Начало \ Стихотворения \ Кипарисовый ларец \ 21

Алфавитный указатель

Мифология

 

Сокращения

Обновление: 05.01.2016

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30


Трилистник балаганный

Тексты, примечания и варианты - СиТ 90

Цикл в целом и по стихотворениям исследуется в:
Семенова О.Н. О поэзии Иннокентия Анненского (семантическая композиция лирического цикла).

 

1. Серебряный полдень

Серебряным блеском туман
К полудню еще не развеян,
К полудню от солнечных ран
Стал даже желтее туман,
Стал даже желтей и мертвей он.
А полдень горит так суров,
Что мне в этот час неприятны
Лиловых и алых шаров
Меж клочьями мертвых паров
В глазах замелькавшие пятна.
И что ей тут надо скакать,
Безумной и радостной своре,
Все солнце ловить и искать?
И солнцу с чего ж их ласкать,
Воздушных на мертвом просторе!
Подумать, что помпа бюро,
Огней и парчи серебро,
Должна потускнеть в фимиаме:
Пришли Арлекин и Пьеро,
О, белая помпа бюро!
И стали у гроба с свечами!

С. 128.
"Остров". 1909, 2. Два совпадающих списка в ЦГАЛИ.

Арлекин и Пьеро -- постоянные действующие лица старинной итальянской народной комедии, которую театральные новаторы пытались возродить в России начала XX в. Арлекин - бойкий и предприимчивый юноша в наряде из разноцветных лоскутьев; Пьеро - грустный неудачник, одет в белое, с бледным лицом.

 

2. Шарики детские

Шарики, шарики!
Шарики детские!
Деньги отецкие!
Покупайте, сударики, шарики!
Эй, лисья шуба, коли есть лишни,
Не пожалей пятишни:
Запущу под самое небо -
Два часа потом глазей, да в оба!
Хорошо ведь, говорят, на воле.
Чирикнуть, ваше степенство, что ли?
Прикажите для общего восторгу,
Три семьдесят пять - без торгу!
     Ужели же менее
     За освободительное движение?
     Что? Пасуешь?..
Эй, тетка! Который торгуешь?
     Мал?
Извините, какого поймал...
     Бывает -
Другой и вырастает,
А наш Тит
Так себя понимает,
Что брюха не растит,
А все по верхам глядит
От больших от дум!..
Ты который торгуешь?
Да не мни, не кум,
Наблудишь - не надуешь...
     Шарики детски,
     Красны, лиловы,
     Очень дешевы!
     Шарики детски!
Эй, воротник, говоришь по-немецки?
Так бери десять штук по парам,
Остальные даром...
Жалко, ты по-немецки слабенек,
А не то - уговор лучше денег!
Пожалте, старичок!
Как вы - чок в чок -
Вот этот - пузатенький,
     Желтоватенький
И на сердце с Катенькой...
     Цена не цена -
     Всего пятак,
Да разве еще четвертак,
А прибавишь гривенник для барства -
Бери с гербом государства!
     Шарики детски, шарики!
     Вам, сударики, шарики,
     А нам бы, сударики, на шкалики!..

С. 129-130.
"Остров". 1909, 2. Автограф в ЦГАЛИ с зачеркнутым загл. "Красные шары"; там же два списка, в одном зачеркнуты первые 11 строк -- далее, от ст. 12, совпадает с автографом и печатным текстом.

Ваше степенство -- почтительное обращение к купцу в царской России. 
И на сердце с Катенькой. Имеется в виду кредитный билет сторублевого достоинства с изображением Екатерины II (простореч.).

О чтении стихотворения 4 марта 1909 г. вспоминает М. А. Волошин.

Стихотворение рассматривается в рецензии Н. С. Гумилёва на 2-й выпуск "Острова".

 

3. Умирание

Слава Богу, снова тень!
Для чего-то спозаранья
Надо мною целый день
Длится это умиранье,
Целый сумеречный день!
Между старых желтых стен,
Доживая горький плен
Содрогается опалый
Шар на нитке, темно-алый,
Между старых желтых стен!
И бессильный, точно тень,
В этот сумеречный день
Все еще он тянет нитку
И никак не кончит пытку
В этот сумеречный день...
Хоть бы ночь скорее, ночь!
Самому бы изнемочь,
Да забыться примиренным,
И уйти бы одуренным
В одуряющую ночь!
Только б тот, над головой,
Темно-алый, чуть живой,
Подождал пока над ложем
Быть таким со мною схожим...
Этот темный, чуть живой,
Там, над самой головой...

С. 130.
"Остров". 1909, 2. Два списка, один с вар., другой авторизованный (текст соответствует КЛ), и черновой автограф в ЦГАЛИ.

 

Републикация первоначального варианта:
Второй номер журнала "Остров" / Публикация А. Г. Терехова // Николай Гумилёв. Исследования. Материалы. Библиография. СПб.: 1994. С. 327-329.

ШАРИКИ
Трилистник балаганный

 

1. Серебряный полдень

Серебряным блеском туман
К полудню еще не развеян,
К полудню от солнечных ран
Стал даже желтее туман,
Стал даже желтей и мертвей он.
А полдень горит так суров,
Что мне в этот час неприятны
Лиловых и алых шаров,
Меж клочьями мертвых паров,
В глазах замелькавшия пятна!..
И что ей тут надо сказать,
Безумной и радостной своре,
Все солнце ловить и искать?
И солнцу с чего ж их ласкать,
Воздушных на мертвом просторе!
Подумать, - вся помпа бюро,
Огней и парчи серебро -
Должны потускнеть в фимиаме:
Пришли Арлекин и Пьеро,
О, белая помпа бюро!
И стали у гроба с свечами.

2. Шарики детские

Шарики, шарики!
Шарики детские!
Деньги отецкия!
Покупайте, сударики, шарики!
Эй, лисья шуба, коли есть лишни,
Не пожалей пятишны;
Запущу под самое небо -
Два часа потом глазей, да в оба!
Хорошо ведь, говорят, на воле.
Чирикнуть, ваше степенство, что ли?
Прикажите для общаго восторгу!
Три семьдесят пять - без торгу!
     Ужели же менее
     За освободительное движение?
          Что? Пасуешь?..
Эй, тетка! Который торгуешь?
          Мал?
Извините... какого поймал...
     Бывает -
Другой и выростает,
А наш Тит
Так себя понимает,
Что брюха не ростит,
А все по верхам глядит
От больших от дум!
Ты который торгуешь?
Да не мни, - не кум:
Наблудишь - не надуешь...
     Шарики детски,
     Красны, лиловы,
     Очень дешевы!
     Шарики детски!..
Эй, воротник, говоришь по-немецки?
Так бери десять штук по парам,
     Остальные даром...
Жалко, ты по-немецки слабенек,
А не то - уговор лучше денег!
Пожаллте, старичок:
Как вы чок в чок
Вот этот - пузатенький,
     Желтоватенький
И на сердце с Катенькой...
     Цена не цена
     Всего пятак,
Да разве еще четвертак.
А прибавишь гривенник для барства,
Бери с гербом государства!
     Шарики детски, шарики!
     Вам, сударики, шарики,
А нам бы, сударики, на шкалики!..

 

3. Умирание

Слава Богу, снова тень!
Для чего-то спозаранья
Надо мною целый день
Длится это умиранье,
Целый сумеречный день!
Между старых желтых стен,
Доживая горький плен,
Содрогается опалый
Шар на нитке - темной-алый,
Между старых желтых стен!
И бессильный, точно тень,
В этот сумеречный день,
Все еще он тянет нитку,
И никак не кончит пытку
В этот сумеречный день...
Хоть бы ночь скорее, ночь!
Самому бы изнемочь,
Да забыться примиренным
И уйти бы одуренным
В одуряющую ночь!
Только б тот, над головой,
Темно-алый, чуть живой,
Подождал пока над ложем
Быть таким со мною схожим...
Этот темный, чуть живой,
Там, над самой головой!..

Комментарий к републикации (с. 346), с незначительными изменениями:
Впервые - "Остров". В "Кипарисовом ларце" (М., 1910. С. 62-65) - незначительные пунктуационные варианты. В СиТ 90 стихотворение печатается по тексту посмертного сборника, местом первой публикации назван "Остров". См. позднюю оценку "Шариков детских" Ахматовой: "...Иннокентий Анненский не потому учитель Пастернака, Мандельштама и Гумилева, что они ему подражали, - нет... но названные поэты уже "содержались" в Анненском. Вспомним, например, стихи Анненского из "Трилистника балаганного" <...>" (Вопросы литературы. 1965. ? 4. Интервью Е. Осетрова).

 

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30


При использовании материалов собрания просьба соблюдать приличия
© М.А. Выграненко, 2005-2016
Mail: vygranenko@mail.ru; naumpri@gmail.com

Рейтинг@Mail.ru     Яндекс цитирования