Начало \ Стихотворения \ Кипарисовый ларец \ 27

Алфавитный указатель

Мифология

 

Сокращения

Обновление: 05.01.2016

 

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30

Тексты, примечания и варианты - СиТ 90


Невозможно

Есть слова - их дыханье, что цвет,
Так же нежно и бело-тревожно,
Но меж них ни печальнее нет,
Ни нежнее тебя, невозможно.

Не познав, я в тебе уж любил
Эти в бархат ушедшие звуки:
Мне являлись мерцанья могил
И сквозь сумрак белевшие руки.

Но лишь в белом венце хризантэм,
Перед первой угрозой забвенья,
Этих вэ, этих зэ, этих эм
Различить я сумел дуновенья.

И, запомнив, невестой в саду,
Как в апреле, тебя разубрали, -
У забитой калитки я жду,
Позвонить к сторожам не пора ли.

Если слово за словом, что цвет,
Упадает, белея тревожно,
Не печальных меж павшими нет,
Но люблю я одно - невозможно.

С. 146.
КЛ. Автограф в ЦГАЛИ с подзаг. "Снег". Другой, беловой, автограф в ГПБ (в письме к А. В. Бородиной от 12 января 1907 г.).

Ещё один автограф в письме Е.М. Мухиной от 19 января 1907 г. Там же и комментарий Анненского к нему о ненапечатании в "Перевале".

"Фрагмент стихотворения (его первая строфа) впервые в печати появился в некрологической статье, написанной корреспондентом Анненского, редактором журнала 'Белый камень' (Бурнакин Анатолий. Мученик красоты (Памяти Иннокентия Федоровича Анненского) // Искра. 1909. ? 3. 14 дек. С. 8)."
Червяков А.И. [Прим. 1 к письму А.В. Бородиной от 12 января 1907 г.] // Письма II. С. 108.

Анализ стихотворения в:
Гитин В.Е. Точка зрения как эстетическая реальность.

Верхейл К. Трагизм в лирике Анненского.

Забвение

Нерасцепленные звенья,
Неосиленная тень, -
И забвенье, но забвенье,
Как осенний мягкий день,

Как полудня солнце в храме
Сквозь узор стекла цветной, -
С заметенною листами,
Но горящею волной...

Нам - упреки, нам - усталость,
А оно уйдет, как дым,
Пережито, но осталось
На портрете молодым.

С. 147.
КЛ. Автограф в ЦГАЛИ.

Анализ стихотворения в статье:
Гитин В.Е. "Точка зрения как эстетическая реальность"

Стансы ночи

Меж теней погасли солнца пятна
На песке в загрезившем саду.
Все в тебе так сладко-непонятно,
Но твое запомнил я: "Приду".

Черный дым, но ты воздушней дыма,
Ты нежней пушинок у листа,
Я не знаю, кем, но ты любима,
Я не знаю, чья ты, но мечта.

За тобой в пустынные покои
Не сойдут алмазные огни,
Для тебя душистые левкои
Здесь ковром раскинулись одни...

Эту ночь я помню в давней грезе,
Но не я томился и желал:
Сквозь фонарь, забытый на березе,
Талый воск и плакал и пылал.

С. 148.
КЛ. Автограф, без посв., в ЦГАЛИ, там же список, где посв. вставлено автором в сокращенной форме: О. Х.-Б.
Хмара-Барщевская Ольга Петровна -- жена пасынка Анненского Платона Петровича, почитательница поэта.

Исследования: Баевский В.С. Иннокентий Анненский.

 


Сестре <А. Н. Анненской>

Вечер. Зеленая детская
С низким ее потолком.
Скучная книга немецкая.
Няня в очках и с чулком.

Желтый, в дешевом издании
Будто я вижу роман...
Даже прочел бы название,
Если б не этот туман.

Вы еще были Алиною,
С розовой думой в очах
В платье с большой пелериною,
С серым платком на плечах...

В стул утопая коленами,
Взора я с Вас не сводил,
Нежные, с тонкими венами
Руки я Ваши любил.

Слов непонятных течение
Было мне музыкой сфер...
Где ожидал столкновения
Ваших особенных р...

В медном подсвечнике сальная
Свечка у няни плывет...
Милое, тихо-печальное,
Все это в сердце живет...

С. 146-147.
КЛ. Автограф, без посв., и карандашный набросок, с вар., в ЦГАЛИ; другой автограф, под загл. "Из далеких воспоминаний", также без посв., с вар., в ГПБ. 
Анненская Александра Никитична (1840--1915) -- см. вступительную статью к изданию. 
Было мне музыкой сфер. Имеется в виду существовавшее в Древней Греции представление о гармонических звуках, происходящих якобы от движения небесных тел.

О стихотворении:
Боровская А.А. Эволюция жанровых форм в русской поэзии первой трети ХХ века.
фрагменты монографии

Месяц

Sunt mihi bis septem.*

Кто сильнее меня - их и сватай...
Истомились - и все не слились:
Этот сумрак голубоватый
     И белесая высь...

Этот мартовский колющий воздух
С зябкой ночью на талом снегу
В еле тронутых зеленью звездах
Я сливаю и слить не могу...

Уж не ты ль и колдуешь, жемчужный,
Ты, кому остальные ненужны,
Их не твой ли развел и ущерб,
На горелом пятне желтосерп,

Ты, скиталец небес праздносумый,
     С иронической думой?..

* Мои дважды семь (лат.)

С. 148-149.
КЛ. Автограф в ЦГАЛИ.

Тоска медленных капель

О капли в ночной тишине,
Дремотного духа трещотка,
Дрожа набухают оне
И падают мерно и четко.

В недвижно-бессонной ночи
Их лязга не ждать не могу я:
Фитиль одинокой свечи
Мигает и пышет, тоскуя.

И мнится, я должен, таясь,
На странном присутствовать браке,
Поняв безнадежную связь
Двух тающих жизней во мраке.

С. 149.
КЛ. Автограф и список в ЦГАЛИ.

 

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30



При использовании материалов собрания просьба соблюдать приличия
© М.А. Выграненко, 2005-2016
Mail: vygranenko@mail.ru; naumpri@gmail.com

Рейтинг@Mail.ru     Яндекс цитирования