Начало \ Осталось в памяти \ Воспоминания А. Я. Головина

Сокращения

Создание: 1.07.2008

Обновление: 27.06.2016

А. Я. Головин
Встречи и впечатления

фрагменты

Александр Яковлевич Головин (1863-1930) - художник, театральный декоратор, автор знаменитого занавеса Мариинского театра (1914) в Петербурге. Долгое время жил и умер в Царском Селе, в доме ? 3 на углу улиц Леонтьевской и Средней, нынче не существующем. В архиве размещены портреты М. А. Кузмина (1910) и Э. Ф. Голлербаха (1923) работы А. Я. Головина.

Источник текста и изображений:
Головин А. Я. Встречи и впечатления. Письма. Воспоминания о Головине. Л.-М., "Искусство", 1960.

См. также о Головине в архиве фрагмент очерка Е. М. Головчинера

Фрагменты опубликованы также в сборнике: Иннокентий Анненский глазами современников / К 300-летию Царского Села: [Сборник / сост., подг. текста Л. Г. Кихней, Г. Н. Шелогуровой, М. А. Выграненко; вступит. ст. Л. Г. Кихней, Г. Н. Шелогуровой; коммент. Л. Г. Кихней, Г. Н. Шелогуровой, М. А. Выграненко] - СПб.: ООО "Издательство "Росток", 2011. С. 259-260.


Портрет А. Я. Головина
работы Л. С. Бакста, 1908 г.

Фото А. Я. Головина 1914 г.


98-99

Журналом, в котором отражались все наиболее значительные явления искусства, был в предвоенные годы "Аполлон", прекративший своё существование вскоре после революции 1917 г. Он пользовался большой популярностью в художественных кругах, и действительно её заслуживал. После "Мира искусства" это был лучший художественный журнал в России.

<...> редактировал "Аполлон" художественный критик С. К. Маковский, с которым у меня сложились дружеские отношения. <...> Говоря об "Аполлоне", коснусь нашей художественной критики. Самым крупным критиком я всегда считал Александра Бенуа. Даже спорные или ошибочные его суждения всегда интересны. Этого я не сказал бы о С. К. Маковском. Маковский - прямое порождение Петербурга, со всеми особенностями "петербургских" настроений. Помню его отзыв о моём портрете Люц, в котором он усмотрел какую-то сирень, тогда как там отчётливо выписанные синие колокольчики. У меня особая любовь к цветам, и я изображаю их с ботанической точностью. Вот почему меня удивила сирень! Вскоре после появления статьи Маковского я получил от неизвестного мне человека письмо, в котором тот возмущался нашей художественной критикой, не дающей себе труда даже внимательно взглянуть на картину.

100

Однажды С. К. Маковский обратился ко мне с проектом большого группового портрета, на котором были бы изображены ближайшие сотрудники 'Аполлона'. Я согласился при условии, что буду работать над портретом у себя в мастерской, в Мариинском театре. Это было осенью 1909 г. Портрет должен был изображать И. Ф. Анненского, Вяч. И. Иванова, А. Н. Толстого, М. А. Волошина, М. А. Кузмина, С. К. Маковского и других.* Все они собрались у меня, и мы обсудили композицию портрета, расположение фигур, из которых одни должны были стоять, другие сидеть. При таком обилии людей не легко было расположить их так, чтобы не получилось скучной 'фотографической' группы. Центральным пятном намечался пластрон И. Ф. Анненского, который был во фраке или смокинге.1 Его прямая, строгая фигура с гордо приподнятой головой, в высоком, тугом воротничке и старинном галстуке должна была служить как бы стержнем всей композиции; вокруг него располагались остальные, кто стоя, кто сидя. Кузмин стоял вполоборота, в позе как бы остановившегося движения. Эта поза мне запомнилась, лицо его мне казалось очень своеобразным, и я тогда же задумал написать его отдельно, в рост.
Второе собрание сотрудников 'Аполлона' ознаменовалось ссорой двух поэтов; приняться за работу опять не удалось.2 В дальнейшем собрания не повторялись, и в конце концов пришлось оставить мысль о групповом портрете сотрудников 'Аполлона'.

Вскоре 'Аполлон' лишился одного из своих близких сотрудников - И. Ф. Анненского, который внезапно скончался 30 ноября 1909 г. Собираясь вернуться из Петербурга в Царское Село, он почувствовал себя дурно и упал у подъезда Царскосельского вокзала. Неожиданная и безвременная смерть Анненского произвела удручающее впечатление на всех, кто знал этого замечательного поэта. Похороны его в Царском Селе собрали огромное множество учащейся молодежи, которая искренне любила Анненского.

Незадолго до смерти Анненский в редакции 'Аполлона' беседовал с М. А. Кузминым на тему о сущности любви и ее формах. Вскоре после этого он написал стихотворение, посвященное Кузмину, на тему, затронутую в их споре. Этому стихотворению суждено было стать последним произведением покойного поэта...3

В это время мне часто приходилось встречаться с М. А. Кузминым - у нас были общие театральные интересы. Я решил написать его портрет. К работе я приступил в октябре 1909 г., но окончил ее только в следующем году, так как писать приходилось с большими перерывами; всего сеансов было около двадцати. Портрет этот находится в Москве, в Театральном музее им. Бахрушина.**

* На портрете предполагалось также изобразить А. А. Блока, который упоминает об этом в письме к своей матери от 19 ноября 1909 г.: "Сегодня вечером я пойду в мастерскую Головина, расположенную на потолке Мариинского театра. Внизу Шаляпин будет петь "Фауста", а наверху Головин будет рисовать группу девяти сотрудников "Аполлона" (Маковский, Вяч. Иванов, Анненский, я, Волошин и ещё не знаю кто)". (Блок А. Письма к родным. Т. I. Л., 1927, с. 286).
** Портрет Кузмина в музее ИРЛИ АН СССР в Ленинграде.

1 См. об этом в воспоминаниях В. Кривича.
2 Речь идёт о дуэли М. А. Волошина и Н. С. Гумилёва. См. об этом в архиве
рассказ Волошина и его "Историю Черубины".
3 Речь идёт о стихотворении
"Моя тоска". Об этом месте воспоминаний Головина и посвящении см. статью А. Кушнера  "Среди людей, которые не слышат..."

Начало \ Осталось в памяти \ Воспоминания А. Я. Головина

Сокращения


При использовании материалов собрания просьба соблюдать приличия
© М. А. Выграненко, 2005-2016

Mail: vygranenko@mail.ru; naumpri@gmail.com

Рейтинг@Mail.ru     Яндекс цитирования