Начало \ Написано \ М. В. Дудорова, Автореферат кандидатской диссертации

Сокращения

Открытие: 1.10.2007

Обновление: 25.07.2016

Мария Дудорова

Категоризация пространства в поэтическом тексте
(на материале поэзии И. Анненского)

Автореферат диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук

полный текст диссертации (ZIP, 226 KB)

 

Мария Владимировна Дудорова - кандидат филологических наук, доцент кафедры современного русского языка Института гуманитарных наук и искусств Уральского федерального университета, доцент кафедры истории искусств Екатеринбургского государственного театрального института. Творчеством И. Анненского заинтересовалась еще на первом курсе университета и посвятила его исследованию все студенчество. Результатом этих усилий явилась кандидатская диссертация.
М. В. Дудорова участвовала в работе
Мусатовских Чтений 2009 г. (Великий Новгород) с докладом "Пространственный образ "Парк/Сад" в поэзии И. Анненского и А. Ахматовой".

Тексты автореферата и диссертации переданы автором.

Специальность: 10.02.01 - русский язык
Екатеринбург, 2006

Научный руководитель:
доктор филологических наук, профессор Бабенко Людмила Григорьевна

Официальные оппоненты:
доктор филологических наук, профессор Майданова Людмила Михайловна
кандидат филологических наук, доцент Дзюба Елена Вячеславовна

Ведущая организация: ГОУ ВПО "Тюменский государственный университет"

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Настоящее диссертационное исследование посвящено рассмотрению особенностей категоризации пространства в поэтическом творчестве И. Анненского.

Языковое выражение пространственных отношений было исследовано во многих работах (Ю. Д. Апресян, Т. В. Булыгина и А. Д. Шмелев, М. В. Всеволодова, Е. Ю. Владимирский, В. Г. Гак, Е. С. Кубрякова, О. Н. Селиверстова, Е. С. Яковлева и др.), посвященных разным аспектам изучения лексических и грамматических способов номинации пространства и пространственных отношений.

Литературно-художественное пространство также основательно изучено. С одной стороны, оно рассматривается как одна из категорий текста, в этом случае главным в его исследовании является определение и классификация различных типов пространства (работы Л. Г. Бабенко, М. М. Бахтина, И. Р. Гальперина, Д. С. Лихачева, Ю. М. Лотмана, Л. А. Ноздриной, В. Н. Топорова, Б. А. Успенского и др.). С другой стороны, литературно-художественное пространство исследуется в отдельном произведении или произведениях одного автора с целью выявления особенностей репрезентации этой категории (М. В. Гаврилова, Ю. Д. Коваленко, Т. В. Луппова, Л. Г. Панова, В. Ю. Прокофьева, Н. Е. Разумова и др.). При воссоздании индивидуально-авторской картины мира анализируется пространственная картина мира, которая отражает совокупный опыт автора, его представления о мире, а также имеет явное выражение в пространственной организации текста. При таком подходе художественное пространство выступает как структурная модель, передающая мир, воспринятый и переосмысленный художественным сознанием.

Активно разрабатываемый в последнее время когнитивный подход к языковым единицам (Н. Н. Болдырев, А. Вежбицка, Т. А. ван Дейк, В З. Демьянков, М. Джонсон, Е. С. Кубрякова, Дж. Лакофф, Ю. С. Степанов, А. П. Чудинов, Ч. Филмор и др.) устанавливает связь языка и когнитивной деятельности субъекта, которая проявляется, в частности, в особенностях восприятия и выражения пространственных отношений (А. В. Кравченко, Р. Лангакер, Е. В. Рахилина, Л. Талми).

Языковые средства разных уровней в процессе функционирования в тексте создают определенную художественную реальность, непосредственно связанную с категорией пространства. Итогом этого процесса становится индивидуально-авторская пространственная картина мира.

Таким образом, актуальность предпринятого в настоящей работе исследования обусловлена важностью антропоцентрического подхода к исследованию художественного текста, вниманием современных лингвистических исследований к языковой личности, возросшим интересом к концептуальной и языковой картинам мира; в работе рассматривается не тот или иной конкретный аспект пространственности (восприятие пространства, расположение в пространстве и др.), а их единство, поэтому понятие "пространство" по своей семантике совпадает с понятием "мир".

Цель диссертации - рассмотреть процесс категоризации пространства в поэтическом тексте и выявить с опорой на языковой материал внутренние закономерности моделирования пространства как фрагмента концептуальной поэтической картины мира И. Анненского. Достижение этой цели предполагает решение ряда задач:

  • выявить и обобщить особенности идиостиля И. Анненского в результате изучения работ, посвященных творчеству этого поэта;

  • систематизировать классификации текстовой категории художественного пространства и существующие подходы к описанию языковых средств выражения пространственных отношений;

  • выявить корпус номинаций пространства, провести парадигматический, синтагматический и текстовой анализ пространственных маркеров в поэзии И. Анненского;

  • разработать модель описания пространственного образа;

  • выявить и проанализировать пространственные образы, функционирующие в поэзии И. Анненского;

  • реконструировать отдельные фрагменты концептуальной картины мира поэта в виде пространственных схем, определить особенности представления пространства в идиостиле И. Анненского.

Предмет исследования - особенности категоризации пространства в поэтическом мире И. Анненского, объективированные в лексической структуре текстов, формирующих пространственный фрагмент индивидуально-авторской картины мира.

Объектом исследования является лексическая организация текстовых фрагментов, участвующих в формировании образа пространства в поэзии И. Анненского. 
Материалом исследования послужили поэтические тексты И. Анненского, входящие в его сборники "Тихие песни" (1904), "Кипарисовый ларец" (1910), а также стихотворения, не вошедшие в сборники, надписи на книгах и шуточные стихи. Таким образом, в картотеку вошли текстовые фрагменты из 246 поэтических текстов, представляющих собой всю совокупность текстов И. Анненского. За пределами данной работы остались переводные тексты, являющиеся переосмыслением "чужих" картин мира (третичная концептуализация), а также стихотворения в прозе, так как они представляют собой особый жанр, строящийся на отличных от стихотворного текста основаниях и использующий иные средства выражения концептуальной картины мира.

В зависимости от решения конкретных задач в процессе работы использовалась совокупность методов и приемов, ориентированных на анализ лексического уровня художественного текста: компонентный анализ, контекстологический анализ, метод интерпретации художественного текста. Посредством данных методов устанавливаются семантические оттенки значения, определяются контекстуальное и словарное значения лексем, обобщается и конкретизируется функциональное значение слова.

Научная новизна диссертации обусловлена прежде всего аспектом рассмотрения материала, поскольку категория художественного пространства применительно к текстам И. Анненского ранее не рассматривалась в лингвистических работах и не описывалась с точки зрения процессов категоризации и концептуализации мира. Настоящее исследование представляет собой первый опыт описания пространства как компонента поэтической картины мира И. Анненского.

Разработанная модель описания пространственного образа как ключа к интерпретации отдельного текста, к выявлению связи между "миром вещей" и "миром идей", а также к реконструкции пространственного фрагмента картины мира поэта отличается новизной.

Теоретическая значимость исследования. Материалы диссертации вводят в научный обиход понятие пространственного образа и модель его анализа, позволяющую выявить связь между пространственными образами и эмотивным пространством поэтического текста, реконструировать индивидуально-авторскую картину мира, а также выявить разнообразные способы выражения семантики пространства.

Практическая ценность обусловливается возможностью использования результатов исследования при дальнейшей разработке проблем лингвистического анализа текста, в практике научных изысканий в области лингвистики текста и в практике преподавания данных дисциплин в рамках специальности "Русский язык". Материалы и выводы данного исследования могут быть использованы при изучении функционирования слова в художественном тексте, а также при изучении проблем соотношения текста и художественного сознания.

Полученные результаты могут быть использованы при разработке лекций и практических занятий по курсу "Современный русский язык" (раздел "Лексикология"), "Лингвистический анализ текста", при проведении спецсеминаров и спецкурсов по лексике и семантике, а также при создании идеографического и ассоциативного словарей, словаря идиостиля писателя.

Апробация работы. Диссертация обсуждалась на кафедре современного русского языка Уральского государственного университета им. А. М. Горького.

Основные теоретические положения и практические результаты докладывались автором на региональных и международных конференциях в Москве (2004), в Санкт-Петербурге (2004), в Екатеринбурге (1999, 2000, 2004, 2005). По теме диссертации опубликовано 7 научных работ (3 статьи и 4 тезисов выступлений на научных конференциях). Результаты парадигматического анализа лексики, участвующей в создании пространственного образа, отражены в словарных материалах (Большой толковый словарь русских существительных: Идеографическое описание. Синонимы. Антонимы / Под ред. проф. Л. Г. Бабенко. М.: АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2005; сферы "Неживая природа", "Растение", "Быт", "Пространство").

Положения, выносимые на защиту:

1. Описание и реконструкция пространственного фрагмента индивидуально-авторской картины мира И. Анненского осуществляется с опорой на понятие "пространственный образ". Пространственный образ, будучи фрагментом целостного литературно-художественного пространства, является денотативно соотнесенным с определенным фрагментом реального мира, который в результате категоризации творческим сознанием приобретает определенные, устойчивые в рамках идиостиля поэта перцептивные и эмотивные характеристики.

2. Пространственные образы в художественном мире И. Анненского в своей совокупности предстают в следующих оппозитивных параметрах:

Ключевыми пространственными образами в поэзии И. Анненского являются: Поезд, Комната, Сад и Небо.

3. При описании пространственного образа значимыми критериями (помимо изначальной типологической характеристики пространства, традиционно задаваемой оппозициями: вертикальное / горизонтальное, открытое / закрытое, точечное / линеарное, плоскостное / объемное и т. д.) являются Субъект, Объект(ы) восприятия и сам процесс Восприятия. Восприятие мира в поэзии И. Анненского характе-ризуется как комплексное, т. к. совмещает в себе восприятие физическое (зрительное, слуховое, обонятельное, тактильное) и психологическое (ментальное и эмоциональное). При физическом восприятии доминирующими характеристиками пространства являются расположение по оси близко - далеко, цвет и освещенность пространства и его предметных заполнителей, плотность пространства вокруг лирического субъекта и между субъектом и воспринимаемыми объектами (схема "преграда"), динамичность / статичность как пространства, так и объектов внутри него.

4. Особое место в системе пространственных образов, функционирующих в поэзии И. Анненского, занимает образ Сад. Этот образ выступает связующим звеном между всеми типами пространства: замкнутым (предметным), открытым (природным), ирреальным и пространством неба.

5. Процесс восприятия пространства лирическими субъектом представляется следующим образом.

Лирический субъект, четко ощущающий разделение внутреннего мира на "Я" и "Не-Я" и испытывающий постоянную муку и тоску, находясь в замкнутом пространстве, воспринимает пространство неба, небесные объекты, а также их движение к горизонту и пространство сада через различные преграды. Реальное пространство, окружающее субъекта, воспринимается как наполненное предметными деталями (преимущественно источники света или источники звука). Сама комната воспринимается как находящаяся на грани двух миров: реального (вещного) и ирреального (постоянно ощущаемого рядом и обостренно воспринимаемого при нахождении субъекта в состоянии сна или бреда).

При нахождении в открытом пространстве лирический субъект воспринимает мир по оси вверх (пространство неба со всеми объектами), вниз (пространство ниже уровня земли) и по горизонтали вперед (протяженное пространство, заканчивающееся горизонтом, который является зоной, перемещаясь в которую небесные объекты рождают оптические явления, становящиеся в мире И. Анненского знаком времени). Находясь в реальном пространстве сада, лирический субъект испытывает эмоции тоски и муки относительно пространства неба и ирреального пространства, связанного с образами тени. На стыке реальности и инобытия происходит свидание лирического героя и его возлюбленной, связанное с эмоцией любви.

6. Концептуальная схема "преграда" в поэзии И. Анненского представлена следующими типами:

  • предметная преграда, связанная с образом окна, поддерживающим ключевое для творчества поэта противопоставление открытых / закрытых пространств и являющимся наряду с порогом зоной столкновения и перехода одного типа пространства в другой;

  • совокупность объектов, сконцентрированных в некотором количестве и тем самым затрудняющих восприятие; для этого типа преграды значимым является пространственный рисунок, форма объектов и их совокупности;

  • непредметная преграда, связанная с особыми состояниями атмосферы:
    - преграды, связанные с уплотнением воздушного пространства, оптическими явлениями, нарушающими видимость и обусловленными наличием в воздухе каких л. мелких частиц;
    - преграды, нарушающие видимость вследствие отсутствия света.

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, заключения и библиографического списка.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, определяется научная новизна исследования, его теоретическая и практическая значимость, формулируются цель и задачи диссертации, предмет, объект, материал и методы исследования, представляются основные положения, выносимые на защиту, и сведения об апробации работы.

Глава 1. Теоретические предпосылки исследования. Цель данной главы - рассмотреть ключевые проблемы, возникающие при исследовании творчества И. Анненского, выделить существующие точки зрения на описание пространства как категории языка и текста, выявить природу процессов категоризации и концептуализации, а также роль восприятия в формировании языковой картины мира.

Первый параграф "Аспекты изучения поэзии И. Анненского" содержит реферативный обзор научной литературы по проблемам поэтики И. Анненского (Федоров 1984; Tucker 1989; Тростников 1990; Некрасова 1991; Беренштейн 1992; Тарасова 1994; Фролова 1995; Кихней, Ткачева 1999; Налегач 2000; Петрова 2002 и др.). Обобщая наблюдения исследователей творчества И. Анненского, можно сказать, что в центре поэтического мира И. Анненского находится герой, остро чувствующий раздвоенность мира, пытающийся насладиться "здесь-миром" перед уходом в небытие. Неразрывность предметного и душевного миров, представленных в поэзии И. Анненского, явлены во всеобъемлющем психологизме, в вещности мира, в растворенности лирического героя в деталях мира и, следовательно, в потенциальной возможности каждого предмета вокруг героя маркировать эмоциональное состояние. В ситуации такой растворенности в мире герой, однако, постоянно ощущает непрочность существования, обреченность собственного бытия и испытывает эмоцию тоски, которая является доминирующей.

Второй параграф "Пространство как категория языка и текста" представляет разные точки зрения на природу художественного пространства (работы Л. Г. Бабенко, М. М. Бахтина, И. Р. Гальперина, Д. С. Лихачева, Ю. М. Лотмана, Л. А. Ноздриной, В. Н. Топорова, Б. А. Успенского и др.). Художественное пространство является преобразованным пространством действительности, имеющим эстетический смысл и содержание. Исследователи, таким образом, решают вопросы определения пространства, явленного в тексте, способов описания художественного пространства, создания типологии художественного пространства. Художественный текст, являясь особой системой, имеющей свои внутритекстовые связи и законы, отражает особую структуру организации времени и пространства в их нерасторжимом единстве. При этом организация отношений между континуумом (хронотопом) действительности и художественного текста является одним из ключевых пунктов при изучении индивидуально-авторского восприятия мира. Художественное пространство (как и пространство любого текста) создается при помощи языковых единиц различной природы, что было описано во многих работах (Ю. Д. Апресян, Т. В. Булыгина и А. Д. Шмелев, М. В. Всеволодова, Е. Ю. Владимирский, В. Г. Гак, В. Л. Ибрагимова, А. Н. Кравченко, Е. С. Кубрякова, О. Н. Селиверстова и др.).

Третий параграф "Категоризация и концептуализация пространства как когнитивные процессы" посвящен обобщению результатов исследований, выполненных в русле когнитивного подхода (Л. Г. Бабенко, А. П. Бабушкин, Н. Н. Болдырев, А. Вежбицка, Т. А. ван Дейк, В. З. Демьянков, М. Джонсон, А. В. Кравченко, Е. С. Кубрякова, Дж. Лакофф, Р. Лангакер, Е. В. Рахилина, Ю. С. Степанов, И. А. Стернин, Т. Талми, Ч. Филмор, Р. М. Фрумкина, Л. О. Чернейко, А. П. Чудинов и мн. др.). Этот подход, связанный с рассмотрением взаимосвязи фактов языка и когнитивных феноменов человеческого сознания, позволяет при анализе художественного текста не только исследовать поверхностный уровень языковой семантики, но и обратиться к уровню ментальных репрезентаций для объяснения многих языковых явлений, что помогает выявить своеобразие индивидуально-авторского миропонимания, изучить закономерности художественного мышления.

Процессы категоризации и концептуализации, базовые в когнитивной деятельности человека, тесно связаны между собой и различаются результатом и/или целью деятельности. Категоризация (итог классификации действительности, представляемый в виде особой категории) также связана со всеми когнитивными способностями человека, в том числе с восприятием и с обработкой полученных данных с помощью языка (Е. С. Кубрякова). Именно перцептивные категории являются ведущими при исследовании категоризации пространства; при таком подходе помимо объективной информации о действительном мире, репрезентиро-ванном в том или ином тексте, возможно получить информацию об особенностях самого процесса кодирования знаков мира реального средствами языка.

Четвертый параграф "Роль восприятия в формировании картины мира" содержит обзор научной литературы о представлении процесса восприятия в языке. При описании фрагментов картины мира, связанных с восприятием, внимание исследователей сосредоточивается на описании ситуации восприятия (Ю. Д. Апресян, И. В. Башкова, И. Г. Кустова, Е. В. Падучева, Е. В. Рахилина, О. Твердохлеб, Е. В. Урысон), средств номинации в разных аспектах (Н. Б. Бахилина, Л. М. Васильев, Н. А. Николина, Р. М. Фрумкина), а также на изучении особенностей функционирования лексики со значением восприятия в художественных текстах (Н. Е. Сулименко) и идиолектах (Е. В. Губенко, А. В. Житков, Л. В. Зубова, Ю. А. Карташова, Л. Б. Крюкова, С. Р. Носовец).

Глава 2. Пространственные образы в поэзии И. Анненского. Цель данной главы - рассмотреть лексику с пространственным значением, которая в художественном тексте становится маркером пространственного образа, выявить и проанализировать пространственные образы, функционирующие в поэзии И. Анненского.

Первый параграф "Парадигматический анализ маркеров пространственного образа" посвящен анализу лексем, выявленных в поэтических текстах И. Анненского и являющихся маркерами горизонтально и вертикально ориентированного пространства. Дефиниционный и компонентный анализ данных лексем позволяет выделить общие интегральные и дифференциальные компоненты их лексических значений, входящих в одну группу, соответствующую доминирующей характеристике открытости / замкнутости пространства. Рассмотренные лексемы могут быть представлены в виде нескольких полевых структур.

Поле лексических номинаций замкнутого пространства в поэзии И. Анненского имеет следующую структуру:

  • ядро составляют прямые номинации замкнутых пространств, включающие в себя группы "Помещение" и "Здание" (жилище, зал / зала, комната, обитель, палаты, покои; башня, вокзал, дача, дворец, дом, изба, постройка, трактир, тюрьма, храм, церковь, шалаш);

  • приядерная зона связана с метонимической номинацией замкнутых пространств, включает группы "Часть строений и помещений" (балкон, вышка, дверь, коридор, крыша, купол, лестница, ниша, окно / окошко, порог, потолок, свод, стена);

  • ближайшая периферия представлена лексемами, входящими в группу "Транспортное средство" (вагон, поезд, кибитка);

  • дальнейшая периферия представлена лексемами, ассоциативно связанными с идеей пространства (рама, стекло, угол, ступень).

В отличие от закрытых пространств, которые изначально связаны с человеческой (созидательной) деятельностью, открытое пространство внутри себя имеет еще одно противопоставление: естественное / искусственное (или природное / социальное). Номинации открытых пространств выстраиваются в виде поля следующим образом:

  • ядро составляют номинации собственно пространств (берег, земля, песок, поле, простор, пустыня, степь);

  • ближайшая периферия заключает в себе прямые номинации природных пространств как искусственного, так и естественного происхождения (лес, роща, парк, сад);

  • дальнейшая периферия связана с номинацией частей открытого пространств (поляна, чаща, аллея, ворота, калитка, статуя, фонтан) и пространств искусственного происхождения (город, деревня, площадь, улица, дорога, путь, шоссе).

Номинации вертикально ориентированного пространства представлены в виде следующего поля:

  • ядро поля составляют прямые номинации пространства, входящие в группу "Собственно пространство" (высота, высь, небо / небеса, поднебесье и свод) и группу "Углубления" (яма, дно);

  • приядерная зона формируется группами "Небесные тела" (желтосерп, звезда, луна, месяц, планета, светило, солнце) и "Оптические явления" (облако, туча, радуга), эти лексемы называют предметы, постоянно локализованные в рассматриваемом пространстве;

  • ближайшая периферия представлена лексемами, входящими в группу "Оптические явления" (закат, зарево, заря, луч, рассвет), "Возвышенности" (гряда, скала) и "Углубления" (бездна, долина, низина), называющими явления, которые соответствуют характеристикам "высокий-низкий" или являются смежными относительно рассматриваемого пространства;

  • дальнейшая периферия представлена лексемами, которые не столько называют пространство или объекты, в нем расположенные, сколько задают ориентацию говорящего в пространстве (верхи, вершина).

Маркеры того или иного типа пространства лишь выступают вариантами прямой или косвенной номинации пространства, поэтому выделяются наиболее обобщенные структуры пространства - пространственные образы.

Второй параграф "Пространственный образ и модель его анализа". Описание и реконструкция пространственного фрагмента индивидуально-авторской картины мира может осуществляться с опорой на понятие "пространственный образ". Пространственный образ, будучи фрагментом целостного литературно-художественного пространства, является денотативно соотнесенным с определенным фрагментом пространства реального мира, который в результате категоризации творческим сознанием приобретает определенные, устойчивые в рамках идиостиля, перцептивные и эмотивные характеристики. Анализ маркеров горизонтально и вертикально ориентированного пространства в поэзии И. Анненского показал, что в процессе функционирования в тексте они участвуют в создании следующих пространственных образов, группируемых в соответствии с оппозитивными параметрами (см. положения, выносимые на защиту).

При идентификации пространственного образа как ключевого учитывались следующие критерии:

  • - частотность употребления;

  • положение лексемы в заголовке - сильной позиции текста;

  • вынесение какого-либо маркера пространства (или однокоренной лексемы) в заглавие "трилистника" (структурного микроцикла в составе книги "Кипарисовый ларец");

  • в ряде случаев - поэтологическая информация (биография поэта, место написания текста и др.).

С учетом этих критериев обнаружено, что ключевыми в поэзии И. Анненского являются следующие пространственные образы: Небо, Поезд, Комната, Сад.

Обобщив результаты изучения поэтического текста как системы (работы Ю. В. Казарина), в соответствии с типологическими характеристиками пространства как категории языка (работы Ю. Д. Апресяна, А. В. Кравченко, Е. С. Кубряковой, И. Г. Кустовой, Е. В. Падучевой, Е. В. Рахилиной, Е. В. Яковлевой и др.) и текста (работы Л. Г. Бабенко, М. М. Бахтина, Ю. М. Лотмана, Б. А. Успенского и др.), с опорой на описанные черты поэтического мира И. Анненского (работы Е. П. Беренштейна, Г. В. Петровой, М. В. Тростникова, А. В. Федорова и др.), а также опираясь на результаты собственного исследования, мы предлагаем следующую модель анализа пространственного образа, функционирующего в поэзии И. Анненского:

  1. Выявление текстов, в которых содержатся маркеры пространственного образа.

  2. Анализ текста: 
    а) выявление функционально-текстовых групп (далее - ФТГ) лексем, формирующих ключевые образы текста; 
    б) выявление доминанты ФТГ, семантический анализ состава ФТГ;
    в) контекстологический анализ лексем, входящих в ФТГ; 
    г) рассмотрение взаимодействия разных типов пространства в рамках текста.

  3. Комплексное описание общей структуры пространственного образа с учетом его разных параметров:
    а) аспект восприятия лирическим субъектом пространственных объектов:
    - зрительное восприятие:
    - представленные цвета спектра, доминанта спектра,
    - степень освещенности пространства, источник света,
    - характеристика объектов, заполняющих пространство,
    - наличие/отсутствие концептуальной схемы "преграда", ее тип;
    - акустическое восприятие пространства, источник звука;
    - обонятельное восприятие пространства, источник запаха;
    - осязательное восприятие пространства;
    - статическая / динамическая характеристика пространства;
    б) позиция субъекта относительно пространства (параметры "далеко / близко" и "внутри / снаружи");
    в) время действия; 
    г) эмотивные доминанты.

  4. Обобщение результатов анализа в виде схемы пространственного образа.

В качестве иллюстрации применения данной модели описания пространственного образа приведем анализ стихотворения "Свечку внесли", входящего в "Трилистник сумеречный":

Не мерещится ль вам иногда,
Когда сумерки ходят по дому,
Тут же возле иная среда,
Где живем мы совсем по-другому?

С тенью тень там так мягко слилась,
Там бывает такая минута,
Что лучами незримыми глаз
Мы уходим друг в друга как будто.

И движеньем спугнуть этот миг
Мы боимся, иль словом нарушить,
Точно ухом кто возле приник,
Заставляя далекое слушать.

Но едва запылает свеча,
Чуткий мир уступает без боя,
Лишь из глаз по наклонам луча
Тени в пламя сбегут голубое.

Заголовок задает наличие в тексте замкнутого пространства (помещения): предикат внести, относящийся к семантической группе глаголов однонаправленного перемещения объекта, ориентированного относительно конечного пункта, помимо указания на пункт перемещения, указывает на позицию субъекта, находящегося внутри помещения. Маркером замкнутого пространства в данном тексте выступает предложно-падежная форма по дому, входящая в состав пропозиции S (сумерки) - P (ходят) - Loc (по дому). Если рассмотреть лексическое наполнение компонентов пропозиции, то в позиции субъекта выступает отвлеченное существительное сумерки, относящееся к семантической группе "Оптические явления", позиция предиката замещена глаголом перемещения в пространстве, а позиция локатива замещена существительным с конкретным значением. Подобная структура задает основное внутритекстовое противопоставление пространства реального (предметного) и ирреального. В соответствии с этим в тексте выделяются две тематические группы лексики.

ФТГ-1 - лексика с предметным значением или значением конкретно-физического действия, создающая образ мира реального: свечка, внесли, ходят по дому, глаз, движеньем спугнуть, словом нарушить, ухом... приник, слушать, запылает свеча. Доминантой ряда оказывается лексема свеча, которая выступает своего рода знаком вещного мира. Остальные члены группы несут в себе семантику конкретного, будь то номинация части тела (глаза), глагол восприятия (слушать) или отвлеченное существительное (движенье).

ФТГ-2 - лексика, создающая образ ирреального мира: мерещиться, иная среда, живем... по-другому, тень, слилась, лучами незримыми, как будто, далекое, чуткий мир уступает, тени. Доминанта данного ряда - чуткий мир, поэтическая номинация пространства ирреального. Члены ряда объединяются на основании наличия семантики инакости, чуждости, неясности и нереальности. Так, глагол мерещиться (Представляться (представиться) в воображении, мысленно) предполагает, что объект в реальности не существует. Основными субъектами действия в этом предполагаемом и представляемом мире оказываются тени, которые связаны с миром реальным, но существуют в своем пространстве, в своем плоскостном мире.

Возникает явное противопоставление двух пространств, обозначенных выше. В рамках текста эти два типа художественного пространства вступают во взаимодействие. В первых строках текста сталкиваются пространство дома (комнаты), принадлежащее субъекту, и иная среда. Наречие возле указывает на тип пространства, приближенного в говорящему, находящегося в его зоне (что может быть подтверждено и дейктическим наречием тут), но словосочетание иная среда и придаточное где мы живем совсем по-другому позволяет говорить об отдаленном, чужом, в данном случае, ирреальном пространстве, т. к. оно раздваивает человека. Дальнейший контекст дает развернутое описание именно этого типа пространства. Субъектами действия становятся тени, действуют лучи незримые, пространство подчеркнуто отдаляется наречием там, а действия происходят как будто, т. е. нереально.

Следующее четверостишие являет собой столкновение реального и ирреального пространств. Важным оказывается то, что взаимодействие и даже органическое существование этих двух пространств невозможно, в силу зыбкости, ненадежности, "чуткости" ирреальности. Так, движенье и слово, трактующиеся как принадлежность объективной действительности, мира людей, могут только спугнуть мимолетное соприкосновение миров, которое дает возможность наблюдать за иными сущностями (заставляя далекое слушать).

Последнее четверостишие сталкивает миры еще более явно, при этом победа остается за реальным пространством. Интересно и то, что средством борьбы оказывается свеча и пламя - знаки мира реального. Образ пламени приобретает двоякий смысл: в реальном пространстве стихия огня оценивается как отрицательное явление, уничтожающее, разрушительное начало, в ирреальном же пространстве пламя становится своего рода спасением, т. к. тени сбегают в него.

Таким образом, можно говорить о ирреальном пространстве как о мире, где все наоборот, тень вместо света, убежище вместо разрушения, как о зыбкой структуре бытия, разрушающейся при столкновении с миром реальности.

Далее в работе производится последовательный анализ четырех ключевых для поэзии И. Анненского пространственных образов: Поезд, Комната, Сад и Небо. Результаты этого анализа могут быть представлены в следующей таблице:

таблица

Соотношение реального и ирреального миров в поэзии И. Анненского решается через связь между физическим и метафизическим пространствами. Между ними существует зыбкая граница, которая позволяет лишь изредка воспринять сущности соседнего мира, увидеть их, но взаимодействие становится невозможно.

В функциональной парадигме текстов И. Анненского вертикально ориентированное пространство имеет трехчленную структуру. Оно находится над говорящим, однако особенность вертикально ориентированного пространства в том, что оно может располагаться как по прямой или чуть отклоненной "над-оси" (подобное расположение задается лексемами, входящими в тематические группы "Небесные тела", "Собственно пространство", "Возвышенности"), так и по "над-вперед-оси" (преимущественно лексемы из группы "Оптические явления" - в качестве точки отсчета в данном случае принимается горизонт), пространство под говорящим создается группой "Углубления в земной поверхности".

В Заключении обобщаются основные результаты исследования и предлагается модель пространства в поэзии И. Анненского (см. положения, выносимые на защиту).

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Дудорова М. В. Опыт описания пространственного образа в поэзии И. Анненского // Новая Россия: новые явления в языке и науке о языке: Материалы всероссийской научной конференции, 14-16 апр. 2005 г., Екатеринбург, Россия / Под. ред. Л. Г. Бабенко. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2005. С. 444-450.
2. Дудорова М. В. Роль "преграды" в формировании пространства в поэзии И. Анненского // Linguistica Juvenis: Сб. науч. труд. молодых ученых. Вып. 5. Дискурс и текст. Екатеринбург, 2005. С. 98-105.
3. Дудорова М. В. Роль лексики в формировании пространственных образов (на материале поэзии И. Анненского) // VIII Международные Виноградовские чтения. Русский язык: уровни и аспекты изучения. М.: Изд-во МГПУ, 2005. С. 386-393.
4. Дудорова М. В. "Здесь" и "там" как ключевые концепты (на материале лирики Ф. И. Тютчева) // Русский язык и русистика в современном культурном пространстве: Тез. докл. и сообщ. междунар. науч. конф., 13-16 октября 1999 г., Екатеринбург, Россия / Под ред. Л. Г. Бабенко. Екатеринбург: Изд-во Урал ун-та, 1999. С. 144-146. 
5. Дудорова М. В. Концепт "пространство" в поэтическом тексте // Дергачевские чтения-2000: Русская литература: национальное развитие и региональные особенности. Материалы междунар. науч. конференции. В 2 ч. / Сост. А. В. Подчиненов. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2001. С. 81-83.
5. Дудорова М. В. Концептуальная схема "преграды" в поэзии И. Анненского // Материалы XXXIII Международной филологической конференции. Выпуск 14. Лексикология. Лексикография (русско-славянский цикл). 15-20 марта 2004 г. Санкт-Петербург: В 2 ч. Ч. 2. С. 48-51.
7. Дудорова М. В. Пространство сада в поэзии И. Анненского (на материале сборника "Кипарисовый ларец") // Образ человека и человеческий фактор в языке: словарь, грамматика, текст. XIV Кузнецовские чтения. Материалы расширенного заседания теоретического семинара "Русский глагол" 29 сентября - 1 октября 2004 г. Екатеринбург, Россия. Екатеринбург, Изд-во Уральского ун-та. С. 110-113.

вверх

Начало \ Написано \ М. В. Дудорова, Автореферат кандидатской диссертации

Сокращения


При использовании материалов собрания просьба соблюдать приличия
© М. А. Выграненко, 2005-2016

Mail: vygranenko@mail.ru; naumpri@gmail.com

Рейтинг@Mail.ru     Яндекс цитирования