Начало \ Именной указатель \ А. Ф. Кони и Анненский

Сокращения

Обновление: 05.03.2016

А. Ф. КОНИ и АННЕНСКИЙ

 

Кони Анатолий Федорович (1844-1927) - юрист, судебный и общественный деятель, сенатор, член Государственного Совета, писатель, литературный критик, мемуарист. С 7 декабря 1896 г. Кони являлся почетным членом ИАН, а с 8 января 1900 г. почетным академиком по разряду изящной словесности Отделения русского языка и словесности ИАН. См. о нем подробнее: Смолярчук В. И. А. Ф. Кони и его окружение: (Очерки). М.: Юридическая литература, 1990. 399 с.
Сведениями о времени и обстоятельствах знакомства Анненского с А. Ф. Кони не располагаю. Наиболее ранним документальным свидетельством установления отношений Анненского с Кони, которое мне удалось разыскать, является сохранившийся в фондах библиотеки Пушкинского Дома экземпляр переведенных Анненским 'Вакханок' Еврипида с дарственной надписью: "Анатолию Федоровичу Кони, чародею русского слова, от написавшего эту книгу 6 января 1895 г." (Лики творчества: (Каталог выставки) / БАН СССР; ИРЛИ (ПД) АН СССР; Сост. Г В. Бахарева, Н. Н. Шаталина; Под ред. Т. И. Назаровской. Л., 1990. Вып. 1: Книги с автографами из фондов Библиотеки Пушкинского Дома. С. 15).

Тем же днем датировано и ответное письмо Кони, автограф которого сохранился в архиве Анненского:

<18>95.I.6.

Глубокоуважаемый Иннокентий Феодорович,

Книга Ваша - с лестною и незаслуженною мною надписью - доставила мне величайшее удовольствие и составляет самый ценный новогодний подарок. Позвольте принести Вам мою глубочайшую благодарность за честь, мне оказанную, и за память обо мне. Сочувствие таких деятелей, как Вы, - придает сил и бодрости!

Искренне преданный Вам

А. Кони

Как уже констатировалось ранее (см.: УКР II. С. 125), датировал письмо Анненский ошибочно, по инерции в начале наступившего 1896 г. обозначив в качестве даты 1895 г. Предположения же комментатора КО об ознакомлении Анненского в январе 1895 г. с рукописным вариантом некрологического очерка ('Так как публикуемое письмо датировано январем 1895 г., можно предположить, что Кони прислал Анненскому эту часть статьи в рукописи' (КО. С. 650)), герой которого скончался 11 июня 1895 г., на мой взгляд, не соответствуют действительности.

В своем отзыве о другом биографическом повествовании, принадлежащем 'мастерскому перу А. Ф. Кони', Анненский, характеризуя очерк 'Иван Федорович Горбунов', впервые опубликованный также в 'Вестнике Европы' (1898. Т. 6. Кн. 11. Паг. 1. С. 5-63; Кн. 12. Паг. 1. С. 437-481), констатировал, что он 'написан превосходно и для читателей настоящего издания особенно ценен, так как восполняет рассказы Горбунова прекрасно подобранными вариантами, обрисовкой личности рассказчика и одушевленным, умным комментарием не только к самым рассказам, но и к истории той эпохи, которую они, главным образом, в себе отпечатлели. Подобно другим литературным работам А. Ф. Кони, и настоящая занимается не только тем, что он знает, но и тем, что он любит, и в этом, может быть, главная причина успеха очерка' (рец. на кн.: Горбунов И. Ф. Сочинения: В 2-х т. / Под ред. и с предисл. А. Ф. Кони. СПб.: Изд. А. Ф. Маркса, [Б. г.] // УКР II. С. 123).

Несомненно, Анненский 'подносил' свои сочинения Кони и впоследствии. См., в частности, прим. 1 к тексту 191 <письмо Анненского М. К. Лемке от 19.04.1909>, а также сохранившийся в библиотеке ИРЛИ (шифр 38 2/110) экземпляр речи 'Пушкин и Царское Село' (СПб.: Тип. Братьев Шумахер, 1899) с дарственной надписью:

"Анатолию Федоровичу
Кони в знак истинного уважения И. Анненский 13/1 1901".

Позволю себе здесь также воспроизвести текст дарственной надписи на титульном листе 'Царя Иксиона' (СПб.: Типо-лит. М. П. Фроловой, 1902); экземпляр издания с автографом хранится в собрании Н. Т. Ашимбаевой, и инскрипт любезно скопирован ею: "Анатолию Федоровичу Кони от его искреннейшего почитателя. И. Аннен<ский> 23 М<ая> 1902 Ц<арское> С<ело>".
См. изображение этого титульного листа на странице Театр Еврипида.

Свидетельством ответного внимания Кони к творчеству Анненского помимо писем является и помета на 'академическом' труде последнего, автографе разбора перевода 'Илиады' Гомера, выполненного Минским: '22 декабря 1909 г. возвращено г. Поч<етным> академиком А. Ф. Кони...' (СПбФ АРАН. Ф. 9. Оп. 3. ? 13. Л. 148). См. также прим. 2 к тексту письма Анненского А. Ф. Кони от 1 сентября 1904 г.

А. И. Червяков // Письма I. C. 164-165.
Изображения: фото - Письма II, вкл.; портрет работы И. Е. Репина 1898 г.

Страница Википедии

17. I 1896

Глубокоуважаемый Анатолий Федорович!

С живейшим интересом прочел я первую статью Вашу о Д. А. Ровинском1, которую Вы так любезно прислали Вашему искреннему почитателю.

Еще один венок на могилу2, и еще один яркий урок живущим!

Характеристику, Вами написанную, я бы назвал "идеологическою" - личность Ровинского не господствует безраздельно на страницах Вашего очерка, она не рассматривается в увеличительное стекло не пластается, не поднимается искусственно. Ровинский для Вас дорог как носитель и проводник известной "системы идей"3. А между тем мимоходом бросается свет и на очень любопытные явления общего характера: как, например, уживается в личности кабинетный труд с так называемой практической деятельностью4? Мне кажется даже, что для меня теперь выясняется и любовь Ровинского к карикатуре5 и некоторая "жестокость" его таланта6, и предпочтение, которое он отдавал портрету перед другими формами живописи, гравюре перед другими способами изображения...

Простите за эти небрежные строки, набросанные под непосредственным впечатлением Ваших страниц.

Искренно Вам преданный и глубоко Вас уважающий
И. Аннен<ский>

17 января 1895 г.

Письма II. С. 163; 163-167.
Печатается по тексту автографа, сохранившегося в архиве А. Ф. Кони (РО ИРЛИ (ПД). Ф. 134. Оп. 1. ? 58. Л. 1-2).
Впервые опубликовано в КО (С. 446) без указания на неточность датировки и с одним непрочитанным словом (пластается).
Впервые на наличие в архиве А. Ф. Кони, поступившем после его смерти в Пушкинский Дом, двух писем И. Ф. Анненского (в настоящем издании тексты 40 и 118) указывалось в следующей публикации: [Зиссерман П. И.] Архив А. Ф. Кони // Памяти Анатолия Федоровича Кони. Л.; М.: Издательство "Книга", 1929. С. 125. (Труды Пушкинского Дома Академии наук СССР).

1. Ровинский Дмитрий Александрович (1824-1895) - судебный деятель, коллекционер и искусствовед, автор трудов по истории русской и западноевропейской гравюры <...>, член-корр. по Отделению русского языка и словесности ИАН с 4 декабря 1881 г., почетный член ИАН с 3 декабря 1883 г.
Открывается упомянутая Анненским работа (см.: Кони А. Ф. Дмитрий Александрович Ровинский: Очерк // Вестник Европы. 1896. Т. I. Кн 1. С. 129-175), прочитанная публично 23 декабря 1895 г. (см.: Заседание Юридического Общества в память Д. А. Ровинского // Журнал Юридического Общества при Императорском С.-Петербургском Университете. 1896. Кн. 2. Февраль. Паг. 4. С. 6-10), следующей характеристикой: 'Ученый, глубокий знаток и работник в области искусства, опытный законовед и судебный практик, писатель и блестяще образованный человек, почетный член академии художеств и наук и заслуженный член высшего кассационного суда - Ровинский был не только во всех отношениях выдающимся, но и в высшей степени своеобразным, цельным и интересным человеком. В нем жила неутомимая жажда деятельности и живого труда, и он не зарыл в землю, как "раб ленивый и лукавый", талант своих обширных знаний, проницательность ума и теплоту доброго сердца. Всю жизнь служа родине и искусству, он сложил свои трудовые руки лишь лицом к лицу со смертью...' (С. 130).
2. К 1896 г. Кони был автором нескольких биографических работ некрологического характера, например, о Н. А. Бундовском, С. И. Зарудном, А. Д. Градовском, И. А. Гончарове.
3. В публикации, помещенной в ? 1 'Вестника Европы', в центре внимания Кони - юрист-практик, сыгравший немалую роль в реформировании судебной системы Российской Империи. В связи с деятельностью героя публикации автор уделяет серьезное внимание и характеристике правовой системы России середины XIX в., и описанию уголовной практики, и анализу содержания и проблем судебной реформы, и характеристике ее активных участников (см. стр. 131-133,135-136,143-145).
В заключение статьи Кони формулирует то, что, с его точки зрения, было идейно определяющим началом деятельности Ровинского: 'Освобождение крестьян, отмена телесных наказаний и учреждение нового суда осуществили заветные мечты Ровинского' (С. 174-175).
4. Это замечание Анненского интересно и в связи с тем, что сам он не раз характеризовался как 'кабинетный, даже "кабинетнейший", сросшийся со своим столом и книгами ученый' (ПК. С. 109).
5. Речь идет, очевидно, об уже упоминавшихся томах 'Русских народных картинок', лубочные изображения которых Анненский был склонен считать сродными карикатуре.
6. Формула, отсылающая к суждениям Михайловского о Достоевском, очевидно, близким Анненскому и неоднократно сочувственно цитируемым им (см., в частности: ИФА. III. С. 151, 156).

26 февраля 1896

Глубокоуважаемый Анатолий Фёдорович!

Позвольте еще раз от души поблагодарить Вас за оттиски Ваших статей1, чтение которых производит поистине освежающее впечатление. Благодарю Вас также за присылку Кавказского отчета2. Позвольте поднести Вам мой маленький педагогический экскурс3. Во 2-ой части есть введение, представляющее до некоторой степени общий интерес4.

С истинным уважением и преданностью

Покорный слуга Ваш И. Аннен<ский>

Печатается по тексту автографа, сохранившегося в архиве А. Ф. Кони (Государственный архив Российской Федерации. Ф. 564. Оп. 1. ? 1044. Л. 1).
Впервые опубликовано с неточностью в комментарии:
УКР. II. С. 124-125. См. также: УКР III. С. 289.

1. Очевидно, поводом к написанию письма послужила досылка второй части упомянутой в прим. 1 к тексту 40 <письмо Анненского А. Ф. Кони от 17 января 1896 г.> статьи Кони (см.: Кони А. Ф. Дмитрий Александрович Ровинский: Очерк // Вестник Европы. 1896. Т. I. Кн. 2. С. 607-660).
2
. Разыскать работу Кони, озаглавленную именно таким образом, не удалось.
Среди его работ, так или иначе связанных с Кавказом, можно отметить следующую: Ко
ни А. Ф. О дискреционной власти суда по проекту уголовного уложения // Протокол заседания Кавказского Юридического Общества. Тифлис. 1895. Т. IV. С. 11-15.
Возможно, речь идет о труде, послужившем основой доклада Кони, сделанного в годичном заседании С.-Петербургского Юридического общества и опубликованного под названием 'Большая юстиция' в газете 'Новости и биржевая газета' в номере от 30 января 1896 г., который, по словам современного исследователя, посвящен 'почти целиком Кавказу' (см.: Калоев Б. А. А. Ф. Кони о Кавказе // Этнографическое обозрение. 1997. ? 3. С. 149-156).
3
. Речь идет о следующем издании, которое восьмитысячным тиражом увидело свет в третьей декаде февраля 1896 г. (см.: Список изданий, вышедших в России с 24-го по 29-е февраля 1896 года // Правительственный вестник. 1896. ? 121.5(17) июня. С. 4): Ксенофонт. Воспоминания о Сократе в избранных отрывках: С введением, примечаниями и 8 рисунками / Объяснил И. Ф. Анненский, директор С.-Петербургской 8-ой гимназии. СПб.: Типо-лит. И. А. Литвинова, 1896. Ч. 1: Текст. 60 с; Ч. 2: Комментарий. 110 с., илл. (Иллюстрированное собрание греческих и римских классиков с объяснительными примечаниями, под редакцией Льва Георгиевского и Сергея Манштейна).
В архиве Анненского сохранилось письмо Л. А. Георгиевского (РГАЛИ. Ф. 6. Оп. 1. ?
313. Л. 1-1об.), в котором оговаривались условия и сроки издания этого труда Анненского:

7 ноября <18>95 г. Вторник Царское Село

Многоуважаемый
Иннокентий Феодорович.

Заезжал к Вам третьего дня, чтобы передать Вам для подписи условия, которые мы всегда заключаем с нашими сотрудниками, приступая к печатанию их трудов... <...>

Я<,> нижеподписавшийся<,> сим предоставляю С. А. Манштейну и Л. А. Георгиевскому право собственности на все издания составленных мною введения и объяснительных примечаний к Воспоминаниям Ксенофонта о Сократе в избранных отрывках, с тем, чтобы они, Манштейн и Георгиевский, уплатили мне по 2 рубля с печатной страницы своего комментария за первые 4000 экземпляров и по 1 руб. с каждых следующих 4000 экз<емпляров>.

8 настоящее время уже весь комментарий мною прочитан, так что мы надеемся, что к половине декабря удастся его отпечатать и к январю выпустить в свет.

Искренно Вас уважающий и преданный Л. Георгиев<ский>

P. S. По получении от Вас подписанного условия немедленно мы пришлем Вам условия, подписанные нами.

Л. Г.

4. Речь идет о помещенном в качестве введения 'Очерке древнегреческой философии' (Ч. 2. С. 3-51).

1 сентября 1904

Диктует И. Ф. Анненский

Глубокоуважаемый Анатолий Фёдорович!

Только вчера сын привёз мне сюда, в Ялту, где я выношу третью болезнь в этом сезоне - плеврит, и лежу привинченный к постели слабостью и докторами1, - Ваше любезное и лестное для меня приветствие2, которое меня очень тронуло и вместе с тем обрадовало.

Хочу жить, чтоб получать такие милые письма от людей, близких мне по духу, и которыми я горжусь наравне со всей Россией.

Живу в Ялте, куда перед смертью всё стремился Чехов3. Неужели, многоуважаемый Анатолий Фёдорович, Вы не дадите нам художественного анализа творчества покойного поэта4? Его нежные матовые краски ждут того, чтоб Вы их очертили Вашим тонким критическим пером.

Неизменно преданный Вам
И. Аннен<ский>

1 Сент<ября> 1904 г.
Ялта
Дарсановская улица
дом д<окто>ра С. Я. Елпатьевского
5

Печатается по тексту автографа, сохранившегося в архиве А. Ф. Кони (Государственный архив Российской Федерации. Ф. 564. Оп. 1. ? 1044. Л. 2-3).
Написано письмо рукой Над. В. Анненской, очевидно, под диктовку Анненского. Его рукописные вставки в текст набраны курсивом.
Фрагмент письма впервые опубликован: УКР. IV. С. 84. Впервые в полном объеме опубликовано: Звезда. ? 9, 2005. С. 170-171.

1. Ялтинскому периоду болезни Анненского уделен фрагмент воспоминаний В. Кривича: <...> (ПК. С. 101)
Очевидно, именно в это время и состоялась единственная встреча Анненского с Буниным, о которой последний рассказывал Г. Адамовичу:
'- Сидел на террасе с пледом на ногах, читал что-то французское. Кажется, кроме "здравствуйте" и "до свидания", мы ничего друг другу и не сказали... Вы что, действительно думаете, что это был замечательный поэт, или так, больше оригинальничаете?' (Адамович Георгий. Бунин: Воспоминания // Новый журнал. Нью-Йорк. 1971. Кн. 105. С. 126. Перепеч.: Адамович Г. В. Бунин: Воспоминания / Публ. А. Бабореко // Знамя. 1988. ? 4. С. 185). Отмечу здесь, кстати, досадную неточность, допущенную в серьезном издании (см.: Бунин И. А. Письма 1885-1904 годов / Под общ. ред. О. Я. Михайлова; Подгот. текстов и коммент. С. Н. Морозова, Л. Г. Голубевой, И. А. Костомаровой. М: ИМЛИ РАН, 2003. С. 230, 557): согласно комментарию к письму Ю. А. Бунину от 9 декабря 1896 г. Бунин и И. Ф. Анненский, которого авторы примечания смешали с его старшим братом, познакомились 7 декабря 1896 г. на юбилее К. М. Станюковича.
Подчеркну также тот факт, что Анненский болезнью был лишен не только здоровья и сил, но и значительной части финансовых средств. Весной следующего года он вынужден был обратиться к руководству учебного округа со следующим официальным 'Ходатайством о разрешении получить единовременное пособие директору гимназии' от 18 марта за ? 259 (печатается по писарскому тексту, написанному на гимназическом бланке и сохранившемуся в ЦГИА СПб. Ф. 139. Оп. 1. ? 10284. Л. 9):

Его ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВУ
Господину Попечителю
С.-Петербургского Учебного Округа

В виду весьма значительных расходов, которые легли особенно тяжким бременем на меня вследствие продолжительного лечения моей болезни в Крыму, я имею честь почтительнейше ходатайствовать перед ВАШИМ ПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВОМ о разрешении мне получить из специальных средств вверенной мне гимназии триста руб. (300) в единовременное пособие, с отнесением 150 р. на специальные средства пансиона и 150 р. на специальные средства гимназии. К сему имею честь присовокупить, что по отделу 1-му специальных средств по вверенной мне гимназии к 18 сего марта состоит 7353 р. 48 к., а по отделу II-му 3885 р. 84 к.
Директор И. Аннен<ский>

Резолюции руководителя округа на этом ходатайстве, впрочем, не способствовали скорому получению искомых средств. 20 марта 1905 г. на ходатайстве было отмечено 'повременить', следом за этой резолюцией последовала следующая: 'по докл<аду> 19 мая поврем<енить> еще'. Лишь 5 августа 1905 г. на этом ходатайстве появилось указание 'разрешить'.
2. Письмо в архиве Анненского не сохранилось.
Имена А. Ф. Кони, И. Ф. Анненского и В. И. Кривича-Анненского помимо упомянутого пассажа связаны записью Кони в 'Литературной тетради Валентина Кривича' (РГАЛИ. Ф. 5. Оп. 1. ? 111. Л. 16): "С подлинным верно старый почитатель И. Ф. Анненского А. Кони. Санаторий 7.VIII. <1>923".
3. См., например, публикацию 'К кончине Чехова' в 'Петербургской газете' (1904. ? 182. 4 июля. С. 2), в рамках которой была помещена и следующая заметка:

'Ялта, 2 июля. Впечатление известия о смерти в Германии Антона Чехова произвело в Ялте удручающее впечатление. Чехов поправлялся, чувствовал себя прекрасно, собирался возвратиться на ялтинскую дачу в начале осени и мечтал о новых работах'.

4. Единственной монографической работой А. Ф. Кони, посвященной личности и наследию Чехова, были его воспоминания, которые впервые увидели свет уже в середине 1920-х гг. в издании, вышедшем к двадцатилетию смерти писателя (см.: Кони А. Ф. А. П. Чехов: Отрывочные воспоминания // Чехов А. П. Затерянные произведения. Неизданные письма. Воспоминания. Библиография / Под ред. М. Д.Беляева и А. С. Долинина. Л.: Атеней, 1925. С. 199-216. (Труды Пушкинского Дома при РАН); перепеч: Кони А. Ф. Воспоминания о Чехове. Л.: Атеней, 1925. 28 с).
5. Елпатьевский Сергей Яковлевич (1854 - 1933) - прозаик, публицист, мемуарист, врач, общественный деятель, близкий к кругу 'Русского богатства'; хороший знакомый Н. Ф. Анненского, он оставил о нем воспоминания, позволившие высказать весьма любопытные генеалогические предположения (см.: Елпатьевский С. Николай Федорович Анненский: Воспоминания // Русское богатство. 1912. ? 10. С. 374; Елпатьевский С. Литературные воспоминания: (Близкие тени, ч. II): Л. Н. Толстой. - П. Ф. Якубович. - Д. Н. Мамин-Сибиряк - Н. Ф. Анненский. - В. М. Соболевский. [М.:] Книгоиздательство Писателей в Москве, [1912]. С. 110; Петрова М., Самойлов Д. Загадка Ганнибалова древа // Вопросы литературы. 1988. ?2. С. 187-192).
В мемуарах Елпатьевского в связи с ялтинским периодом его жизни содержится упоминание фамилии Анненского (см.: Елпатьевский С. Я. Воспоминания за 50 лет. Л.: Прибой, 1929. С. 292). однако из контекста не вполне понятно, не о старшем ли брате И. Ф. Анненского, Николае Федоровиче, идет речь.

1. X 1905

Ц<арское> С<ело>

Глубокоуважаемый Анатолий Фёдорович!

Только сейчас узнал я из газет о Вашем юбилее1: мы, провинциалы, всегда запаздываем.

Примите же моё запоздалое, но оттого не менее искреннее поздравление, а к поздравлению позвольте прибавить несколько слов.

Есть у меня имена - их немного, и среди них Ваше, - что стоит мне написать или сказать которое-нибудь из них, и тотчас возникает у меня желание поделиться с его носителем возникающими в связи с этим именем мыслями.

Тяжёлый цеп истории принялся не в шутку колотить по нашим снопам, которые казались нам такими золотыми и поэтическими. Полетели во все стороны зерна Истины, но при этом нас слепят и целые тучи трухи и мякины.

Учите нас, дорогой Анатолий Фёдорович, отличать эти зерна истины. Вам, литературному критику и общественному деятелю, предлежит тяжёлая, но и благодарная деятельность. На Вас, которому русская душа открывалась не только в прозрениях поэтов2, но и в жизни, в круге своих правовых идей и мистических мечтаний, в задушевной речи русских людей, лучших русских людей3, с которыми Вы были близки4, и в "мире отверженных"5, искалеченных, протестующих, падших и возрождаемых, устремлены наши ожидания.

Твёрдо верю в то, что Вы скажете нам и о Чехове6, и о Горьком7, и о скольких ещё, где столькие русские читатели не научились видеть "зерен истины" и жатвы будущего.

Искренне Вам преданный
И. Аннен<ский>

Печатается по тексту автографа, сохранившегося в архиве А. Ф. Кони (РО ИРЛИ (ПД). Ф. 134. Оп. 1. ? 58. Л. 3-4). Впервые напечатано: КО. С. 463-464.

1. Речь идет об отмечавшемся 40-летии общественной, служебной и литературной деятельности Кони (см. подробнее: КО. С. 653).
Практически во всех петербургских газетах были помещены публикации, посвященные этому событию. См., в частности: Чествование А. Ф. Кони // С.-Петербургские ведомости. 1905.1 окт. Без подписи.
2. См., например, его пушкиноведческие работы: Общественные взгляды А. С. Пушкина: Речь почетного члена Императорской Академии Наук сенатора А. Ф. Кони в торжественном собрании Императорской Академии Наук 26-го мая 1899 г. СПб.: Тип. ИАН, 1900; Страничка из жизни А. С. Пушкина; Сообщение почетного академика А. Ф. Кони в торжественном годовом заседании Императорской Академии Наук 29 декабря 1904 г. СПб.: Тип. ИАН, 1900.
3. Речь может идти об уже упоминавшейся в коммент. к тексту 40 <письмо Анненского А. Ф. Кони от 17 января 1896 г.> работе, в конце первого десятилетия XX в. выпущенной отдельным изданием: Кони А. Ф. Иван Федорович Горбунов: Очерк. СПб.: Изд. Т-ва Р. Голике и А. Вильборг, 1908.
4. Некоторые мемуарные повествования Кони о деятелях русской культуры и о крупнейших правоведах и государственных деятелях собраны в 5-7 томах его известного собрания сочинений: Кони А. Ф. Собрание сочинений: В 8-ми т. / Под общ. ред. В. Г. Базанова и др. М.: Юридическая литература, 1966-1969.
5. Проблема 'мира отверженных' (и, в частности, 'босячества') затрагивалась Кони в его работах неоднократно (см. в качестве примера: Кони А. Ф. Федор Петрович Гааз: Биографический очерк. СПб.: Тип. А. С. Суворина, 1897; Кони Анатолий. Задачи трудовой помощи: Письмо к редактору // Трудовая помощь. 1897. ? 1. Ноябрь. С. 44-56).
6. См. прим. 4 к тексту 106 <письмо Анненского А. Ф. Кони от 1 сентября 1909 г.>.
7. Вскоре после получения этого письма А. Ф. Кони была произнесена в заседании кружка им. Я. П. Полонского речь о Горьком, которая была опубликована несколько позднее, в 'Отчете Совета литературно-художественного кружка им. Я. П. Полонского за 1905- 1906 и 1907-1908 гг.' (СПб., 1908).
О весьма критических оценках творчества Горького, высказанных в этой речи, и об общих концептуальных подходах Кони к его раннему наследию см. подробнее: Голубев В. Письма М. Горького к А. Ф. Кони // М. Горький: Материалы и исследования / АН СССР; Институт литературы. М.; Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1936. [Вып.] II / Под ред. С. Д. Балухатого и В. А. Десницкого. С. 298-299. (Литературный архив).

Из прим. 1 к письму Анненского к М. К. Лемке от 19 апреля 1909 г., с. 304, в ответ на присылку "Второй книги отражений":

<1>909.IV.20

Глубокоуважаемый Иннокентий Федорович!

Извините, что так долго не отвечал на послание Ваше в виде милой книги.

<...> я хотел прочесть книгу<,> как говорят поляки<,> 'досконале'. Премного благодарю Вас за нее. Все в ней 'свое', все живое и 'aus der Seele gesprochen' <от души высказанное (нем.)>. Многие мысли о Достоевском мне очень нравятся. Жаль, что не мог достать в нашей Академич<еской> Библиотеке первую книгу отражений<,> чтобы познакомиться с Достоевским 'до катастрофы'.

Очень и очень признателен Вам за доставленное наслаждение.

Преданный Вам
А. Кони

 

Начало \ Именной указатель \ А. Ф. Кони и Анненский


При использовании материалов собрания просьба соблюдать приличия
© Выграненко М. А., 2005-2016
Mail: vygranenko@mail.ru; naumpri@gmail.com

Рейтинг@Mail.ru     Яндекс цитирования