Начало \ Издания \ Библиотека поэта, 2-издание

О собрании

Открытие: 28.01.2007

Обновление: 22.07.2017

Иннокентий Анненский
Стихотворения и трагедии

Ленинград, "Советский писатель", 1959
(Библиотека поэта, Большая серия, 2-е издание)

Твёрдый переплёт, 670 стр. с иллюстрациями, тираж 15 000 экз., формат: 84x108 1/32
Исх. цена 10 р. 55 к.
Приобретена мною в 2006 г. в антикв. магазине "Сибирская горница" (Новосибирск) за 150 р.

Посмотреть крупнее
фронтиспис
(см. галерею фотографий)

 

Вступительная статья, подготовка текста и примечания А. В. Фёдорова.
Редактор В. О. Перцов. Художник И. С. Серов.

Издание входит в трилогию серии "Библиотеки Поэта", подготовленную А. В. Фёдоровым и ставшую уже классической в анненской литературе. Первая книга была издана в 1939 г., последняя -- в 1990 г.

Об издании говорит О. Ронен в статье "Идеал (о стихотворении Анненского "Квадратные окошки")" как о первом знакомстве со стихами И. Ф. Анненского.

 

Тексты по изданию СиТ 90.

Поэтическое творчество Иннокентия Анненского. С. 5-60.

Тихие песни. С. 65- 94.
Кипарисовый ларец. С. 97- 172.
Стихотворения, не вошедшие в сборники. С. 175- 220.
Надписи на книгах и шуточные стихи. С. 221- 225.
Стихотворные переводы. С. 229- 301.
Трагедии. С. 305- 578.
Примечания. С. 579- 631.
Приведены к текстам по изданию СиТ 90. Подготовка текста -- см. ниже.

Словарь мифологических имён и понятий древности. С. 632-639. По изданию СиТ 90.
Словарь малоупотребительных и устаревших слов. С. 640- 642.
К иллюстрациям. С. 643.

Алфавитный указатель стихотворений и трагедий. С. 644- 659.
По изданию СиТ 90.

Анненский успел опубликовать лишь немногое из своей лирики - в 1904 г. книгу 'Тихие песни', до издания которой его лирические стихи вообще не появлялись в печати, а в дальнейшем, в журналах, газетах и альманахах 1906-1909 гг. - ряд стихотворений из числа вошедших впоследствии в 'Кипарисовый ларец' и в 'Посмертные стихи' (изд. 1923 г.). При жизни поэта были опубликованы три первые его трагедии.

В настоящем издании оригинальные стихотворения Анненского распределены по трем разделам. Первые два раздела соответствуют двум сборникам поэта, из которых второй - 'Кипарисовый ларец' - был осуществлен, по-видимому, в значительной степени по его указаниям. В третьем разделе собраны стихотворения, не вошедшие в сборники. Переводы, из которых только часть была издана самим Анненским, выделены в особый раздел. Трагедии, составляющие последний раздел, располагаются в той последовательности, в какой они были написаны.

Такое расположение материала, позволяющее сохранить целостность поэтических сборников Анненского и самый принцип циклизации, которого придерживался поэт, является вместе с тем и единственно возможным, поскольку хронологический принцип в данном случае не применим. Датированы лишь очень немногие стихотворения Анненского, а последовательность занесения их в тетради, как выясняется, далеко не всегда соответствовала последовательности их написания; бывает, что одно и то же стихотворение встречается в разных тетрадях или несколько раз в одной и той же тетради, часть же материала существует в виде отдельных листков. Прижизненные публикации отдельных стихотворений Анненского так немногочисленны, что не могут даже косвенно ориентировать в хронологии его творчества.

Раздел 'Тихие песни' печатается по тексту издания 1904 г., с некоторыми пунктуационными поправками, внесенными по смыслу (специально не оговариваются). Расположение материала сохраняется только для оригинальных стихотворений, переводы же, образовавшие вторую часть книги ('Парнасцы и проклятые'), объединяются с остальными переводами.

Раздел 'Кипарисовый ларец' может рассматриваться в отношении состава и текста как отражающий в основном волю автора (сборник подготовлялся при его участии, хотя окончательно был оформлен уже после смерти Анненского его сыном В. Кривичем). В предисловии ко 2-му изданию сборника (1923) В. Кривич рассказывает: 'Собрав свою книгу для 'Грифа' вчерне, Анненский передал мне весь рукописный материал 'Ларца', состоявший частью из подлинников, частью из различных, иногда не вполне проверенных списков, вместе с указанием относительно распределения и плана сборника, прося подготовить книгу для окончательного ее просмотра, и... скончался в тот самый вечер, почти в тот самый час, когда я начал порученную мне работу... К составлению книги я приступил в самом непродолжительном времени после кончины Анненского, составил ее в точном и строгом соответствии с его указаниями и отметками'. О том же В. Кривич говорит и в своих воспоминаниях: 'Вчерне книга стихов эта планировалась уже не раз, но окончательное конструирование сборника все как-то затягивалось... Некоторые стихи надо было заново переписать, некоторые сверить, кое-что перераспределить, на этот счет мы говорили с отцом много, и я имел все нужные указания...'.1

Как явствует из слов В. Кривича, Анненский не успел утвердить (по крайней мере в окончательном виде) состав сборника 'Кипарисовый ларец'. Среди многочисленных рукописных материалов в архиве поэта нет документа, который можно было бы считать авторским планом этой книги. Оригинал, подготовленный для набора, также не обнаружен. Поэтому не исключено, что роль В. Кривича в определении состава и композиции сборника была довольно значительной, и сейчас невозможно установить, что прямо соответствует намерению автора, а что доделано рукой его сына, хотя бы и по общим указаниям автора. Во всяком случае, заменить издание В. Кривича нечем, кроме простого воспроизведения последовательности стихов в тетрадях, хранившихся в кипарисовой шкатулке Анненского.2 А в этих тетрадях стихи, вошедшие в 'Кипарисовый ларец', чередуются со стихами, напечатанными лишь в 1923 г., и тогда вообще должно было бы отпасть самое заглавие 'Кипарисовый ларец' - настолько бы расширился состав книги. Заглавие же это, безусловно, принадлежит самому Анненскому, что подтвердили нам также лица, с которыми он делился своими творческими намерениями в последние годы жизни (Е. М. и А. А. Мухины).

Большинство стихотворений Анненского дошло до нас в нескольких редакциях, хронологическая последовательность которых далеко не всегда ясна, поскольку поэт нередко возвращался к редакции, отвергнутой ранее. В тетради из кипарисовой шкатулки заносились главным образом окончательные редакции. Но некоторые стихотворения заносились сюда еще и в черновом виде, и в дальнейшем поэт снова возвращался к ним, переписывая их набело несколькими страницами дальше, а порою принимался и за переделку белового текста. Кроме того, нет уверенности в том, что тетради 'Кипарисового ларца' заполнялись последовательно, т. е. что до тех пор, пока предыдущая тетрадь не заканчивалась, поэт не начинал писать в следующей. Есть здесь и несколько таких стихотворений (как из числа вошедших в 'Кипарисовый ларец', так и из числа 'посмертных'), где некоторые строки вообще остаются недописанными. Между тем эти же стихотворения, равно как и целый ряд других (представляющих уже и здесь вполне обработанный текст), существуют еще и в других списках - на отдельных листах.

Оба издания 'Кипарисового ларца' основаны, за немногими исключениями, на текстах авторских тетрадей из кипарисовой шкатулки. Что касается стихотворений, существующих в нескольких законченных редакциях в пределах тетрадей, то выбор В. Кривича основывался на признаке окончательности данного варианта. Второе издание сборника отличается от первого выбором других редакций для нескольких стихотворений и указаниями на варианты заглавий ряда стихотворений.3

Анализ соотношения между разными редакциями одного и того же стихотворения позволяет признать текстологическую работу первого публикатора наследия Анненского в подавляющем большинстве случаев правильной. Поэтому в настоящей книге сборника 'Кипарисовый ларец' воспроизводится, в основном, по 1-му его изданию, как наиболее близкому по времени к исполнению авторского замысла - с проверкой всего материала по первоисточникам (автографам и авторизованным спискам) и с критическим учетом поправок, внесенных во 2-е издание.

Последний, третий раздел оригинальной лирики Анненского - 'Стихотворения, не вошедшие в сборники' - составляют стихотворения, опубликованные в сборнике 'Посмертные стихи' (1923), и несколько стихотворений, публикуемых впервые. За малыми исключениями, этот материал, насколько позволяют судить отдельные даты стихотворений, хронологически близок к сборникам 'Тихие песни' и 'Кипарисовый ларец' (в основном это стихи, записанные в четырех тетрадях из кипарисовой шкатулки; остальное - стихи из более ранних тетрадей, либо записанные на отдельных листах). В. Кривич в предисловии к сборнику 'Посмертные стихи' также отмечал: 'Здесь собраны почти исключительно те стихи И. Ф. Анненского, которые, по их времени и характеру, могли бы войти в его первую и вторую книги... Таким образом, этим сборником еще не исчерпывается вполне все поэтическое наследие Иннокентия Анненского'.

Публикатор не объяснил своих принципов отбора материала. Но за пределами его издания остались все ранние стихи, которые Анненский не ценил, а также несколько оригинальных и переходных стихотворений, относящихся, очевидно, к различным периодам жизни поэта и незаписанных в тетрадях, отчасти - неоконченных.

В настоящем издании они воспроизводятся в соответствующих разделах. Ранние же стихотворения в наше собрание не включаются по мотивам, изложенным во вступительной статье (см. стр. 11), равно как и 'стихотворения в прозе', опубликованные в 'Посмертных стихах' в качестве особого раздела.

Что касается группировки 'Стихотворений, не вошедших в сборники', то хронологический принцип мог быть непосредственно применен лишь к очень немногочисленным датированным стихотворениям, которые и вынесены в начало раздела и расположены в порядке написания. В отношении же основной, недатированной части материала говорить о хронологии не приходится. Здесь можно лишь учесть косвенные и далеко не бесспорные признаки, вроде порядка записи в тетрадях и расположения материала в сборнике 'Посмертные стихи', поскольку оно основано было и на биографических сведениях, какими располагал В. Кривич. Несколько стихотворений, публикуемых нами впервые по автографам, большей частью черновым, помещены в конце раздела. В конце же дается подраздел 'Надписи на книгах и шуточные стихотворения', который от соответствующего приложения в сборнике 'Посмертные стихи' отличается тем, что, с одной стороны, несколько стихотворений, имеющих, на наш взгляд, определенно лирический характер, независимо от 'случая', к которому они написаны, отнесены в основной раздел; с другой же - внесено несколько впервые публикуемых надписей и пародий.

Для настоящего издания удалось установить даты ряда стихотворений. Даты установлены на основании преимущественно ранних автографов Анненского (даты в большинстве случаев надписаны другими чернилами, - возможно, через значительный промежуток времени).

В разделе 'Стихотворные переводы' материал располагается по эпохам, языкам и переводимым поэтам, а в пределах переводов из одного автора - в соответствии с последовательностью стихотворений в составе отдельных его книг и хронологией этих книг (при переводах из разных сборников). Такой порядок расположения, вообще широко применяемый, здесь является тем более целесообразным, что хронологическая последовательность выполнения отдельных переводов настолько неясна,4 что строить предположения о том, в каком порядке были бы расположены самим поэтом переводы, не вошедшие в состав 'Тихих песен', совершенно бесполезно. Сохранять же в настоящем издании два аналогичных друг другу цикла переводов, притом большей частью из одних и тех же авторов, - невозможно.

Трагедии Анненского публикуются нами по печатным текстам - первые три по прижизненным изданиям, последняя - по посмертному. Рукописи трагедий не обнаружены.

Основная часть рукописного наследия Анненского хранится в Центральном Государственном Архиве Литературы и Искусства, незначительная часть - в рукописном отделе Государственной Публичной библиотеки имени М. Е. Салтыкова-Щедрина, единичные тексты - в рукописном отделе Института русской литературы (Пушкинского дома) Академии наук СССР. В ссылках на последние не возникло необходимости. Ввиду немногочисленности материалов Государственной Публичной библиотеки, при ссылках на них используется лишь сокращенное обозначение архивохранилища без шифра и указания на лист. Материалы же Центрального Государственного Архива Литературы и Искусства (фонд ? 6, описи 1-2) чрезвычайно обширны. В связи с обилием материала в ряде случаев, когда необходимо уточнение архивных данных, это делается в примечаниях по следующей схеме: указание на ? фонда опускается; цифра, указываемая 'после сокращения 'ЦГАЛИ' (напр., 17) означает номер единицы хранения первой описи; при ссылках же на единицу хранения второй описи вслед за цифрой, обозначающей данную единицу, ставится в скобках цифра (2), напр.: 1 (2) или 3 (2).

Приводим пояснения к тем единицам хранения, которые используются чаще всего:

ЦГАЛИ, 16 - 'Тетрадь 1-й книги стихов' (т. е. сборника 'Тихие песни'),
ЦГАЛИ, 17, 21, 19, 20 - тетради, хранившиеся в кипарисовой шкатулке поэта и содержащие стихотворения из сборников 'Кипарисовый ларец' и 'Посмертные стихи',
ЦГАЛИ, 23 - 'Стихи из сборника "Кипарисовый ларец"' (списки и машинописные копии),

ЦГАЛИ, 55 - 'Стихотворения, напечатанные в сборниках "Тихие песни", "Кипарисовый ларец", "Посмертные стихи"',
ЦГАЛИ, 1 (2) - 'Стихотворения из "Тихих песен"'.

Приводим список сокращений, принятых в примечаниях:

ГПБ - Государственная Публичная библиотека имени М. Е. Салтыкова-Щедрина.
КЛ - Иннокентий Анненский. Кипарисовый ларец. Вторая книга стихов (посмертная). Изд-во 'Гриф', М., 1910.
КЛ2 - Иннокентий Анненский. Кипарисовый ларец. Вторая книга стихов (посмертная). Издание 2-е под редакцией В. Кривича Пг., 1923.
ЛМ - Валентин Кривич. Иннокентий Анненский по семейным воспоминаниям и рукописным материалам. - Альм. 'Литературная мысль', 3. Л., 1925.
ПС - 'Посмертные стихи Иннокентия Анненского', под редакцией Валентина Кривича. Пг., 1923.
Ст. - стих (стихотворная строка).
ТП - Ник. Т-о. Тихие песни. С приложением сборника стихотворных переводов 'Парнасцы и проклятые'. СПб., 1904.

ЦГАЛИ - Центральный Государственный Архив Литературы и Искусства Главного архивного управления МВД СССР.

С н о с к и:

1. 'Литературная мысль', 3. Л., 1925, стр. 208-209.
2. Последняя так описана в предисловии к 'Посмертным стихам': 'Это полированная, замыкающаяся шкатулка из кипарисового дерева с вензелем на крышке, где хранились (и сохраняются и ныне) цветные кожаные тетради стихов последних лет'. Ларец находится теперь, вместе с архивом поэта, в Центральном Государственном Архиве Литературы и Искусства.
3. Варианты заглавий в настоящем издании не воспроизводятся в основном тексте, а указываются лишь в примечаниях.
4. В. Кривич в примечаниях к 'Посмертным стихам' (стр. 161) свидетельствует: 'Только относительно 'Ich grolle nicht' и перевода из Гете я могу с достоверностью сказать, что они написаны Анненским в последние годы жизни. Что касается остальных стихов отдела, то по всем данным они были написаны еще до издания первой книги'. Последнее подтверждается тем, что записи большинства из них (по крайней мере в первоначальных вариантах) находятся в ранних тетрадях.

К иллюстрациям

1. Фронтиспис. И. Ф. Анненский в последний период жизни. Фотография, ПД.
2. И. Ф. Анненский в 1880-е годы. Между стр. 176 и 177, фотография, ПД.
3. Черновой автограф стихотворения 'Поэту'. Между стр. 208 и 209, ЦГАЛИ.
4. И. Ф. Анненский в молодости (1870-е годы). Между стр. 240 и 241, фотография, ПД.
5. Черновой автограф перевода стихотворения Верлена 'Я устал и бороться и жить...'. Стр. 275, ЦГАЛИ.

вверх

Словарь малоупотребительных и устаревших слов

Алмея - танцовщица и певица в странах Востока.
Анкилоз
- сращение суставов.
Архитрав -
каменная балка на колоннах.
Брашно
- еда, кушанье.
Верея -
каждый из двух столбов, на которые навешиваются ворота (за верею - за ворота).
Вертеп
- убежище, пещера.

Виксатин
- род клеенки, также - сделанный из виксатина откидной
верх пролетки.
Волькамерия -
тропическое растение с душистыми цветами.
Выя -
шея.

Гашиш
- наркотик.
Гейша
- японская танцовщица.
Глагол
- речь.
Глазет -
золотая или серебряная парча с узором; глазеты - одежды из глазета.
Горний -
небесный, вышний.
Грабары
(обл.) - землекопы.
Груда
(обл.) - промерзлая земля без снега, замерзшая грязная дорога.
Дед, деды -
репейник, чертополох.
Жнивник -
сжатое поле.
З
áсенок -
тенистое место.
Ипомеи -
растение из семейства вьюнковых.
Кандило -
подсвечник для нескольких свечей.
Капище -
храм, святилище.
Кафизма -
раздел псалтыри, читаемый на вечернем богослужении.
Кинамон
- корица, ароматическое растение.
Кирьг
á
(обл.) - кирка.
Консорты -
товарищи, соучастники.
Контрафакция -
незаконная перепечатка, подделка, также воспроизведение чьей-либо литературной манеры.
Крушина
- высокий кустарник с ломкими ветвями.
Кэк-уок
- модный в начале XX в. танец, заимствованный у американских негров.
Левада -
в контексте: низина у реки, заливной луг.
Макадам -
вид мостовой (по имени изобретателя -.английского инженера Макадама).
Мета -
цель, предмет стремлений.
Мускус
- особое ароматическое вещество.

H
á-ne
- удвоение ставки в карточной игре.
Обада -
утренняя серенада.
Оцет -
скисшее вино, уксус, который, по евангельскому преданию, дали выпить распятому Христу.
Паладин -
рыцарь.
Перуны - громы, молнии.
Поножи -
часть лат, покрывающая ноги от ступни до колен.
Посылка -
заключительное четверостишие стихотворения, написанного в форме так наз. романской баллады с лирическим или философским содержанием (не смешивать с балладой, как повествовательным стихотворным произведением).
Потир
- чаша, в которой находится вино и хлеб для причащения верующих во время православного богослужения.
Примас -
первенствующий ('первый') архиепископ в католических государствах.
Ронь
- то, что обронено (в контексте - оброненные при уборке колосья).
Сарматы -
древнеславянский народ, живший на пространстве между Доном и Вислой.
Свевы
- древнегерманское племя, позднее - швабы.
Сиверкий -
холодный, северный.
Степенство
(с местоимением 'ваше') - почтительное обращение к купцу в царской России.
Стик
- тонкая трость, модная в конце XIX - начале XX в. (от английского 'stick'; более распространенное произношение 'стек'); характерный для Анненского случай нарочитого анахронизма.
Стрекало -
острый колющий посох.
Табань
- команда грести назад для поворота или для движения кормой вперед.
Талер -
старая немецкая серебряная монета.

Твердь
- небо.
Трен -
конец длинного женского платья, тянущийся наподобие шлейфа.
Триада
- сочетание воедино трех понятий или существ, 'триединство'.
Триодь
- церковная книга, состоящая из трехпесенных канонов.
Тристен
(обл.) - трехсменный сарай.
Фантом -
нечто кажущееся, призрак.
Фенол
- карболовая кислота.
Фиал -
сосуд, чаша.
Франк -
древний германец.

Халиф
- титул духовного главы мусульман.
Хлороз
- бледнокровие, 'бледная немочь', также - болезнь растений, выражающаяся в пожелтении листьев.
Центифолия -
садовая махровая роза, вообще - многолепестковый цветок.
Цитра
- струнный музыкальный инструмент.

Эбеновый -
из черного дерева.
Эмфаза
- особая приподнятость в тоне речи.
Эфемер
- живущий один день.

Эшафодаж -
сложное многоярусное сооружение (в контексте - причудливая высокая прическа).

вверх

Начало \ Издания \ Библиотека поэта, 2-издание

О собрании


При использовании материалов собрания соблюдать приличия
© М. А. Выграненко, 2005-2017

Mail: vygranenko@mail.ru; naumpri@gmail.com

Рейтинг@Mail.ru     Яндекс цитирования