Начало \ Стихотворения \ Кипарисовый ларец \ 26

Алфавитный указатель

Мифология

 

Сокращения

Обновление: 05.11.2017

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30


Добродетель

Тексты, примечания и варианты: СиТ 90

 

1. Рабочая корзинка

У раздумий беззвучны слова,
Как искать их люблю в тишине я!
Надо только,
                    черна и мертва,
Чтобы ночь позабылась полнее,
Чтобы ночь позабылась скорей
Между редких своих фонарей,
          За углом,
     Как покинутый дом...
Позабылась по тихим столовым,
          Над тобою, в лиловом...
     Чтоб со скатерти трепетный круг
     Не спускал своих желтых разлитий,
     И мерцанья замедленных рук
     Разводили там серые нити,
И чтоб ты разнимала с тоской
Эти нити одну за другой,
     Разнимала и после клубила,
     И сиреневой редью игла
     За мерцающей кистью ходила...
А потом, равнодушно светла,
     С тихим скрипом соломенных петель,
     Бережливо простыни сколов,
     Там заснула и ты, Добродетель,
     Между путанно-нежных мотков...

<1907>

С. 139.
КЛ. Два автографа, один в авторской тетради, другой, беловой, под загл. "Мир", в письме поэта к Е. М. Мухиной, рукою которой внизу текста поставлена дата: 1907, и авториз. список в ЦГАЛИ.

 

 

2. Струя резеды в тёмном вагоне

Dors, dors, mon enfant!

Не буди его в тусклую рань,
Поцелуем дремоту согрей...
Но сама - вcя дрожащая - встань:
Ты одна, ты царишь... Но скорей!
     Для тебя оживил я мечту.
     И минуты её на счету...
. . . . . . . . . .
Так беззвучна, черна и тепла
Резедой напоенная мгла...
     В голубых фонарях,
     Меж листов на ветвях
          Без числа
Восковые сиянья плывут,
          И в саду,
          Как в бреду,
     Хризантемы цветут...
. . . . . . . . . .
Все, что можешь ты там, все ты смеешь теперь,
     Ни мольбам, ни упрекам не верь!
. . . . . . . . . .
     Пока свечи плывут
     И левкои живут,
Пока дышит во сне резеда -
Здесь ни мук, ни греха, ни стыда...
. . . . . . . . . .
     Ты боишься в крови
     Своих холеных ног,
     И за белый венок
     В беспорядке косы?
     О, молчи! Не зови!
     Как минуты - часы
Не таимой и нежной красы.
                         ...На ветвях,
В фонарях догорела мечта
     Голубых хризантем...
. . . . . . . . . .
Ты очнешься - свежа и чиста,
     И совсем... о, совсем!
     Без смятенья в лице,
     В обручальном кольце
. . . . . . . . . .
Стрелка будет показывать семь...

11 декабря 1908

С. 140-141.
КЛ. Три автографа в ЦГАЛИ: один в авторской тетради, другой, беловой, в письме поэта к Е. М. Мухиной, с вар. и припиской от 12 дек. 1908, третий в записной книжке, также с вар.

Интерпретацию этого стихотворения В. И. Анненским (Кривичем) см. в письме Д. С. Усова к Е. Я. Архиппову (апрель 1925 г.).

 

Контрафакции

1. Весна

В жидкой заросли парка береза жила,
И черна, и суха, как унылость...
В майский полдень там девушка шляпу сняла,
И коса у нее распустилась.
Ее милый дорезал узорную вязь,
И на ветку березы, смеясь,
Он цветистую шляпу надел.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
          Это май подглядел
И дивился с своей голубой высоты,
Как на мертвой березе и ярки цветы...

С. 141.
КЛ. Список в ЦГАЛИ.

Контрафакции -- подделки.

О стихотворении:

Смирнов И. П. Знак сближается с вещью.
Яницкий Л. С.
Архаические структуры в лирической поэзии XX века.

 

2. Осень

И всю ночь там по месяцу дымы вились,
     И всю ночь кто-то жалостно-чуткий
     На скамье там дремал, уходя в котелок.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
А к рассвету в молочном тумане повис
     На березе искривленно-жуткий
     И мучительно-черный стручок,
     Чуть пониже растрепанных гнезд,
     А длиной - в человеческий рост...
     И глядела с сомнением просинь
     На родившую позднюю осень.

С. 141.
КЛ. Список в ЦГАЛИ.

О стихотворении:

Рубинчик О. Е. "Местная жизнь": Иннокентий Анненский и царскосельская пресса".
Яницкий Л. С.
Архаические структуры в лирической поэзии XX века.

Складень романтический


1.
Небо звёздами в тумане...

Небо звездами в тумане не расцветится,
Робкий вечер их сегодня не зажег...
Только томные по окнам елки светятся,
Да, кружася, заметает нас снежок.

Мех ресниц твоих пушинки закидавшие
Не дают тебе в глаза мои смотреть,
Сами слезы, только сердца не сжигавшие,
Сами звезды, но уставшие гореть...

Это их любви безумною обидою
Против воли твои звезды залиты...
И мучительно снежинкам я завидую,
Потому что ими плачешь ты...

С. 142.
КЛ. Два автографа в ЦГАЛИ, один из них под загл. "Томные елки", с вар.

На текст стихотворения написал песню Д. Ф. Тухманов, см. раздел "И. Ф. Анненский и музыка".

Это стихотворение спел О. Калмаков.

 


2.
Милая

"Милая, милая, где ж ты была
Ночью, в такую метелицу?"
- "Горю и ночью дорога светла,
К дедке ходила на мельницу".

"Милая, милая, я не пойму
Речи с словами притворными.
С чем же ты ночью ходила к нему"
- "С чем я ходила? Да с зернами".

"Милая, милая, зерна-то чьи ж?
Жита я нынче не кашивал!"
- "Зерна-то чьи, говоришь? Да твои ж...
Впрочем, хозяин не спрашивал..."

"Милая, милая, где же мука?
Куль-то, что был под передником?"
- У колеса, где вода глубока...
Лысый сегодня с наследником..."

С. 142.
КЛ. "Трудовой путь". 1907, 7. Автограф в ЦГАЛИ; там же список с авторской подписью; кроме того, карандашный черновик и зачеркнутый набросок, сюжетно относящийся к этому ст-нию и в то же время говорящий о его связи с образом Гретхен из "Фауста" Гете:

[Маргарита стан твой снова тонок]
Ты поблёкла [у тебя] опала грудь
Маргарита где ж он [же] твой ребёнок
Ты молчишь [отвечай] [ответь] скажи [мне] что-нибудь
Маргарита это было бредом.

Лысый -- водяной.

Об этом стихотворении и его вариантах -- в письме Д. С. Усова к Е. Я. Архиппову (апрель 1925 г.).

О стихотворении:

Боровская А. А. Эволюция жанровых форм в русской поэзии первой трети ХХ века. фрагменты монографии
Ильин В. Н. Иннокентий Анненский и конец Периклова века в России.

Другому

Я полюбил безумный твой порыв,
Но быть тобой и мной нельзя же сразу,
И, вещих снов иероглифы раскрыв
Узорную пишу я четко фразу.

Фигурно там отобразился страх,
И как тоска бумагу сердца мяла,
Но по строкам, как призрак на пирах,
Тень движется так деланно и вяло.

Твои мечты - менады по ночам,
И лунный вихрь в сверкании размаха
Им волны кос взметает по плечам.
Мой лучший сон - за тканью Андромаха.

На голове ее эшафодаж,
И тот прикрыт кокетливо платочком.
Зато нигде мой строгий карандаш
Не уступал своих созвучий точкам.

Ты весь - огонь. И за костром ты чист.
Испепелишь, но не оставишь пятен,
И бог ты там, где я лишь моралист,
Ненужный гость, неловок и невнятен.

Пройдут года... Быть может, месяца...
Иль даже дни, - и мы сойдём с дороги
Ты - в лепестках душистого венца,
Я просто так, задвинутый на дроги.

Наперекор завистливой судьбе
И нищете убого-слабодушной,
Ты памятник оставишь по себе,
Незыблемый, хоть сладостно-воздушный...

Моей мечты бесследно минет день...
Как знать? А вдруг, с душой
                               подвижней моря,
Другой поэт ее полюбит тень
В нетронуто-торжественном уборе...

Полюбит, и узнает, и поймёт,
И, увидав, что тень проснулась, дышит, -
Благословит немой ее полёт
Среди людей, которые не слышат...

Пусть только бы в круженьи бытия
Не вышло так, что этот дух влюблённый,
Мой брат и маг не оказался я,
В ничтожестве слегка лишь подновлённый.

С. 143-144.
КЛ. Автограф в ЦГАЛИ. Отсутствие посв., видимо, неслучайно. Хотя, возможно, в виду имеется К. Д. Бальмонт, одно время высоко ценимый Анненским, ст-ние дает обобщенный образ поэта, которого автор противопоставляет себе. 
Эшафодаж -- здесь: причудливая высокая прическа.

О стихотворении:

в рецензии Н. С. Гумилёва на книгу "Кипарисовый ларец";
Боровская А. А. Эволюция жанровых форм в русской поэзии первой трети ХХ века. фрагменты монографии
Гитин В. Е.
"Интенсивный метод" в поэзии Анненского (Поэтика вариантов: два "пушкинских" стихотворения в "Тихих песнях").
Иванова О. Ю.
Вяч. Иванов и И. Анненский: две точки зрения на картину Л. Бакста "Terror antiquus" (версия).
Громов П. П.
А. Блок, его предшественники и современники;
Лавров А. В. Вяч. Иванов - 'Другой' в стихотворении И.Ф. Анненского // Иннокентий Анненский и русская культура ХХ века. СПб, 1996;
Новикова У. В. Проблема отношения искусства к действительности в творчестве И.Ф. Анненского.
Островская Е. С. Поэтический перевод и перевод поэзии. И.Ф. Анненский. Концепция отражения.
PDF 450 KB
Пурин А. А. Недоумение и Тоска.
Смирнов И. П. Знак сближается с вещью.
Смирнов В. П. "Голос вне хора".

 

Два паруса лодки одной

Нависнет ли пламенный зной,
Иль, пенясь, расходятся волны,
Два паруса лодки одной,
Одним и дыханьем мы полны.

Нам буря желанья слила,
Мы свиты безумными снами,
Но молча судьба между нами
Черту навсегда провела.

И в ночи беззвездного юга,
Когда так привольно-темно,
Сгорая, коснуться друг друга,
Одним парусам не дано...

1904

С. 143. КЛ. Два автографа в ЦГАЛИ, один из них датирован.

О стихотворении:

Мусатов В. В. Пушкинская традиция в русской поэзии первой половины ХХ века. (Глава 5, отдел ""Я" и "не-Я"")

Saminsky Lazare. III. Анненский Иннокентий = Annenski Innokentyi. Два паруса - Zwei segel / R. S. Hoffmann = Deux voiles / Eugene Vinaver - Two sails / Lillian Saminsky // Saminsky Lazare. Лживый день = Der falsche Tag = Le jour menteur = The lying day: Семилистник песен. Op. 8 (1914): Canto & piano. Words in Russian, German, French and English / Deutsche Obersetzungen von R. S. Hoffmann; English Translation by Lillian Saminsky. Wien; Leipzig: Universal-Edition, AG, 1927. P. 7-11. (Universal-Edition; ? 8767).
Библиография
[445]

Романс Б. Кинера см. в разделе "И. Ф. Анненский и музыка".

Две любви

<С. В. ф.-Штейн>

Есть любовь, похожая на дым:
Если тесно ей - она дурманит,
Дай ей волю - и ее не станет...
Быть как дым - но вечно молодым.

Есть любовь, похожая на тень:
Днем у ног лежит - тебе внимает,
Ночью так неслышно обнимает...
Быть как тень, но вместе ночь и день...

С. 143. КЛ. Автограф, без посв., в ЦГАЛИ. 
Штейн Сергей Владимирович (1882--1955) -- брат невестки Анненского, первой жены его сына; поэт, переводчик, критик, сотрудничал в журн. "Аполлон".

Музыка В. Люговской, см. раздел "И. Ф. Анненский и музыка".

Он и я

Давно меж листьев налились
Истомой розовой тюльпаны,
Но страстно в сумрачную высь
Уходит рокот фортепьянный.

И мука там иль торжество,
Разоблаченье иль загадка,
Но он - ничей, а вы - его,
И вам сознанье это сладко.

А я лучей иной звезды
Ищу в сомненьи и тревожно,
Я, как настройщик, все лады,
Перебираю осторожно.

Темнеет... Комната пуста
С трудом я вспоминаю что-то,
И безответна, хоть чиста,
За нотой умирает нота.

С. 145. КЛ. Автограф и список в ЦГАЛИ.

О стихотворении:

Барзах А. Е. "Рокот фортепьянный" (Мандельштам и Анненский).

Романс Б. Кинера см. в разделе "И. Ф. Анненский и музыка".

Музыка В. Люговской, см. раздел "И. Ф. Анненский и музыка".

 

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30



При использовании материалов собрания просьба соблюдать приличия
© М. А. Выграненко, 2005-2017

Mail: vygranenko@mail.ru; naumpri@gmail.com

Рейтинг@Mail.ru     Яндекс цитирования