Начало \ Написано \ Е. И. Тарасова

Сокращения

Открытие: 02.05.2018

Обновление: 

Е. И. Тарасова
Тема дня, ночи и взаимоперехода в лирике И. Анненского:
диалог с Ф. Тютчевым

 

Источник текста: Научные труды молодых ученых-филологов: сборник статей студентов и аспирантов по материалам научной конференции Всероссийского форума молодых ученых-филологов "Родная речь -- Отечеству основа", 18-21 октября 2006 г. -- Москва: [б. и.], 2006.
http://uchebana5.ru/cont/1100304-p23.html, http://uchebana5.ru/cont/1100304-p24.html

Елена Ивановна Тарасова -- студентка Борисоглебского государственного педагогического института.

 

Мотив смены дня и ночи неоднократно повторяется в лирике И. Анненского (особенно в сборнике 'Тихие песни'). Сама атмосфера сборника Анненского представляется нам по преимуществу ночной, сумеречной. Герой этой лирики - уединенная душа, которая стремится к самоуглублению, погружена в мир своих фантазий и переживаний. Наиболее типичное для стихотворений Анненского время суток - закат, сумерки - граница дня и ночи, причем не сам закат и не сама ночь, а 'интенсивное переживание их стыка, его томит их приближение' (3; 72).

Уже лазурь златить устала:
Но ангел ночи бледнолицый еще кафизмы не читал: (1; 76)

Уж черной Ночи бледный День
Свой факел отдал, улетая: (1; 75)

На белом небе все тусклей
Златится горная лампада: (1; 58)

Стихотворение И. Анненского 'Тоска припоминания' по своему внутреннему смыслу сопоставимо с тютчевской 'Бессонницей'. Стихотворение Анненского начинается так:

Мне всегда открывается та же
Залитая чернилом страница.
Я уйду от людей, но куда же,
От ночей мне куда схорониться? (1; 107)

Лирический сюжет стихотворения есть вместе с тем перифразированная тема созидания поэтического произведения. В подтексте стихотворения Анненского легко угадывается тютчевский смысл 'Бессонницы' (5; 11):

Часов однообразный бой,
Таинственная ночи повесть.
Язык для всех ровно чужой
И внятный каждому, как совесть!
Кто без тоски внимал из нас,
Среди всемирного молчанья,
Глухие времени стенанья,
Пророчески-прощальный глас? (6; 45)

Тютчевская 'ночи повесть' становится у Анненского страницей, залитой чернилами, а 'внятный' язык этой повести повторен И. Анненским: 'Все необъятное стало так внятно'.

Получилось так, что Анненский на основе тютчевского 'мифа' создает свой собственный: о созидании стихотворения, о попытке рассказать об этой 'ночи повести', пережитой как уже воспоминание (5; 11).

Известно, что сын И. Анненского, В. Кривич, свидетельствовал, что большинство стихотворений его отец создал в состоянии своего рода полусна: ':о самом факте сочинительства во сне <отец> упоминал не раз' (5; 29). Типологию этой лирической ситуации можно найти в таких, например, стихотворениях И. Анненского, как 'Тоска припоминания', 'Бабочка газа', 'Свечка гаснет', 'Утро' (?) и других.

Следует отметить, что у Анненского в 'Тихих песнях' темы дня и ночи со всеми тонкими градациями переходов - закат, сумерки, предутренние часы, являются доминирующими, определяют общую тональность всего сборника (2; 98). Для Анненского эти понятия очень близки: 'умирание' ночи переходит в 'рождение' дня. Сначала ночь страшна лирическому герою ('Эта ночь бесконечно была, / Я не смел, я боялся уснуть:'). Более того, он трепещет, замирает, как 'птенец', в ожидании то ли рассвета, то ли полного конца, смерти. Постепенно кошмар проходит, и ночь теряет свои права (':но светлеет и нехотя тень:') и далее - самое главное ':И банальный, за сетью дождя, / Улыбнуться попробовал День'. Ночь страшна лирическому герою, а в день он не верит, к тому же день ему скучен. Ночь Анненского и ночная бездна Тютчева - это мир, пугающий своей непостоянностью, враждебный человеку, это мрак, который стремиться поглотить его:

И бездна нам обнажена
С своими страхами и мглами,
И нет преград меж ей и нами -
Вот отчего нам ночь страшна! (6; 103)

Для героя лирики И. Анненского ночь - это борьба с темными силами слабого человеческого сердца, преодолевающего безнадежность, хорошо осознаваемую невозможность что-то изменить:

Я ночи знал. Мечта и труд
Их наполняли трепетаньем: (1; 72)

Неустанно ночи длинной
Сказка черная лилась: (1; 70)

У Ф. Тютчева ночь в стихотворении 'Еще шумел веселый день' представляется как 'царство теней'. Луна - 'бледное светило', которое сторожит дремоту лирического героя, по стенам 'ходят тени и полусонное молчанье':

И мне казалось, что меня
Какой-то миротворный гений
Из пышно-золотого дня
Увлек, незримый, в царство тени.

В стихотворении И. Анненского 'Еще один' ночь берет главенство над человеком:

И пылок был, и грозен день,
И в знамя верил голубое,
Но ночь пришла, и нежно тень
Берет усталого без боя (1; 67).

Ночь в этих стихотворениях И. Анненского и Ф. Тютчева - желанная гостья, которая приносит с собой 'отдохновенье' и покой. Не случайно герой стихотворения отдается ей 'без боя'. Но чаще в лирике Тютчева и Анненского ночь есть что-то неразгаданное, таинственное, может быть, даже страшное:

Святая ночь на небосклон взошла,
И день отрадный, и день любезный.
Как золотой покров она свила,
Покров, накинутый над бездной (6; 125).

Несмотря на то, что ночь - 'святая', герой боится ее, она ему кажется 'бездной'. Ночь связана с хаосом и грядущим Апокалипсисом. Человек, оказавшись в этом ночном, страшном, ужасном мире, беззащитен. Он как будто 'немощен и гол', его лишили солнечного света, тепла, очага родного крова (он 'сирота бездомная'). Лирический герой боится стоять 'лицом к лицу перед пропастью темной'. Более того, ночь, мрак, тьма проникает в душу героя Тютчева (':В душе своей, как в бездне, погружен' (6; 125)). Он не верит в светлое начало, в свои силы. Но зачем ему дана ночь? Чтобы разгадать тайну, решить, говоря словами И. Анненского, 'постыльный ребус бытия', увидеть 'в чудном, неразгаданном, ночном' свое 'я'. Лирический герой Анненского воспринимает темноту так же, как и тютчевский:

В темном пламени свечи
Зароившись как живые,
Мигом гибнут огневые
Брызги в трепетной ночи (1; 71).

Ночь - это магическое время суток. Не случайно именно ночью случается что-то таинственное, то, что не может произойти днем. Герой хочет уснуть, но боится сна 'как безумного желания тихий берег умирания захлестнувшего волна'. Ночь - это борьба прежде всего добрых и злых сил, светлого и темного начала в человеке, плоти и души:

В переживании контраста дня и ночи (наступление сумерек, затем - ночи и далее - утра) И. Анненский является наследником Ф. Тютчева. Но спасение он видит не в устремленности к гармони космоса, а в погружении в 'глубину сердца', которая связует эти два мира (2; 98). Непримиримость ночи и дня, невозможность гармонии проходит через всю лирику И. Анненского. Мир, в котором показан лирический герой поэта, предельно трагичен. Он является нам таким потому, что представлен как следствие осознания поэтом крайнего неблагополучия окружающей среды с ее жестокостью, уподоблением человека вещам, в котором лирическое 'я' поэта не может быть счастливым ('Невозможно').

И. Анненский - эстетический нигилист. Его поэзия - это поэзия 'отрицания'. Лирический герой не может обрести свободы ни в общении с людьми или с природой, ни в любви. Отсюда основными темами в его поэзии являются темы тоски и одиночества, когда состояние муки и душевного страдания становится обычным способом существования и мыслится как сам процесс жизни. В этом Анненский подлинный декадент и последователь Ф. Тютчева, показавшего близость Апокалипсиса. Библия так говорит о сотворении мира (и в этом звучит радость и оптимизм): 'Вначале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста, и тьма перед бездной; и Дух Божий носился над водою. И сказал Бог: 'Да будет свет!' И стал свет. И увидел Бог свет, что он хорош; и отделил Бог свет днем, а тьму ночью. И был вечер, и было утро: день один' (4). Ф. Тютчев, а за ним и И. Анненский, показывают, что время обратилось вспять - свет и тьма смешиваются, мелькают тени, приходит время торжества бездны.

ЛИТЕРАТУРА

1. Анненский И.Ф. Стихотворения и трагедии. - Л.: Сов. Писатель, 1990.
2. Ашимбаева Н.Т. Сердце как образ лирики Анненского // Иннокентий Анненский и русская культура ХХ века: Сборник научных трудов. - СПб, 1996. С. 95-104.
3. Барзах А.Е. Соучастие в безмолвии // Иннокентий Анненский и русская культура ХХ века: Сборник научных трудов. - СПб, 1996. С. 67-85.
4. Библия. Бытие. 1:1-4.
5. Гитин В. Точка зрения как эстетическая реальность: Лексическое отрицание у Анненского // Иннокентий Анненский и русская культура ХХ века: Сборник научных трудов. - СПб, 1996. С. 3-30.
6. Тютчев Ф.И. Стихотворения. - М.: Сов. Россия, 1986.

вверх

Начало \ Написано \ Е. И. Тарасова

Сокращения


При использовании материалов собрания просьба соблюдать приличия
© М. А. Выграненко, 2005-2018

Mail: vygranenko@mail.ru; naumpri@gmail.com

Рейтинг@Mail.ru     Яндекс цитирования