числе и философской) идеи в поэзии, а потому он считал, что приверженность к какой-то одной философской доктрине сузит горизонт творческого видения поэта. Мировоззрение Анненского было адогматическим. Он не принимал ни одну философскую систему полностью, но трансформировал в своей критической прозе те мысли, которые были ему близки, причем вопрос об "авторстве" этих идей оставался для него второстепенным. И, тем не менее, мировоззрение Анненского довольно последовательно опирается на определённый круг общефилософских представлений. Ближе всего ему те философские теории, в которых идеалистическая картина мира связывается, однако, с неприятием субъективизма. Интерес к античной культуре выдвигает здесь на первое место учение Платона.

2. Вопрос об элементах платонизма в "Книгах отражений" (далее - КО) был поставлен, но не решен полностью в книге Б. Конрад "I. F. Annenskijs poetische Reflexionen". Немецкая исследовательница видит в статьях "Портрет" и "Три сестры" намек на понятие "анамнезис" - отражение платоновского наследия. В комментарии к книге Ксенофонта "Воспоминания о Сократе в избранных отрывках" Анненский объясняет гимназистам сущность учения Платона об идеях. Платоновская идея о существовании двух миров появляется в статье Анненского "Художественный идеализм Гоголя" (1902). Сочинения философа неоднократно упоминаются в книге "Театр Еврипида". В центре интереса Анненского к Платону оказываются проблемы Прекрасного, Красоты как высшей ценности бытия. В решении этих вопросов существенен "синтезирующий" подход - интерес к объединению у Платона Красоты и Блага (эстетики и этики), роднящий Анненского, в данном отношении, с "младшими символистами", во многом от него далекими. Само понимание Красоты у Анненского глубоко связано с идущим от "Пира" образом "некрасивой Красоты", гонимой, страдающей - и именно в этом являющей свою подлинную (для земного бытия) сущность.

3. Мы можем высказать предположение о влиянии на КО концепций А. Шопенгауэра, развивавшего идеи Платона. Имя Шопенгауэра мы также встречаем в книге "Театр Еврипида". мы полагаем, что именно от мысли Шопенгауэра о необходимости поставить материал искусства в экстремальные условия, чтобы художник мог полнее раскрыть и уяснить заложенную в нём идею, идет в КО представление о поэзии как беспокойном, рябящем отражении жизни. В эссе "Власть тьмы" Анненский сближает Л. Толстого с Шопенгауэром, подчёркивая их общее неверие в возможность достижения жизненного счастья с помощью искусства. Отношение Анненского к философии Шопенгауэра заметно отличается от увлечения части русской интеллигенции 1890-х годов пессимизмом немецкого философа. Проблема смерти, человеческого страдания и одиночества проходит через всё творчество Анненского, но, если в философской системе Шопенгауэра мысль о гармонии представлялась невозможной, то для Анненского идея гармонии всё же существовала.

4. Тема "Анненский и Ницше" уже была предметом рассмотрения в вышеуказанной книге Б. Конрад, однако, она требует более широкого подхода. Концепция античности Анненского сложилась не без творческого воздействия идей Ницше. Однако Ницше (в отличие от Платона) воспринимался Анненским глубоко полемически. Можно даже сказать, что антиницшеанский пафос - одна из постоянных нот в КО. Наиболее полно отношение Анненского к философу выражено в черновых заметках о Ницше. В них Анненский определяет его роль как "угадчика, объединителя дум своего века". Но сами эти "думы" от критика далеки. Ницше придавал огромное значение дионисийскому экстазу, когда человек выходит из обычных пределов и границ, теряя свою индивидуальность. Анненский, напротив, считает, что путь к гармонии лежит через идею, а не через чувственность. Мысль о противодействии стихийности проявляется в доклада Анненского "Об эстетическом критерии" (1909) и в рецензии на издание "Этики" Аристотеля на русском языке (1908). В годы столыпинской реакции Вяч. Иванов и его ученик Г. Чулков активно пропагандировали теорию "мистического анархизма", призывающую к разгулу стихийности, "дионисизму". Мысль Анненского об "интеллектуальном противовесе" стихиям имела своим адресатом, по-видимому, апологетов "дионисизма". Но у нее был и другой адресат - молодёжь конца 1900-х годов, когда Россия переживала подлинную эпидемию самоубийств, увлечения - вопросами пола и т. п. Мы можем сделать предположение об оппозиции "мысль ↔ чувство" в критике Анненского как трансформированном варианте оппозиции "аполлоническое ↔ дионисийское", причём "мысль" соотносится у Анненского с миром идей Платона, а чувство - с платоновским миром вещей. Наиболее открыто эта оппозиция представлена в эссе "Юмор Лермонтова". Для Анненского обращение к Ницше связано со стремлением понять смысл европейской культуры на сломе двух веков. Но среди почти поголовного увлечения русской интеллигенции начала XX века идеями Ницше Анненский остаётся в числе тех, кто смотрит на Ницше трезвыми глазами. Ряд мыслей Ницше важен для писателя, но всегда они резко трансформируется. А субъективистский индивидуализм Ницше, то есть то, что и называлось на рубеже веков ницшеанством, для Анненского принципиально неприемлем. КО пронизаны отрицанием ницшеанской индивидуалистической героики ("Бранд-Ибсен"), стихийничества.

5. Обнаружение источников философско-эстетических взглядов Анненского даёт возможность говорить о единой стальной конструкции, незаметной для невнимательного читателя, которая лежит под зыбкой импрессионистичностью стиля КО. Пафос духовности как "идеи", гармонизирующей мысли, подчиняющей себе хаотичность мира и души - основа этой конструкции.

Об одном источнике критического метода И. Ф. Анненского

Источник текста: Тезисы докл. конф. по гуманит. и естест. наукам студенческого научного общества: Русская литература / Отв. ред. М. Б. Плюханова. - Тарту, 1985. (Тартуский гос. ун-т). С. 26-28.

1. Современники И. Ф. Анненского отмечали странную манеру его эссе "Бальмонт-лирик". Критик А. Фомин, считая метод Анненского архаичным, сравнивает его эссе по "кропотливости, сухости, формализму" с разборами античных писателей "классиками" из Учёного комитета министерства народного просвещения. Б. Варнеке, филолог-классик, находил в статье "Бальмонт-лирик" внутреннюю связь с научной статьёй о Ликофроне. Мы считаем возможным говорить о методике разбора греческих и латинских писателей филологами-"классиками" как об одном из источников критического метода "Книг отражений".

2. Анненский был служебно связан с вопросами преподавания литературы и языка. С 1896 г. он являлся членом Учёного комитета Министерства народного просвещения, где занимался разбором школьных учебников. Анненский принимал участие в издании "Иллюстрированного собрания греческих и римских классиков с объяснительными примечаниями". С его комментарием ваша в этой серии книга "Ксенофонт. Воспоминания о Сократе в избранных отрывках". В журнале "Филологическое обозрение" Анненский рецензировал объясненное фон Гаазе издание "Скифии" Геродота. На заседании Киевского отделения Общества классической филологии и педагогики им был представлен подробный разбор комментария С. Цыбульского к III песне "Илиады".

3. Комментаторы изданий классиков в России во многом шли по следам немецких филологов-античников. Они уделяли внимание не только идее произведения, биографии писателя и окружающей его исторической среде, но и вопросам формы, скрупулезно рассматривая композицию, язык, метрику анализируемого текста. В объяснительных примечаниях тщательно разбиралось каждое слово (грамматически, семантически, стилистически и т. д.).

4. В журналах "Филологическое обозрение", "Гермес" и др. публиковались статьи о классном толковании греческих и латинских писателей. Педагоги считали, что при разборе классического текста одинаково важен анализ "художественной формы" и "мысли". Они стремились, с одной стороны, объяснить идею поэта ее выражением, языком или ритмом, а с другой стороны - истолковать формы языка и сочетания слов вложенной в них мыслью. Филологи-классики активно применяли выразительное аудиторное чтение греческих и римских авторов как средство уловить связь между выражением и содержанием. Развитие эстетического вкуса было одной из важнейших задач классической гимназии. Его развивали не только на уроках, но и на представлениях греческих спектаклей силами учеников. Такой подход к предмету, имея, разумеется, и научные, и педагогические резоны, был в известной мере односторонним. Спор между защитниками и противниками классического образования может быть рассмотрен как аналогичный полемике между сторонниками "чистого искусства" и их противниками.

5. Анненский был сторонником пропаганды прекрасного (см., например, его статью "К вопросу об эстетическом моменте в образовании"). Для него, однако, речь шла не столько о задачах педагогики, сколько о более широко поставленной проблеме Красоты и её внедрении в жизнь (идеи, восходящие к О. Уайльду и Д. Рескину).

6. Анненский перенес метод "школьного" и переводоведческого анализа греческих и латинских писателей на методику разбора произведений русских поэтов. Можно выделить корпус статей, связанных с этой методикой: "Сочинения гр. А. К. Толстого как педагогический материал" (1887), "Стихотворения Я. П. Полонского как педагогический материал" (1887), "Об эстетическом отношении Лермонтова к природе" (1891), "А. Н. Майков и педагогическое значение его поэзии" (1898), "Бальмонт-лирик" (1904).

7. Наиболее ярким образцом применения метода разбора античных авторов к материалу русской поэзии явилась статья "Стихотворения Я. П. Половекого как педагогический материал". В ней Анненский изучает "поэтическую форму" стихов Полонокого с трех сторон: 1) живописной (сравнения, поэтические сочетания), 2)музыкальной (метры), 3) языка (неологизмы, архаизмы, грамматический строй). В работе им произведено доскональное исследование образных средств поэзии Полонского. Критик дает сложную классификацию сравнений, приводит списки гипербол, параллелизмов, эпитетов. Менее подробно рассмотрена "музыкальная" сторона лирики Полонского - рифмы и размер в его стихах. В конце работы говорится о негативных чертах "словаря" поэта: архаизмах, неудачно использованных причастных формах и т. д. В статье "Бальмонт-лирик" этот же метод использован критически и гораздо более научно плодотворно. Исчезает прямолинейная "оценочность", усложняются способы анализа художественного текста.

8. Метод анализа классических авторов удачно синтезирован в "Книгах отражений" с творчески переработанной методологией психологической школы в русском академическом литературоведении. Объекты связанного со "школьной" методикой анализа - это микроформы, несущие в себе смысл, которые, как матрешки, вкладываются в большую "внутреннюю форму" целостного художественного текста (понятую в духе Х. Штейнталя-А. Потебни).

9. Методика "школьного" анализа античных, авторов, остававшаяся на периферии как русского литературоведения, так и критики, казалась в начале XX века безнадёжно устаревшей. Но именно в это время она неожиданно оказывается в центре поисков новых средств исследования плана выражения, характерных для модернистов (А. Белый и др.).

Принципиально трансформированный, этот анализ становится важной составляющей метода литературной критики "нового искусства".

вверх

Начало \ Написано \ Г. М. Пономарева, две статьи (1985, 1986)

Сокращения


При использовании материалов собрания просьба соблюдать приличия
© М. А. Выграненко, 2005-2016

Mail: vygranenko@mail.ru; naumpri@gmail.com

Рейтинг@Mail.ru     Яндекс цитирования