Начало \ Стихотворения \ Кипарисовый ларец \ 30

Алфавитный указатель

Мифология

 

Сокращения

Обновление: 05.11.2017

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30

Тексты, примечания и варианты: СиТ 90


Второй мучительный сонет

Вихри мутного ненастья
Тайну белую хранят...
Колокольчики запястья
То умолкнут, то звенят.

Ужас краденого счастья, -
Губ холодных мед и яд,
Жадно пью я, весь объят
Лихорадкой сладострастья.

Этот сон, седая мгла,
Ты одна создать могла,
Снега скрип, мельканье тени,

На стекле узор курений
И созвучье из тепла
Губ, и меха, и сиреней.

С. 154.
КЛ. Автограф в ЦГАЛИ.

Прерывистые строки

Этого быть не может,
     Это - подлог,
День так тянулся и дожит,
     Иль, не дожив, изнемог?..
     Этого быть не может...
С самых тех пор
В горле какой-то комок...
          Вздор...
Этого быть не может...
     Это - подлог...
Ну-с, проводил на поезд,
     Вернулся, и solo, да!
Здесь был ее кольчатый пояс,
     Брошка лежала - звезда,
Вечно открытая сумочка
     Без замка,
И, так бесконечно мягка,
В прошивках красная думочка...
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
     Зал...
Я нежное что-то сказал
     Стали прощаться,
Возле часов у стенки...
Губы не смели разжаться,
     Склеены...
Оба мы были рассеянны,
Оба такие холодные,
     Мы...
Пальцы ее в черной митенке
     Тоже холодные...
"Ну, прощай до зимы,
Только не той, и не другой
И не еще - после другой...
     Я ж, дорогой,
     Ведь не свободная..."
- "Знаю, что ты - в застенке..."
     После она
Плакала тихо у стенки
И стала бумажно-бледна...
Кончить бы злую игру...
     Что ж бы еще?
Губы хотели любить горячо,
     А на ветру
Лишь улыбались тоскливо...
Что-то в них было застыло,
     Даже мертво...
Господи, я и не знал, до чего
     Она некрасива...
Ну, слава Богу, пускают садиться...
Мокрым платком осушая лицо,
Мне отдала она это кольцо...
Слиплись еще раз холодные лица,
     Как в забытьи, -
          И
     Поезд еще стоял -
          Я убежал...
     Но этого быть не может,
          Это - подлог...
День или год и уж дожит,
Иль, не дожив, изнемог...
          Этого быть не может...

Июнь 1909
Царское Село

С. 155-156.
КЛ, под загл. 'Разлука. Прерывистые строки'. Три автографа в ЦГАЛИ, два под загл. 'Прерывистые строки', один из них черновой, третий -- под загл. 'Прерывистые дактили', с вар.; там же список, под загл. 'Прерывистые строки', с авторской подписью и наиболее поздней датой, по которому печатается. 
В ПД -- список рукой Д. В. Анненской.

Ещё в 1904 г. Анненский писал о "прерывистых строках" К.Д. Бальмонта в статье-докладе "Бальмонт-лирик", разбирая его стихотворения "Болото" и "Старый дом". Авторство самого словосочетания В.Н. Орлов отдал Бальмонту в книге "Перепутья. Из истории русской поэзии начала XX века" (1976) при разборе тех же дольников, "которые Бальмонт простецки называл "прерывистыми строками"".

Исследования:

Громов П.П. А. Блок, его предшественники и современники (монография);
Пруцков Н.И. А.П. Чехов и И.Ф. Анненский ("Дама с собачкой" - "Разлука") (глава монографии)
Смирнов И. П. Знак сближается с вещью.

Canzone*

Если б вдруг ожила небылица,
На окно я поставлю свечу,
Приходи... Мы не будем делиться,
Все отдать тебе счастье хочу!

Ты придешь и на голос печали,
Потому что светла и нежна,
Потому что тебя обещали
Мне когда-то сирень и луна.

Но... бывают такие минуты,
Когда страшно и пусто в груди...
Я тяжел - и немой и согнутый...
Я хочу быть один... уходи!

* Песня (ит.)

С. 156-157.
КЛ. Автограф в ЦГАЛИ, там же список, по которому публиковалось в КЛ, КЛ 2 и СиТ 59; здесь -- так же.

Исследования:

Смирнов В. П. "Голос вне хора".

Это стихотворение спел А. Суханов, см. раздел "Анненский и музыка".


Бабочка газа

Скажите, что сталось со мной?
Что сердце так жарко забилось?
Какое безумье волной
Сквозь камень привычки пробилось?

В нем сила иль мука моя,
В волненьи не чувствую сразу:
С мерцающих строк бытия
Ловлю я забытую фразу...

Фонарь свой не водит ли тать
По скопищу литер унылых?
Мне фразы нельзя не читать.
Но к ней я вернуться не в силах...

Не вспыхнуть ей было невмочь,
Но мрак она только тревожит:
Так бабочка газа всю ночь
Дрожит, а сорваться не может...

С. 154-155.
КЛ. Автограф в ЦГАЛИ, другой -- в ГПБ, под загл. 'Забытая фраза', с вариантом строк 9-12:

Фонарь свой наводит как тать
То скопище литер унылых:
Её не могу не читать
И к ней я вернуться не в силах.

Исследования:

Чалмаев В.А. Иннокентий Федорович Анненский.

Музыка Ю. Тарановой, см. раздел "И. Ф. Анненский и музыка".

Дымы

В белом поле был пепельный бал,
Тени были там нежно-желанны,
Упоительный танец сливал,
И клубил, и дымил их воланы.

Чередой, застилая мне даль,
Проносились плясуньи мятежной,
И была вековая печаль
В нежном танце без музыки нежной.

А внизу содроганье и стук
Говорили, что ужас не прожит;
Громыхая цепями, Недуг
Там сковал бы воздушных - не может.

И была ль так постыла им степь,
Или мука капризно-желанна, -
То и дело железную цепь
Задевала оборка волана.

С. 157.
КЛ, с подзаг. 'Зимний поезд'. Два автографа в ЦГАЛИ, один с зачеркнутым загл.: 'Мифы будней', другой, более ранний, карандашный, полустертый, в записной книжке.
Стихотворение анализируется в статье Г. В. Петровой "К некоторым проблемам поэтики И. Ф. Анненского".

Дети

Вы за мною? Я готов.
Нагрешили, так ответим.
Нам - острог, но им - цветов...
Солнца, люди, нашим детям!

В детстве тоньше жизни нить,
Дни короче в эту пору...
Не спешите их бранить,
Но балуйте... без зазору.

Вы несчастны, если вам
Непонятен детский лепет,
Вызвать шепот - это срам,
Горше - в детях вызвать трепет.

Но безвинных детских слез
Не омыть и покаяньем,
Потому что в них Христос,
Весь, со всем своим сияньем.

Ну, а те, кто терпят боль,
У кого как нитки руки...
Люди! Братья! Не за то ль
И покой наш только в муке...

С. 157-158.
КЛ. Два автографа в ЦГАЛИ, один с вар. ст. 7: 'Не спешите их учить' и др.; там же список с вар.

Чтение Всеволода Кузнецова в программе "Притча о мытаре и фарисее. Иннокентий Анненский" ТВ "Культура".

<Моя тоска>

<М. А. Кузмину>

Пусть травы сменятся 
                                над капищем волненья,
И восковой в гробу забудется рука,
Мне кажется, меж вас одно недоуменье
Все будет жить мое, одна моя Тоска...

Нет, не о тех, увы! кому столь недостойно,
Ревниво, бережно и страстно был я мил...
О, сила любящих и в муке так спокойна,
У женской нежности завидно много сил.

Да и при чем бы здесь недоуменья были -
Любовь ведь светлая, она кристалл, эфир...
Моя ж безлюбая - дрожит,
                                     как лошадь в мыле!
Ей - пир отравленный, мошеннический пир!

В венке из тронутых, из вянущих азалий
Собралась петь она...
                              Не смолк и первый стих,
Как маленьких детей у ней перевязали,
Сломали руки им и ослепили их.

Она бесполая, у ней для всех улыбки,
Она притворщица, у ней порочный вкус -
Качает целый день она пустые зыбки,
И образок в углу - сладчайший Иисус...

Я выдумал ее - и все ж она виденье,
Я не люблю ее - и мне она близка,
Недоумелая, мое недоуменье,
Всегда веселая, она моя Тоска.

12 ноября 1909 г.
Царское Село

С. 158.
КЛ. Черновой автограф, без загл., с датой и подписью, без посв., и набросок (6 строк) в ЦГАЛИ; список рукою В. Кривича в ПД. В КЛ примеч.: '"Моя Тоска" -- последнее стихотворение автора и включено в книгу после его смерти'. 
Кузмин Михаил Алексеевич (1877--1936) -- поэт, близкий к кругам символистов и акмеистов.
Художник А. Я. Головин сообщил: <далее -- цитата> (Головин А. Я. Встречи и впечатления. Письма. Воспоминания о Головине. Л.; М., 1960., с. 100). 
М. А. Кузмин в своем дневнике (ЦГАЛИ) 11 ноября 1909 г. отметил: 'На собранье (в редакции 'Аполлона') я спорил с Инн<окентием> за безлюбость и христиа<нство>'.

Капище -- храм, святилище.

Исследования:

Каган Ю. М. О моей матери.
Пурин А. А. Недоумение и Тоска.

 

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30



При использовании материалов собрания просьба соблюдать приличия
© М. А. Выграненко, 2005-2017

Mail: vygranenko@mail.ru; naumpri@gmail.com

Рейтинг@Mail.ru     Яндекс цитирования