Начало \ Труды \ УКР IV, 181 (1908)

Сокращения

Открытие: 5.06.2012

Обновление: 20.04.2015

РЕЦЕНЗИЯ

Русская классная библиотека,
издаваемая под редакциею А. Н. Чудинова

Источник текста и примечаний: УКР IV. ? 181. С. 147-183.

<1)> Данте Алигиери. Божественная комедия. Часть I. Ад. Полный текст 34 песен, объяснительные статьи. 1897. Стр. VI + 227. Ц. 55 к.; Ч. II. Чистилище. Полный текст. Примечания. 1897. Стр. III + 169. Ц. 50 к.; Ч. III. Рай. Текст и примеч. 1897. Стр. III + 175. Ц. 55 к.1
Экземпляр 1-й части книги находится в собрании. См. оглавление PDF

147

Хорошо напечатанная книжка заключает все песни Дантова Ада, в различных переводах, частью стихотворных, частью прозаических, и статьи Карлейля2 и Мина3. Первые песни снабжены подстрочными примечаниями, остальным объяснения даны в конце книги.

Переводы разного достоинства. Лучший стихотворный - Мина, прозаический - Каншина4. Третья песня переведена стихами Головановым5. Жаль, что именно эта с ее классическим началом содержит в переводе такие несуразные стихи, как

Что было раней, все, как я безлетно...6

Кто узнает здесь дантовское

ed io eterno duro.

Впрочем, четвертая песня в переводе того же г. Голованова вышла гораздо глаже и понятнее.

Стихотворный перевод г. Петрова (В. А.)7 (п<есня> VI и др<угие>) сделан пятистопным ямбом, а так как число строк при этом ограничено, то перевод должен быть иногда слишком энергичен.

Вот, напр<имер>, изображение Цербера, несколько не совпадающее с дантовским:

Взор у него - кровав, отвис живот,
Жир в бороде и лапища с когтями;
Царапает и кожи с душ он рвет.8

Еще менее удалось г. Петрову в XXI песне изображение дьявола:

Неся к смоле, на костяных плечах
Тень грешника без всякой уж защиты,
Он сгреб его за нервы на ногах.9

Тут нет дантовских плеч aguto e superbo, a il nerbo обратилось в нервы10.

148

Слишком энергична и такая фраза:

Не то, смотри, чтоб мы не почесали11

(У Данта: если не хочешь наших когтей).

Нехорошо и выражение - "кусок от локтя отлетел" в 22-й песне12, тем более что Дант в нем не повинен.

В 24 песне Ванни Фуччи, который говорит у Данта следующее:

"Звериная жизнь нравилась мне, а не человеческая.
Мне, мулу, которым я и был. Я Ванни Фуччи,
Зверь, а Пистойя была достойной меня берлогой"13,

у г. Петрова выражается так:

Я жизнь скотов людской предпочитал:
Ванни Фуччи - прямой лошак - скотина! -
Пистою я берлогою считал.14

Но и перевод г. Петрова, несмотря на эти неудачные стихи, сделан в общем удовлетворительно, а местами даже красиво. Переводить Данта стихами вообще рискованно. Но, казалось бы, от прозаического перевода мы вправе ожидать точной передачи не только мыслей, но и метафор. К сожалению, в переводе Чуйко15 попадаются однако большие странности, напр<имер>, I'animose man del duca e pronte переведено смелой и быстрой рукой16. Жест совсем не тот: Вергилий толкает Данта перед собой, а не от себя. Переводчик не заметил множественного числа. Грешники у В. В. Чуйко падают спиной (у Данта supin) и сгибают грудь (у Данта пé piegò sua costa)17.

Г. Фан-Дим18 для чего-то переиначил в прозаической передаче метафору Данта (в 14-й песне). В тексте "степь удаляет со своего ложа все растущее", а в русском переводе "Недра степи не вскармливают ни единого злака"19 (Не замешалось ли здесь вместо letto* latte**?).
* Ложе (итал.).
** Молоко (итал.).

Там же чудное дантовское "Quivi fermammo i piedi a randa a randa" передано совершенно прозой остановились стопы наши20.

Непонятна, кажется, или по крайней мере непонятно переведена г. Фан-Дим строка 28 в 20-й п<есне>21.

Лучшим из переводчиков Данта прозою я считаю г. Каншина. К сожалению, впрочем, он по временам не жалеет дантовской синтетичности. Ведь отсутствие стиха еще не налагает обязанности

149

говорить аналитически.

Напр<имер>, в 25-й п<есне> (стр<ока> 69) у Данта стоит Vedi che già поп sei пé due пé uno. Г. Каншин передает это так: "Ты и змея не совсем еще слились воедино, но вы уже не составляете двух отдельных существ"22.

Это комментарий (не вполне точный, кажется), но не перевод.

Перевод Мина едва ли требует особой характеристики. Его несколько стертый характер и однотонная патетичность выкупаются солидными достоинствами: он не допускает в Божественную Комедию ничего вульгарного, и при этом он старательно ее изучил, и, главное, всю. Он чаще передает меньше, чем понял, чем больше, чем понял, а это большое достоинство.

Отмечу некоторые недочеты в передаче имен (напр<имер>, Амфиарий, Терезий23).

Ч<асть> II. В переводе Чистилища обращают на себя внимание своим архаизированным стилем переводы М. Б.24

Равно и я когда притек ко брегу, туда, где осоляются им воды Тибра; тень бо; и се!; днесь крыле и т<ому> п<одобное>.25

Но почему-то рядом не задолго, наросль, воление - слова странные, но ничего общего с церковным языком не имеющие.

Пишет г. М. Б. не стихами и не обычной прозой, а бесконечным ямбом, с неопределенными делениями, вроде того, как Максим Горький, когда этот писатель хочет изобразить лирический подъем (напр<имер>, в 'Человеке'26).

Взлетать, я мню, на быстрых крыльях, оперенных // желанием великим вслед тому, // кто и надежду... и т<ак> д<алее>27.

Во всяком случае в переводчике виден человек, хорошо изучивший текст. Это видно хотя бы из начала 4-й песни28.
Стихотворный перевод г. Саломона29 без рифм понравился мне точностью и изяществом тона, правда, несколько мягкого для Данте, и простотой языка, которую переводчик приобретает иногда, впрочем, отказавшись от его колоритности (ср<авни> начало 9-й песни30).

Песни от 10-21 переведены г. Федоровым31. У него менее слогов, чем в подлиннике (в строке 8 или 9 слогов, а у Данте 11, не считая элидированных32) - и он выбрал мало подходящий размер амфибрахий. Уже одно уменьшение числа слогов грозит точности и ясности передачи. И действительно: стоит прочитать хотя бы описание Траянова барельефа33 (Песня 10-ая, стр<оки> 70 слл.), чтобы убедиться в том, как сокращает г. Федоров Данте и вместе с тем его обесцвечивает.

Вот образчик перевода г. Федорова:

150

Ужели не знаете: черви
Ведь мы, рождены для того,
Чтоб ангельской бабочкой к Богу
Лететь лишь? В объятья его!
К чему
петушится тут ум вши?34

(в подлиннике in alto galla*: к переводу совершенно не подходит русское петушиться).
* Ввысь возносится (итал.).

15-ую песню г. Федоров переводит дактилями в 8 и 7 слогов в строке, перемешивая их с амфибрахиями. Переведена эта песня лучше предыдущих35.

До чего г. Федоров сокращает Данте или упрощает его - уж не знаю - видно из начала 16-й песни:

Мрак Ада и ночи беззвездной
Собою не так покрывал,
Как дым, что пред нами внезапно
Густым покрывалом предстал
Не мог
уже глаз тут открыть я,
И вождь мне подставил плечо.36

В этих шести строках 3 слога совершенно лишних, и при этом переводчику достаточно 51 слога, чтобы передать три терцины Данте, т<о> е<сть> 99 слогов, не считая элидированных. У Данте, конечно, говорится не совсем то, что стоит в переводе37.

У г. Федорова нет ночи, затемненной тучами, дым предстает перед ними, а не покрывает их, как у Данте. У него поэт не может открыть глаз, а у Данте глаза не могут оставаться открытыми; наконец, он опускает характеристику вождя, речь спутника (saputa е fida**).
** Опытный и надежный (итал.).

Получается таким образом сокращенный пересказ. Надо однако отдать справедливость г. Федорову; он избежал многих ошибок перевода.

Последние песни Чистилища взяты из перевода г. Чуйко: они переданы добросовестно, но довольно бесцветной прозой.

Конечно:

                         piante novelle
Rinnovetiate di novella fronda

не совсем то, что "новые растения, возобновившие свои новые листья"38 русского переводчика, но, по крайней мере, содержание фраз одинаково.

151

Перу г. Чуйко принадлежит перевод и первых песен Рая (1-17).

Перевод недурен, хотя лишен тонкости. Переводчик предпочитает обыденность метафоре: этот неправильный прием при передаче символиста особенно ощутителен.

Так в 11-й п<есне> Рая у В. Чуйко читаем: "никто не открывает двери с удовольствием"39; а в подлиннике la porta del piacer nessun disserra*.
* "<Перед ней [нищетой], как перед смертью,> дверь [в ожиданьи] наслаждения никто не отворяет" (итал.).

Есть у В. Чуйко неточности и смыслового, прозаического характера, напр<имер>, в начале XIII песни (стр<оки> 13 слл.)40.

С 18-й песни идет стихотворный перевод А. П. Федорова. К тексту Рая стиль и стихи его еще менее, по-моему, подходят, чем к тексту предыдущей части поэмы. Перевод уснащен энклитиками ведь, уж, тут, лишающими его плавности, притом же к размерам его коротких строк присоединился еще анапест41.

Кроме того, перевод сделан и довольно небрежно. Сравните, напр<имер>, 18-ая песня ст<рока> 8 слл.:

Влюбленный свой взор тогда к ней уж
Я обратил и что в ней
Увидел, о том умолчу я:
Ведь слаб я так речью своей...42

В тексте стоит:

Io mi rivolsi all'araoroso suono
Del mio conforto

В переводе совсем не то

                         е quale io allor vidi
Negli occhi santi amor

(в переводе опущено)

                                         qui l'abbandono
Non perch' io pur del mio parlar diffidi

(в переводе переиначено)

Ma per la mente che non può reddire

и т<ак> д<алее>.

Самые стихи очень неровны, и мысли выражены в них необычным образом. Вот, напр<имер>, заключение 19-й песни.

152

И всяк должен знать, Фамагуст что
И Накòзия плачут
уже
От животного, чтò их
ведь тащит:
Дико оно,
как и все (?)43.

В общем, конечно, во всех трех книжках есть удачные страницы, и даже нашлись бы, вероятно, блестяще переданные строки. Но, ввиду указанных мною недочетов и крайней пестроты в переводе поэмы, я, с своей стороны, не могу указать на это издание как заслуживающее особой рекомендации Ученого Комитета.

<2)> Джъованни Боккачьо. Декамерон. СПб. 1899. Стр. IV + 132. Ц. 40 к.43

В книжке помещены 20 новелл в русском переводе. Выбор сделан удачно, применительно к возрасту учащихся: напр<имер,> взята новелла о трех перстнях, о скряге Гримальди, о похищении свиньи и знаменитая легенда о Гризельде в старом переводе К. Н. Батюшкова45. Конечно, педагогические цели должны были лишить Боккачьо характерности, но зато теперь наши гимназисты могут со спокойной совестью говорить, что читали Боккачьо. Из переводов очень хороши те, которые сделаны покойным академиком А. Н. Веселовским46 (в первом и шестом дне). К новеллам приложен биографический очерк, составленный по классической книге Гаспари47. В настоящее время, кроме двухтомного труда А. Н. Веселовского, мы имеем в русской литературе характеристику Б<оккачьо>, написанную проф. Зайчиком48. Гаспари, конечно, известный знаток Боккачьо, но этому человеку иногда не хватало поэтического чутья, что он доказал, по-моему, отчасти, и разбором последней новеллы Декамерона49.

3) Дж. Г. Байрон. Избранные сочинения в переводе русских поэтов. СПб. 1901. Стр. VI + 240. Ц. 50 к.50

В книжку вошли; Лирика, Шильонский узник, Абидосская невеста и отрывки из Чайльд Гарольда и Дон-Жуана.

Выбор лирики очень хорош и сделан внимательно со стороны русской передачи. Достоинство переводов Козлова51, Огарева52, Фета53, Плещеева54, Майкова55 и др<угих>56 давно установлено.

Поэмы даны также в классических переводах57, а отрывки из

153

Чайльд Гарольда взяты вполне соответствующие юношескому возрасту58. В Дон Жуане это, правда, устроить было несколько мудрено, и редактору пришлось сделать ряд купюр (напр<имер,> стр. 157)59. Публичная лекция покойного А. И. Кирпичникова о Байроне уже несколько устарела60, по крайней мере, в той части, где отмечается влияние его на Пушкина, но в общем она как нельзя лучше подходит к настоящей книге.

Я бы думал, что на книгу можно обратить особое внимание педаг<огических> советов.

4) И. Вольфганг Гете. Фауст. Драматическая поэма в 2-х частях. Перевод М. П. Вронченки. Текст 1-й части. Изложение II-й части. Объяснительные статьи. СПб. 1900. Стр. V + 196. Ц. 55 к.61

Перевод знаменитой книги, сделанный М. П. Вронченко, давно оценен русской читающей публикой62.

Он скорее гладок, чем всегда вполне точен, хотя текст, по-видимому, изучен и понят переводчиком везде.

Сравним одну сцену. Вронченко заставляет Маргариту требовать от Фауста (сцена в саду Марты) исполнения обрядов: у Гете речь идет только о вере63.

В той же сцене Маргарита словами

К тому ж - прости мне Бог обиду -
Он плутом кажется по виду!64

не вполне передает суждение, вложенное этой девушке в уста поэтом: Маргарита Гете боится, что она ошиблась65.

Конец сцены в издании отменен, и слова Маргариты о ее невольной покорности Фаусту ни на чем не держатся. Я не знаю, следовало ли пропускать "сонные капли"66.

В следующей сцене (у колодца) Гретхен неловко называет себя домоседом67.

Вторая часть Фауста лишь изложена, хотя и с разделением ролей и необходимыми сокращениями.

Характеристика 'Фауста' взята из статьи проф. Шепелевича68, которого можно считать теперь лучшим знатоком этой трагедии. Кстати, 'Фауст' назван на обложке издания драматической поэмой. Насколько мне известно, Гете называл его трагедией и, конечно, с полным основанием.

Книжку можно рекомендовать.

154

5) Адальберт Шамиссо де-Бонкур. Избранные произведения в переводах русских писателей. Стр. 84. СПб. 1899. Ц. 35 к.69

В книжке, кроме стихотворений в очень хороших переводах (особенно В. С. Лихачева70), помещена "Чудесная история Петра Шлемиля' в переводе А. Н. Чудинова. Эта юмористическая и трогательная история "человека, утратившего тень", полная фантастики, морали и сентиментализма, чрезвычайно характерна для начала 19-го века, а сам Шамиссо представляет интересный тип эрудита-сказочника. Юмор Шамиссо интересен, как объединение романского элемента в природе поэта и германского в его культуре71.

Книжку следует, по-моему, рекомендовать.

6) Дени Дидро. Избранные сочинения. Племянник Рамо. (La neveu de Rameau). Биограф. очерк. СПб. 1900. Стр. III + 147. Ц. 40 к.72

В этой книжке знаменитый создатель Энциклопедии представлен только своим беллетристическим очерком 'Племянник Рамо', но в то же время чрезвычайно ярко и характерно. 'Племянник Рамо' не новелла, это даже не рассказ, это - жанр в настоящее время очень редкий, это - идеология. В книжке, изданной под редакцией А. Н. Чудинова, племянник Рамо рассматривается как тип, его сравнивают с Требием Ювенала73 и не прочь сопоставить даже с прихлебателями Островского и Тургенева74. Это односторонне: Рамо не тип и не образ, не аллегория, это - мысль: именно этим чисто интеллектуальным моментом и определяется сказанное о племяннике Рамо (известного плодовитостью своею композитора75): идеология решительно преобладает у Дидро над памфлетом и над сатирой, и над фантазией, что бы ни говорил по этому поводу такой благожелательный критик, как Гете76.

Перевод г. Н. Л.77 очень хорош и снабжен тщательно составленными примечаниями. Мнения Гете и Сент-Бева78 представляют сами по себе большую ценность, и я считаю, что книжку вполне можно рекомендовать.

7) Альфред де Мюссе. Избранные сочинения. Перевод В. Е. Чешихина и др. СПБ. 1901. Стр. IV + 245. Ц. 50 к.79

Для ознакомления с Мюссе-лириком и автором комедий

155

книжка вполне пригодна. Некоторые стихотворения даны в переводах давно известных русских писателей. Но больше всего потрудился для данного сборника В. Е. Чешихин. Стих его гладок и легок, но несколько бесцветен: в передаче этого автора слышится сильное влияние Жуковского80. Свободное течение стиха Мюссе лучше передано г. Чешихиным, чем захватывающая страстность этого поэта. Лучше других удалась г. Чешихину, по-моему, Декабрьская ночь81.

Биографический очерк составлен тоже В. Е. Чешихиным. Он написан с большим одушевлением и заключает в себе, между прочим, интересные воспоминания современников о внешнем обличьи поэта82. Роман поэта с Жорж Занд83 изложен без особых подробностей.

Ввиду того, что, насколько мне известно, настоящее издание Мюссе - для молодежи единственное на русском языке, я считал бы полезным обратить на него внимание педагогических советов.

8) Ганс Христиан Андерсен. Избранные сочинения. 1) Часть I-ая. Сказка моей жизни. СПб. 1899. II + 397 стр. Ц. 75 к.; 2) Импровизатор. Роман. Спб. 1899. Стр. II + 321. Ц. 75 к.84

Автобиография знаменитого "сказочника" дает и занимательное, и в то же время очень назидательное чтение. Из этой книги вырисовывается такой трогательно-простосердечный образ, в ней столько лучистой веры в людей и живой веры в Бога, что она оставляет впечатление в своем роде единственное. Конечно, многое покажется теперь и молодому читателю слишком сантиментальным, а русского заденет некоторой слащавостью, но жизнь Андерсена и для нас все же останется одною из лучших его сказок. Мимоходом он рисует нам и не мало людей, носивших громкие имена не только в Дании, но и далеко за ее пределами. Он много говорит о Рашели85 и Дженни Линд86, перед нами проходит в письмах - Диккенс87, в силуэтах - Вильгельм Гримм88, Ауэрбах89 и Бьернстирне-Бьернсон90.

Стихотворения А<ндерсена> интересны лишь как привесок91. Хорошо переведена одна пьеса Бальмонтом (Вечер). Жаль только, что опечатка Всех вместо Всем в последней строфе портит конец92.

Об 'Импровизаторе' писал еще Белинский93. Это ряд любопытных картин Италии, на фоне которых развертывается жизнь поэта. Фантазия Андерсена, который особенно любил Италию, развертывается здесь свободно, хотя иногда и говорит немнож-

156

ко книжным и условным языком, напр<имер,> при исторических грезах в Колоссее94. Но очень поэтично изображает поэт то совершенно особое обаяние, которое на душу, еще детскую, произвело первое чтение Божественной Комедии95.

Перевод обеих частей сборника, посвященных Андерсену, сделан гладким языком и, кажется, с немецкого96. Впрочем, перевод 'Импровизатора' был в свое время одобрен таким знатоком скандинавских языков, как Я. К. Грот97.

Я полагал бы возможным рекомендовать обе книжки Андерсена.

9) Торквато Тассо. Освобожденный Иерусалим. Перевод и частью изложение. СПб. 1899. Стр. IV + 184. Ц. 40 к.98

В книжке соединено старое с современным. Отдельные строфы 1-й п<есни>, 12-й, 15-й, 16-й и вся 4-ая приведены в старом переводе Раича99; отдельные же строфы взяты из перевода И. Козлова. Рядом с этим некоторые пассажи переведены г. А. Ч.100, и, вероятно, не будет нескромностью видеть в этих инициалах имя редактора - А. Н. Чудинова. Биографический очерк заимствован из А. И. Кирпичникова101.

Свойства переводов Раича и Козлова давно получили оценку читателей102. Перевод А. Ч. суть результат добросовестного изучения подлинника.

Книжку можно рекомендовать.

10) Пьер Бомарше. Трилогия. Перевод А. Н. Чудинова. СПб. 1898. Стр. VIII + 363. Ц. 55 коп.103

Трилогия Бомарше переводилась не раз104. Уже после издания книги с переводом г. Чудинова вышел в свет перевод трилогии, сделанный теперь уже покойным А. А. Криль105 (автор перевода драмы Ферд. Лассаля 'Франц фон Зикинген'106). Перевод г. Чудинова читается легко, и я не встретил в нем мест, неправильно понятых. Можно пожалеть разве о двух вещах: 1) недостаточно объяснительных примечаний и 2) нет критического анализа трилогии.
Но, ввиду удовлетворительности и полноты перевода знаменитых комедий и дешевизны издания, весьма удобного для небольших ученических библиотек, я бы, с своей стороны, предложил рекомендовать книжку Педагогическим советам.

вверх

П р и м е ч а н и я:

157

1. Печатается по автографу И. Ф. Анненского, сохранившемуся в РГИА (Ф. 734. Оп. 3. ? 216. Л. 276 - 287 об). Сохранилась и машинописная копия доклада (РГИА. Ф. 733. Оп. 196. ? 176. Л. 263 - 269 об). Доклад был прочитан в заседании Основного Отдела УК 12 мая 1908 г. (РГИА. Ф. 734. Оп. 3. ? 119. Л. 740 - 742). Значительная часть текста публикуемой рецензии уже была воспроизведена в печати (см.: Анненский Иннокентий. О русских переводах Данте [Неизданная рецензия] / Публ. А. И. Червякова // Europa orientalis. [Roma]. 1992. Vol. II . ? 1. P. 223-229).
'Русская классная библиотека' А. Н. Чудинова (см. прим. 4 к тексту 94: УКР II. С. 164), который, как и Анненский, был во второй половине 1880-х гг. активным участником собраний преподавателей русского языка при Педагогическом Музее военно-учебных заведений (см.: УКР I. С. 56), печаталась в типографии И. Глазунова. Рецензируемые издания были выпущены в рамках второй ее серии 'Классические произведения иностранных литератур в переводах русских писателей'.
Книги, включающие в себя перевод 'Божественной комедии' Данте, являются VII-IX выпусками этой серии.
VII выпуск, содержащий первую часть поэмы, открывается 'Предисловием' составителя (с. I-IV) и включает в себя фрагменты переводов Д. Е. Мина (песни I-II, V и XXXII-XXXIV (c. 1-15, 27-34, 150-1б7)); Н. Н. Голованова (песни III-IV (с. 16-27)), В. А. Петрова (песни VI-IX, XXI-XXIV (с. 34-33, 97-120)), В. В. Чуйко (песни X-XII, XXVII-XXVIII (с. 53-65, 130-138)), Фан-Дим (Е. В. Кологривовой) (песни XIII-XX, XXIX-XXXI (с. 66-97, 138-150)) и П. А. Каншина (песни XXV-XXVI (с. 120-130)).
Заключительные его страницы занимает раздел 'Объяснительные статьи', в состав которого вошли отрывок 'Жизнь и произведения Данте' (с. 167-186) из переведенной В. И. Яковенко книги Т. Карлейля 'Герои и героическое в истории: Публичные беседы' (СПб., 1891), "извлечение из ст. Д. Е. Мина" 'Космология Дантовой поэзии' (с. 186-198), а также анонимные 'Построение Дантова Ада, деление и размещение в нем осужденных (с. 198-212), 'Объяснение чертежей' (с. 213-215) и 'Примечания к III-XXXIV пн. Ада' (с. 216-227). См. оглавление, PDF
Выпуск, посвященный 'Чистилищу', содержит извлечения из переводов, принадлежащих Мину (песнь I (с. 1-6), М. Б. (песни II-IV (с. 6-9)), А. Саломону (песни V-IX (с. 19-46)), А. Федорову (песни X-XXI (с. 47-112)), В. Чуйко (песни XXII-ХХХIII (с. 113-158)) и раздел 'Примечания' (с. 159-169).
В составе IX выпуска серии опубликованы "Предисловие" (С. I - III), отдельные части перевода Чуйко (песни I-XVII и строки 52-54 XXVII песни (с. 1-74, 127)) и Федорова (песни XVIII-ХХХIII (с. 75-163)), а также 'Примечания к III-XXXIV пн. Рая' (С. 164-175).
Именно часть публикуемой рецензии, основанную на дантовском материале, следует поставить в непосредственную связь с другими переводоведческими трудами Анненского (в первую очередь с отзывами, выполненными для ИАН, - с разборами переводов из Гомера и Горация, представленными на соискание Пушкинской премии ИАН (см. УКР I. С. 15-16, 150-151). Сформулированные им подходы к переводческому творчеству ("Пере-

158

водить лирика труд тяжелый и чаще всего неблагодарный. Переводчику приходится, помимо лавирования между требованиями двух языков, еще балансировать между вербалъностъю и музыкой, понимая под этим словом всю совокупность эстетических элементов поэзии, которых нельзя искать в словаре. Лексическая точность часто дает переводу лишь обманчивую близость к подлиннику, - перевод является сухим, вымученным, и за деталями теряется передача концепции пьесы. С другой стороны увлечение музыкой грозит переводу фантастичностью. Соблюсти меру в субъективизме - вот задача (μέγτοτς άγών) для переводчика лирического стихотворения" (Разбор стихотворного перевода лирических стихотворении Горация, П. Ф. Порфирова. Сделанный И. Ф. Анненским. СПб.: Тип. ИАН, 1904. С. 2-3. Отд. оттиск из Отчета о XV присуждении Пушкинских премий)) и анализу стихотворных переводов {"Так как судить о достоинстве перевода можно всего правильнее, если станешь на точку зрения переводчика, то я и оценивал его труд, главным образом, со стороны понимания и передачи художественных достоинств подлинника, со стороны ясности и образности передачи, и выразительности языка и ритма" (Анненский И. Ф. [Рец.] // АРАН. Ф. 9. Оп. 3. ? 13. Л. 150. Рец. на соч.: Илиада Гомера, перевод Н. М. Минского. Москва. 1896 (с рукописными исправлениями и добавлениями переводчика). VII+416 с.)), применялись Анненским и в настоящем труде. Интересен он и оценками достоинств и недостатков конкретных переводов 'Божественной комедии', и общими суждениями о Данте и об особенностях перевода его произведений на русский язык.
Посвященная проблеме "русского Данте" (см. подробнее: Данченко В. Т. Данте в русской литературе // Данченко В. Т. Данте Алигьери: Библиографический указатель русских переводов и критической литературы на русском языке: 1762 - 1972 / Всесоюзн. гос. биб-ка иностр. лит-ры. М.: Книга, 1973. С. 5-25; Асоян А. А. Данте и русская литература конца XIX - начала XX века: Пособие к спецкурсу / Свердловский пед. ин-т, 1988. 80 с; Асоян А. А. Данте и русская литература. Свердловск: Изд-во Уральского ун-та, 1989. 172 с; Асоян А. А. "Почтите высочайшего поэта...": Судьба 'Божественной комедии' Данте в России. М.: Книга, 1990. 214 с), работа эта, в которой разбираются переложения 'Божественной комедии', принадлежащие перу восьми российских переводчиков ХIХ в. (Анненскому, кстати, и прежде приходилось высказываться в отношении существовавших переводов Данте с изрядной долей скепсиса (ср., например: "Как будут изучать ученики Илиаду? <...> А Данта? Разве у нас есть классические переводы?" (УКР II. С. 314}), дает дополнительный материал для размышлений над такой слабоизученной темой, как 'Данте и Анненский'. Во всяком случае здесь должно быть отмечено пристальное внимание рецензента к "сумеречной красоте Данте" (КО. С. 201), неоднократно выявлявшееся в его работах и на вербальном уровне (см., например: Анненский И. Ф. |Рец.] // ФО. 1898. Т. XIV. Кн. I. Паг. 2. С. 47. Подпись: И. А. Рец. на кн. А. Тамбовский, Анакреонт. Первое полное собрание его сочинений в переводах руских писателей. С-Петербург. 1896; Театр Еврипида 1906.

159

С. 539; УКР I. С. 241). Думается, этот интерес Анненского, более явно обозначившийся в последние годы его жизни (свидетельством чему отчасти является и публикуемая рецензия), может сигнализировать о наличии глубинных связей его творчества с поэмой Данте. Так, на мой взгляд, вполне актуален был бы детальный анализ традиции 'Божественной комедии' в поэзии Анненского, например, в связи с представлениями о "дантовском круге" (ср.: Максимов Д. Поэзия и проза Ал. Блока. Л.: Сов. писатель, 1975. С. 97-98; Davidson Pamela. The Poetic Imagination of Vjacheslav lvanov: A Russian Symbolist's Perception of Dante. Cambridge, New York, New Rochelle, Melbourne, Sydney: Cambridge University Publication, [1989]. P. 14; Тростников М. В. Сквозные мотивы лирики И. Анненского // Известия АН СССР. Серия лит-ры и языка. 1991. Т. 50. ? 4. С. 335-336), роль этой традиции (в связи с идеей троичности) в идейно-композиционном и архитектоническом построении "Кипарисового ларца* (ср.: Веселовский Александр. Данте Алигьери // Энциклопедический словарь / Изд. Ф. А. Брокгауз, И. А. Ефрон. СПб.: Типо-Лит. И. А. Ефрона, 1893. Т. X. С. 118; Тименчик Р. Д. О составе сборника Иннокентия Анненского 'Кипарисовый ларец' // Вопросы литературы. 1978. ? б. С. 307-316) также нуждается в осмыслении.
Характерно, что в том же 1908 г. тема "дантовского круга" возникает в письме Анненского от 22 июля к Н. П. Бегичевой:

"Вы знаете - что такое Лист? По крайней мере, как он мне представляется? Это, по-моему, католическая, Дантовская душа. Он ад видит и ада боится и хочет бешенством, вакханалией звуков уверить нас, что он не боится, что ему все трын-трава. Но послушайте его чардаш, его венгерские рапсодии, его безумные вальсы, послушайте только, как он аранжирует эти немецкие "высокие души" и "воздушные мысли", эту небесную тоску Шуберта, и Вы поймете, что такое виртуозность Листа, откуда его бешеные темпы, и это сверканье Ниагары его звуков, холодных, светлых, но глубоко больных адским видением и скрежетом воздаяний" (Государственный литературный музей. Ф. 33. Оп. 1. ? 3. Л. 33 - 33 об).

Анненский, кстати, как бы подтверждая свои слова ("Кто из русских поэтов <...> не попробовал своих сил над Дантом или не подражал Данту" (КО. С. 287)), и сам испытывал себя в роли его переводчика. Текст его 'Лекций по античной литературе', читанных на высших женских историко-литературных и юридических курсах Н. П. Раева в 1908 - 1909 гг., содержит перевод строк 43-58 XIV песни 'Ада' (см.: Лекции по античной литературе проф. И. Ф. Анненского. Читанные на высших женских историко-литературных и юридических курсах Н. П. Раева 1908/1909 г. СПб., [1909]. С. 230-231; Гитин Владимир. Из неопубликованного наследия Анненского // Europa orientalis. [Roma]. 1989. Vol. 8. P. 564-565). Отмечу здесь тот факт (очевидно, обусловленный ошибкой при перепечатке), что этот перевод в обоих случаях был атрибутирован неточно: и в машинописном корпусе 'Лекций', и в перепечатанных из него фрагментах дважды (в лекции о трагедии Эсхила 'Семеро против Фив' и в приложении V к ней) находим неоткомментированную ошибочную ссылку на " 16 песню Дантова "Ада'".
В качестве сопоставительного материала в настоящем комментарии используется признанный в XX в. классическим перевод М. Л. Лозинского (все ссылки на него осуществляются с указанием страницы по следующему

160

изданию: Данте Алигьери. Божественная комедия: Пер. М. Лозинского / АН СССР; Изд. подгот. И. Н. Голенищев-Кутузов. М.: Наука, 1967. 627 с. (Литературные памятники)) и подстрочный перевод отдельных фрагментов 'Божественной комедии', выполненный Л. Г. Степановой, оказавшей мне большую помощь в работе над нижеследующим комментарием.
2. Карлейль (Carlyil) Томас (1795 - 1881) - английский философ, писатель, историк.
Чудинов воспроизвел в своей книге фрагмент апологетической по отношению к Данте третьей публичной беседы Карлейля, озаглавленной 'Герой как поэт. - Данте. - Шекспир', в основе которой лежат представления о "музыкальной" сущности поэтического творчества: "... Если произведение доподлинно музыкально, музыкально не только по сочетанию слов, но и в самом сердце, в самой сущности своей, во всех мыслях и выражениях, вообще по всей своей концепции, - в таком случае оно будет поэтическое произведение; если нет, то нет. <...> ... под поэзией мы будем понимать музыкальную мысль. Поэт тот, кто думает музыкальным образом" (цит. по: Герои и героическое в истории: Публичные беседы Томаса Карлейля: Пер. с англ. В. И. Яковенко. 2-е изд. СПб.: Издание Ф. Павленкова, 1898. С. 129, 130).
3. Мин Дмитрий Егорович (1818 - 1885) - доктор медицинских наук, профессор Московского Императорского университета, его проректор, переводчик, литературовед.
Его перевод отдельных песен 'Ада' начал появляться в периодической печати с 1843 г., а в 1855 г. вышло в свет отдельное издание его перевода этой части 'Божественной комедии" (см.: Ад. Данта Алигиери. С прил. коммент., материалов пояснительных, портретов и др. рис. / Пер. размером подлинника Д Мина. М.: Издание М. П. Погодина, 1855). Продолжая работать над полным переводом поэмы Данте, Мин опубликовал в 1860-1870-х гг. несколько песен из 'Чистилища' в журнале 'Русский вестник' (в частности, перевод I песни, перепечатанный в рецензируемом издании, был опубликован в 1865 г. (Т. 59. ? 9. С. 134-138)). Полное издание перевода Мина, осуществленное уже в начале XX в. (см.: Данте. Алигиери. Божественная комедия; Ад / Пер. размером подлинника Д. Мина; С прил. коммент. СПб.: Издание А. С. Суворина, 1902; Данте Алигиери. Божественная комедия: Чистилище / Пер. размером подлинника Д. Мина; С прил. коммент. и очерка психологии. СПб.: Издание А. С. Суворина, 1902; Данте Алигиери. Божественная комедия: Рай / Пер. размером подлинника Д. Мина. СПб.: Издание А. С. Суворина, 1902), по докладу А. П. Саломона (см.: Сборник отделения русского языка и словесности ИАН. 1908. Т. LXXXIV. ? 5. С. 25-41) было в 1907 г. удостоено премии ИАН имени А. С. Пушкина.
Именно на этот труд ссылался и полемизировавший с Анненским по поводу замечания, что "хороших переводов многих произведений совсем нет, напр., Данта", А. И. Кирпичников: "Для Данта (Ад) есть один безусловно хороший перевод Мина" (пит. по: Труды Высочайше учрежденной комиссии по вопросу об улучшениях в средней общеобразовательной школе / М<инистерство> н<ародного> п<росвещения>. СПб.: Тип. С.-Петербургской тюрьмы, 1900. Вып. I. С. 330, 332. (На правах рукописи)).
4. Каншин Павел Алексеевич (1833 - 1893) - переводчик, драматург.

161

Отдельное издание перевода Данте (Божественная комедия: Ад / Пер. П. Каншина. СПб.: Тип. П. П. Сойкина), принадлежащего его перу, увидело свет в 1894 г.
5. Голованов Николай Николаевич (1867 - 1932) - поэт, переводчик.
Переведенные им две песни (С. 16-27) перепечатаны из отдельного издания (см.: Данте Алигьери. Божественная комедия. Ч. I: Ад / Пер. размером подлинника (терцинами) Н. Голованова; С портр. Данте, 587-ю объяснит. примеч. и прил. статей о Данте Ф. И. Буслаева, Карлейля, Э. Кине, Ламене, Шеллинга и др.; Пер. под ред. Ф. И. Буслаева. М.: Тип. И. Н. Кушнерева, 1896).
6. Говоря о классическом начале III песни 'Ада', Анненский, очевидно, ведет речь о переводе трех ее первых терцин, в которых воспроизводится надпись на вратах ада.
Внимание Анненского, исходившего из мысли, что "достоинством и красотой русской речи, в стихотворном языке особенно, нельзя жертвовать ничему" (Разбор стихотворного перевода лирических стихотворений Горация, П. Ф. Порфирова. Сделанный И. Ф. Анненским. СПб.: Тип. ИАН, 1904. С. 5. (Отд. оттиск из Отчета о XV присуждении Пушкинских премий)), привлекла передача финальных слов этой надписи (С. 16):

7 "Возник я прежде твари всей земной;
          "Что было раней, - все, как я безлетно...
          "Покинь надежду всяк входящий мной"!

У Данте третья строфа (цит. по: La Divina Commedia di Dante Alighieri col commento di Pietro Fraticelli. Firenze: G. Barbèra, editore, 1860. P. 18. Далее ссылки на это издание даются в тексте с указанием страницы) выглядит так:

7 DINANZI A ME NON FUR COSE CREATE
          SE NON ETERNE, E IO ETERNO DURO.
          LASCIATE OGNt SPERANZA, VOI CH'ENTRATE.

Ср. с переводом М. Лозинского (С. 18):

7 Древней меня лишь вечные созданья,
          И с вечностью пребуду наравне.
          Входящие оставьте упованья.

7. Петров Василий Александрович - поэт, переводчик, автор переложений на русский язык произведений Данте, Байрона и Мицкевича (см.: Гяур Байрона и Крымские сонеты Мицкевича / Перевел В. А. Петров. СПб.: Тип. Императорских СПб. театров (Э. Гоппе), 1874). Масанов, отметив его псевдоним "Заштатный поэт", указывал на его сотрудничество в журнале 'Стрекоза' в 1887 г.: (см.: Масанов И. Ф. Словарь псевдонимов русских писателей, ученых и общественных деятелей: В 4-х т. М.: Изд-во Всесоюзной книжной палаты, 1960. Т. 4. С. 366).
Перевод 'Ада', фрагменты которого перепечатаны в рецензируемом издании, выдержал в течение 1870-х гг. три издания <...> заслужив преимущественно негативные оценки <...>.

162

8. Цитата представляет собой перевод 6 терцины VI песни 'Ада' (с. 34).
Ср. также подлинник (Р. 39):

16 Gli occhi ha vermigli, e la barba unta ed atra,
          E 'l ventre largo, e unghiate le mani;
          Graffia gli spiriti, gli iscuoia ed isquatra.

и перевод М. Лозинского (С. 31):

16 Его глаза багровы, вздут живот,
          Жир в черной бороде, когтисты руки;
          Он мучит души, кожу с мясом рвет.

9. С. 99. Цитируемый фрагмент - перевод строк 34-36 XXI песни 'Ада' (p. 146):

34 L'omero suo, ch'era acuto e superbo,
          Carcava un peccator con ambo l'anche,
          Ed ei tenea de' piè ghermito il nerbo.

Ср. перевод М. Лозинского (С. 93):

34 Он грешника накинул, как мешок,
          На острое плечо и мчал на скалы,
          Держа его за сухожилья ног.

10. Точный перевод слов "aguto e superbo" - "острое и приподнятое", а "il nerbo" имеет значение "за жилы, за сухожилия".
11. Цитата представляет собой фрагмент перевода 17 терцины XXI песни 'Ада' (c. 99):

49 Не в Серкио тебя нырять послали, -
          Чур из смолы теперь не выплывать,
          Не то смотри, чтоб мы не почесали!

Ср. также подлинник (Р. 147):

49 Qui si nuota altrimenti che nel Serchio:
          Però, se tu non vuoi de' nostri graffi,

163

          Non far sopra la pegola soverchio.

и перевод М. Лозинского (С. 93):

49 И тут не Серкьо, плавают не просто!
          Когда не хочешь нашего крюка,
          Ныряй назад в смолу...

12. Процитированные слова - из 24 терцины XXII песни (С. 105):

70 Либикокко -Довольно! - Заревел
          И, зацепив его крюком за руки,
          Рванул - кусок от локтя отлетел!

Ср. также подлинник (Р. 154-155):

70 Е Libicocco: Troppo avem sofferto,
          Disse: e presegli 'l braccio col ronciglio,
          Si che, stracciando, ne portò un lacerto.

и перевод М. Лозинского (С. 98):

70 Тут Забияка: "Больно долго ждем!" -
          Сказал, рванул ему багром предплечье
          И выхватил клок мяса целиком.

13. Анненский перевел здесь следующие строки указанной песни (С. 172):

124 Vita bestial mi piacque, e non umana,
          Si come a mul ch'io fui: son Vanni Fucci
          Bestia, e Pistoia mi fu degna tana.

14. C. 119. Ср. с переводом Лозинского (С. 109):

                                   ...Я был любитель
124 Жить по-скотски, а по-людски не мог.
          Да мулом был и впрямь: я - Ванни Фуччи,
          Зверь, из Пистойи, лучшей из берлог.

15. Чуйко Владимир Викторович (1839 - 1899) - литератор, журналист, переводчик (из прим. 1 к тексту 16: УКР I. С. 115).
Перу Чуйко в рецензируемом издании принадлежат фрагменты перевода каждой из частей поэмы Данте.
Впервые они были изданы в середине 1890-х годов (см.: Данте Алигьери. Божественная комедия. Ад / Пер. В. В. Чуйко. Со вступ. статьей о жизни и произведениях автора. СПб.: Издание В. И. Губинского, 1894; Данте Алигьери. Божественная комедия. Чистилище / Пер. В. В. Чуйко. СПб.: Издание В. И. Губинского, 1895; Данте Алигьери. Божественная комедия. Рай / Пер. В. В. Чуйко. СПб.: Издание В. И. Губинского, 1894).
16. Речь идет о следующем фрагменте X песни (С. 55):

164

37 Тогда мой путеводитель смелой и быстрой рукой толкнул меня к нему между могилами, говоря: "Пусть твои слова будут ясны".

Ср. подлинник (Р. 66)

37 Е l'animose man del duca e pronte
          Mi pinser tra le sepolture a lui,
          Dicendo: Le parole tue sien conte.

и перевод M. Лозинского (С. 48):

37 Меня мой вождь продвинул безопасно,
          Среди огней, лизавших нам пяты,
          И так промолвил: "Говори с ним ясно".

17. Речь идет о следующих строках перевода (С. 56):

70 Когда он заметил, что я медлю с ответом, он упал спиной и исчез.
73 Но другая великодушная тень, ради которой я остановился, не изменила выражения лица, не повернула шеи, не согнула своей груди.

Ср. X песнь подлинника (Р. 68):

70 Quando s'accorse d'alcuna dimora
          Ch'io faceva dinanzi alla risposta,
          Supin ricadde e più non parve fora.
73 Ma quell'altro magnanimo, a cui posta
          Restato m'era, non mutò aspetto,
          Né mosse collo, né piegò sua costa...

Лозинский переводил отмеченные Анненским выражения следующим образом: "рухнул навзничь" и "и облик свой не изменил нимало" (С. 49).
18. Фан-Дим Ф. - псевдоним литератора, переводчицы Елизаветы Васильевны Кологривовой (1809 - 1884), под которым ею был выпущен перевод поэмы Данте (см.: Фан-Дим Ф. Божественная комедия Данте Алигьери. С очерками Флаксмана и итальянским текстом. Введение и биография Данте Д. Струкова. СПб.: Тип. Фишера, [1842-1843]. Вып. 1-6).
19. Речь идет о следующих строках интерпретации третьей терцины XIV песни 'Ада' (С. 70):

7 Для верности изображения новых предметов, я скажу, что мы достигли степи, которой недра не вскармливают ни единого злака.

9 строка указанной песни ("Che dal suo letto ogni pianta rimuove" (P. 95)), переложение которой вызвало замечание Анненского, Лозинским была переведена так: "Открылась степь, где нет ростка живого" (С. 64).
Напомню, что XIV песнь 'Ада' переводил и сам Анненский (см.

165

прим. 1).
20. Следующая по счету терцина упомянутой песни переведена Кологривовой (С. 71) таким образом:

10 Лес скорби опоясывает ее, как его опоясывает печальный ров. Здесь, на рубеже, остановились стопы наши.

Лозинский перевел 12 стих XIV песни "Мы стали с краю, я и спутник мой" (С. 64).
21. Стих "Qui vive la pietà, quand'è ben morta" (P. 139) переведен Кологривовой так: "Здесь сострадание живо, когда оно совершенно умерщвлено" (С. 94). Ср. с интерпретацией Лозинского: "Здесь жив к добру тот, в ком оно мертво" (С. 88).
22. Двадцать третья терцина XXV песни 'Ада' (Р. 178):

67 Gli altri due riguardavano; e ciascuno
          Grivada: Omè, Agnel, come ti muti!
          Vedi, che già non se' né duo né uno.

по-русски изложена Каншиным весьма распространенно (С. 123):

67 Двое других, осужденных на адские муки, смотрели на своего товарища и с ужасом кричали: "Что с тобою, Аньело? Какая страшная перемена совершается с тобою?... Ты и змея не совсем еще слились во-едино, но вы уже не составляете двух отдельных существ".

Ср. с переводом Лозинского (С. 112):

67 Увы, Аньель, да что с тобой такое? -
          Кричали, глядя, остальные два. -
          Смотри, уже ты ни один, ни двое

23. См. песнь XX в переводе Фан-Дим (С. 94, 95).
24. Горбов Михаил Акимович (1826 - 1894) - переводчик, общественный деятель, потомственный почетный гражданин.
Речь идет об извлечении песен II-IV из его перевода (Данте Алигиери. Божественная комедия. Чистилище / Перевод, объяснения и примечания М. Г<орбова> // Пантеон литературы. 1889. ? 4. С. 1-32; ? 5. С. 33-64; Данте Алигиери. Божественной комедии часть вторая. Чистилище / Пер. М. А. Горбова. М.: Тип. И. Н. Кушнерева, 1898), подписанных в рецензируемом издании инициалами М. Б. (в предисловии - М. Г.).
25. Внимание Анненского привлек перевод отдельных (22, 26, 28, 33-35, 41) терцин II песни 'Чистилища'. Некоторое представление о его стилистике могут дать, например, стихи 97-106 (С. 9):

97 Зане воление Его из воли правосудной истекает. Но днесь три месяца уже приемлет Он всех, вступить хотящих с миром.

166

100 Равно и я, когда притек ко брегу моря, туда, где осоляются им воды Тибра, был милосердно им допущен.
103 К тому же устью он и днесь крыле направил затем, что там стекаются все те, кто долу не низвержен к Ахерону.

26. Речь идет о программном произведении Горького, его поэме 'Человек' (см.: Горький М. Полное собрание сочинений: Художественные произведения: В 25-ти т. / АН СССР; ИМЛИ. М.: Наука, 1970. Т. 6: Рассказы, очерки, наброски, стихотворения: 1901-1907. С. 35-42, 460-472), впервые в России опубликованной в 'Сборнике товарищества 'Знание' за 1903 год'. (СПб., 1904. Кн. 1). Следы чтения этой поэмы ощущаются и в статье Анненского 'Драма на дне', хотя прямо она там и не упоминается.
Приведу здесь в качестве примера, в котором характерные ритмические особенности этого произведения нашли достаточно яркое проявление, следующий его фрагмент:

" - Настанет день - в груди моей сольются в одно великое и творческое пламя мир чувства моего с моей бессмертной Мыслью, и этим пламенем я выжгу из души все темное, жестокое и злое, и буду я подобен тем богам, что Мысль моя творила и творит!
- Все - в Человеке, все - для Человека!" (С. 42).

27. Анненский цитирует здесь десятую терцину IV песни 'Чистилища' (С. 15).
28. См. перевод стихов 1-12 (С. 15):

1 Когда восторгом или горем, одну из наших сил заполонившим, душа сосредоточена вся в оной силе,
4 В тот час другим способностям своим он как бы не внемлет, чем обличается то ложное ученье, что возжены одна душа в нас над другою;
7 Так, если мы чему внимаем или нечто зрим, что душу увлеченную обдержит властью, то время той порой бежит, а человек сего не замечает.
10 Ибо за временем следить должна б одна способность, душою же вполне другая завладела: сея как будто в узах, та же на свободе.

29. Саломон Александр Петрович (1853 - 1908) - журналист, переводчик, критик, педагог, в 1900-1908 г. директор Императорского Александровского Лицея, в 1908 г. член Государственного Совета.
На рубеже XX в. (1896-1900 гг.) он служил начальником Главного тюремного управления и в качестве представителя министерства юстиции работал вместе с Анненским в составе комиссии по вопросу об улучшениях в средней общеобразовательной школе (см.: Труды Высочайше учрежденной комиссии по вопросу об улучшениях в средней общеобразовательной школе / М<инистерство> н<ародного> п<росвещения>. СПб.: Тип. С.- Петербургской тюрьмы, 1900. Вып. I, (На правах рукописи)).
Свой перевод I-IX песен 'Чистилища' он опубликовал в журнале 'Русское обозрение' (1892. ? 7. С. 5-19; ? 8. С. 632-645; ? 9. С. 264-278).

167

30. Ср. следующие строки переложения Саломона IX песни 'Чистилища' (С. 41):

1 Наложница маститого Тифона
          Уж забелела на краю востока
          В разлуке с другом преданным своим.
4 Ее чело алмазами сверкало,
          Являвшими подобье существа
          Холодного, чей хвост людей сражает.

с подлинником (Р. 316)

1 La concubina di Titoni antico
          Già s'imbiancava al balco d'orïente,
          Fuor de le braccia del suo dolce amico:
4 Di gemme la sua fronte era lucente,
          Poste in figura del freddo animale
          Che con la coda percuote la gente...

и с переводом Лозинского (С. 192):

1 Наложница старинного Тифона
          Взошла белеть на утренний помост,
          Забыв объятья друга, и корона
4 На ней сияла из лучистых звезд,
          С холодным зверем сходная чертами,
          Который бьет нас, изгибая хвост...

31. Федоров Александр Павлович (18?? - 1897) - педагог, преподаватель Гатчинского Сиротского Института, переводчик, опубликовавший также в своем переложении отдельные сочинения Спенсера (см.: Спенсер Герберт. Научные основания нравственности. СПб., 1896) и Прудона (см.: Прудон П. Ж. Искусство, его основание и общественное назначение: Пер. с последа. изд. с примеч. и вступ. статьей А. П. Федорова. СПб.: Тип. Дома призрения малолетних бедных, 1895).
Его полный перевод 'Божественной комедии' увидел свет в 1893-1894 гг. (СПб.: Тип. Дома призрения малолетних бедных), вызвав немало отрицательных откликов (см. подробнее: Данченко В. Т. Данте Алигьери: Библиограф. указатель русских переводов и крит. лит-ры на русском языке: 1762-1972. М.: Книга, 1973. С. 120-122, 124).
32. Для итальянского языка характерен процесс элизии - исчезновения конечного гласного в слове на стыке с начальным гласным последующего слова. Элидированные слоги, появляющиеся в результате этого процесса, встречаются на границе слов с некоторыми артиклями, местоимениями, предлогами, частицами, союзами и графически обозначаются апострофом.
33. Подлинный текст Данте (Р. 327)

70 Io mossi i piè dal luogo dov'io stava,

168

          Per avvisar da presso un'altra storia,
          Che di diretxo a Micòl mi biancheggiava.
73 Quiv' era storïata l'alrta gloria
          Del roman principe, lo cui gran valore
          Mosse Gregorio alla sua gran vittoria;
76 lo dico di Traiano imperatore;
          Ed una vedovella gli era al freno,
          Di lagrime atteggiata e di dolore.
79 Dintorno a lui parea calcato e pieno
          Di cavalieri: e l'aquile dell' oro
          Sovr'esso in vista al vento si movieno.

в переложении Федорова (С. 49-50) приобрел следующий вид:

          Потом отошел я, другой чтоб
70 Опять барельеф изучить;
          То слава властителя Рима,
          Григория папу склонить
73 Сумевшего к важной победе, -
          То был император Троян.
          Вдова на узде там рыдала,
76 Вокруг же сонм всадников рьян.
          Златые орлы над главою
          Парили; казалось, вдова...

Ср. с переводом Лозинского (С. 199):

70 Я двинулся, чтобы насытить взгляд
          Другою повестью, которой вправо,
          Вслед за Мелхолой, продолжался ряд.
73 Там возвещалась истинная слава
          Того владыки римлян, чьи дела
          Григорий обессмертил величаво.
76 Вдовица, ухватясь за удила,
          Молила императора Траяна
          И слезы, сокрушенная, лила.
79 От всадников тесна была поляна,
          И в золоте колеблемых знамен
          Орлы парили, кесарю охрана.

34. С. 51. Процитированные Анненским стихи - перевод строк следующих строк X песни 'Чистилища' (Р. 330):

124 Non v'accorgete voi, che noi siam vermi
          Nati a formar l'angelica farfalla,
          Che vola alia giustizia sanza schema?
127 Di che l'animo vostro in alto galla...

Лозинским (С. 200) эти строки переведены так:

124 Вам невдомек, что только черви мы,

169

          В которых зреет мотылек нетленный,
          На божий суд взлетающий из тьмы!
127 Чего возносится ваш дух надменный...

35. В качестве образца перевода XV песни (С. 74-79) процитирую первые ее стихи:

1 Времени столько осталось
          Солнцу до ночи дойти,
          Сколько от третьего часа

4 Нужно ему, чтоб взойти;
          Блестела на том небосклоне
          Вечерняя ярко звезда,

7 А там, на земле отдаленной,
          Глубокая полночь была.
          В лицо упадали нам прямо

10 Светила дневного лучи:
          Мы, гору кругом обошедши,
          На запад уж прямо пошли.

36. С. 80.
37. Речь идет о следующих терцинах XVI песни 'Чистилища' (Р. 369):

1 Buio d'Inferno, е di notte privata
          D'ogni pianeta sotto pover cielo,
          Quant'esser può di nuvol tenebrata,
4 Non fece al viso mio si grosso velo
          Come quel fummo, ch'ivi ci coperse,
          Né a sentir di cosi aspro pelo;
7 Che l'occhio stare aperto non soflerse:
          Onde la Scorta mia saputa e fida
          Mi s'accostò e l'omero m'offerse.

Ср. с переводом Лозинского (С. 224):

1 Во мраке Ада и в ночи, лишенной
          Своих планет и слоем облаков
          Под небом скудным плотно затемненной,
4 Мне взоров не давил такой покров,
          Как этот дым, который все сгущался,
          Причем и ворс нещадно был суров.
7 Глаз, не стерпев, невольно закрывался;
          И спутник мой придвинулся слегка,
          Чтоб я рукой его плеча касался.

38. Финальные стихи заключительной XXXIII песни 'Чистилища' (Р. 517)

142 lo ritornai dalla santissim' onda

170

          Rifatto si, come piante novelle
          Rinovellate di novella fronda,
145 Puro e disposto a salire alle stelle.

переведены Чуйко (С. 158) следующим образом:

142 Я вышел из священной воды освеженным, подобно новым растениям, возобновившим свои новые листья,
145 Очищенный и готовый подняться к звездам.

Ср. с переводом Лозинского (С. 309):

142 Я шел назад, священною волной
          Воссоздан так, как жизненная сила
          Живит растенья зеленью живой,
145 Чист и достоин посетить светила.

39. Цитата - перевод 60 строки XI песни 'Рая' (Р. 614). В интерпретации Лозинского она выглядит так: "Ее <нищету. - А. Ч.>, как смерть, впускать не любят в дом" (С. 360).

40. Речь идет о переводе следующих терцин (С. 53):

13 Пусть представит себе он, что эти звезды, соединяясь, образовали дочь Миноса, когда она почувствовала голод смерти;
16 Потом, что один из этих знаков смешал свои лучи с лучами другого и что оба вращаются так, что идут друг против друг.

Ср. с переводом Лозинского (С. 368)

13 И что они, два знака в небе строя,
          Как тот, который, чуя смертный хлад,
          Сплела в былые годы дочь Миноя,
16 Свои лучи друг в друге единят,
          И эти знаки, преданы вращенью,
          Идут - один вперед, другой назад...

и с подстрочным переводом стихов 13-15: "что они <звезды> собою образовали на небе два знака <созвездия>, как те, в которые превратила себя дочь Миноса, как только ощутила леденящий холод смерти".

41. См. первые строки XVIII песни (С. 75):

1 Блаженный тот дух ликовал тут,
          И я, в размышленьях своих,
          Горькое с сладким в словах тех
4 Разбавлял, вспоминая о них.
          Тогда мне жена: "Свою мысль
          Ты измени и о том
7 Помни, что тем я, кто тут, ведь
          Помочь тебе можем во всем".

171

42. С. 75. Ср. с подстрочным переводом стихов 7-9: "Я обернулся на звук <голос>, полный любви, моей опоры; и какую тогда увидел я в святых глазах любовь, здесь я опускаю; но не столько потому, что не доверяю своему слову, сколько из-за памяти, которая не может воспроизвести столько".

43. Цитата - переложение финальных строк указанной песни (Р. 689):

145 Е creder dee ciascun, che già, per arra
          Di questo, Nicosia e Famagosta
          Per la lor bestia si lamenti e garra,
148 Che dal fianco dell' altre non si scosta.

Ср. с переводом Лозинского (С. 399):

145 Ее остерегают от удара
          Стон Никозии, Фамагосты крик,
          Которых лютый зверь терзает яро,
148 С другими неразлучный ни на миг.

44. Рецензируемая книга, имеющая подзаголовок 'Собрание избранных новелл в переводах русских писателей', является XVII выпуском указанной в прим. 1 серии.
В числе переводчиков Боккаччо, труды которых составляют корпус этого издания, нужно упомянуть А. Н. Чудинова, Александра Н. Веселовского, С. С. Трубачева, 3. Н. Журавскую, В. Чуйко и К. Н. Батюшкова.
45. Речь идет о переводе Батюшкова новеллы 'Гризельда' (С. 98-108), впервые опубликованном много ранее (см.: Гризельда: Повесть из Боккацьо // Батюшков К. Я. Сочинения. СПб., 1834. Ч. I. С.251-257). Также упомянутые здесь новеллы 'Три перстня' (С. 22-26), 'Скряга Гримальди' (С. 30-32), 'Похищенная свинья' (С. 68-74) даны в переводе соответственно А. Ч<удинова>, Веселовского и Трубачева.
46. Веселовский был автором полного перевода 'Декамерона' (Боккаччъо Дж. Декамерон: В 2-х т. / Пер. А. Веселовского. М.: Тип. ИАН, 1893-1894 и последующие многочисленные переиздания) и фундаментальной монографии 'Боккаччьо, его среда и сверстники' (см. подробнее прим. 10 к тексту 168).
Кроме упомянутой в предыдущем примечании новеллы, в рецензируемом издании помещены его переводы следующих произведений Боккаччо: 'Скупец изобличенный' (С. 26-30), 'Приключения липарской девушки' (С. 44-50), 'Повар Куррадо' (С. 59-62), 'Обманчивая внешность' (С. 62-64), 'Смешная жеманница' (С. 64-65), 'Философ-эпикуреец' (С. 65-67).
47. Гаспари (Gaspari) Адольф (1849 - 1892) - немецкий литературовед, автор книги 'Geschichte der italianischen Litteratur' (Strassburg, 1885).
Русский перевод этой книги был издан К. Т. Солдатенковым: Гаспари Адольф. История итальянской литературы / Пер. К. Бальмонта. М., 1895. Т. 1-2. Главой 'Боккачио' (С. 1-59) из второго тома этого издания, очевидно, и воспользовался Чудинов для составления статьи 'Джьованни Боккаччьо. Биографический очерк (по А. Гаспари)' (С. 110-132).

172

48. Речь идет об издании, рецензированном Анненским (см. текст 168 в настоящем издании).
49. Ср.: "Но желание изобразить добродетель в степени более, чем обычной, - даже удивительной, - нередко приводит к преувеличению. Такое преувеличение еще сильнее чувствуется в последней новелле 'Декамерона', о покорной супруге Гризельде. Этот маркиз Гвальтьери, который не задумывался беспрерывно мучить в течение двенадцати лет свою невинную супругу с единственною целью испытать ее, отличается неправдоподобной зверской жестокостью, и Гризельда, которая, когда приходит служитель унести девочку, берет эту последнюю из колыбели и целует ее и, "хотя с великой тоской в сердце, но не меняя лица", отдает своего ребенка ему в руки, Гризельда, которая продолжает любить убийцу своих детей, выгнавшего ее из дома и поставившего другую на ее месте, Гризельда, которая, несмотря на все это, любит и даже почитает свою новую повелительницу, - не имеет с женщиной ничего общего, кроме имени. Для того, чтобы поставить в ней на вид одну изолированную добродетель, художник затемнил все другие черты, погасил все природные инстинкты. Фигура делается холодным, абстрактным образцом добродетели, наподобие моральных трактатов" (С. 126-127, в упомянутом русском переводе книги Гаспари - С. 43).
50. Книга 'Избранных сочинений' Байрона, открывающаяся кратким 'Предисловием' редактора (С. I - III), является XXI выпуском указанной серии. Заключительные страницы издания (С. 234-240) занимает неподписанный биографический очерк, озаглавленный 'Лорд Джордж-Ноэль Гордон Байрон'.
Стихотворный материал в первом его отделе, озаглавленном 'Лирические стихотворения' (С. 1-22), распределен под рубриками 'Еврейские мелодии', 'Часы досуга', 'Стихотворения семейные' и 'Мелкие стихотворения'.
51. В отделе 'Лирические стихотворения' (С. 1 - 22) в книге помещены переводы И. И. Козлова 'Все суета, сказал учитель...', 'Прости', 'Стансы' ("Решусь - пора освободиться..."), 'В альбом' ("Когда и мрак и сон в полях..."). См. также прим. 57 и 58.
52. Огареву в книге принадлежит перевод байроновских 'Стансов' ("Ни одна не станет в споре...").
53. В книгу вошел перевод Фета 'О, солнце глаз бессонных...'.
54. Из переводов Плещеева в разбираемое издание включены следующие: 'Ты кончил жизни путь', 'Когда я прижимал тебя к груди своей...', 'Августе', 'Ты счастлива - я бы должен счастье...'.
55. Майков представлен в книге переводом 'На разорение Иерусалима Титом'.
56. В рецензируемое издание вошли также переводы стихотворений Байрона, принадлежащие перу Д. Е. Мина ('Ах, плачьте...'), Д. Л. Михаловского ('О, если там за небесами'), М. Ю. Лермонтова ('Душа моя мрачна'), А. В. Дружинина ('Стихи, написанные при получении известия о болезни леди Байрон', А. А. Григорьева ('Прощай'), М. Е. Салтыкова-Щедрина ('Разбит мой талисман'), И. И. Гольц-Миллера ('Euthanasia'), Н. В. Гербеля

173

('Последние стихи Байрона') и И. С. Тургенева ('Тьма').
57. 'Шильонский узник' (С. 23-37) дан в переводе Жуковского, 'Абидосская невеста' (С. 37-88) - в переводе Козлова.
58. В качестве отрывков из 'Чайльд Гарольда' в книгу включены следующие произведения: 'Погасло дневное светило...' Пушкина, 'Прости, прости, мой край родной...' М. Л. Михайлова, 'О, Время, ты, что красоты венец...' Михаловского, 'Ликует буйный Рим...' Лермонтова и 'Отрада есть во тьме лесов дремучих...' Козлова (С. 88-98).
59. На стр. 98-207 помещен перевод II, III и части IV песен 'Дон Жуана' в переводе Мина, озаглавленный переводчиком 'Дон Жуан на острове пирата' (впервые опубликован в 'Русском вестнике' в 1881 г., тогда же вышел и отдельным изданием: Дон Жуан на острове Пирата: Из поэмы лорда Байрона 'Дон Жуан' / Перевел с англ. размером подлинника Д. Мин. М., 1881. 105 с.).
Здесь речь идет о пропуске октав I-XIII песни третьей, в результате которого начало песни третьей (в рецензируемом издании - части второй) приобрело следующий вид (С. 157):

Но Дон-Жуан был счастлив с девой чудной
. . . . . . . . . . . . . . . . . .
С ним каждый день видаясь безрассудно,
Гайди забыла, кто у ней отец.

60. В книге помещена публичная лекция Кирпичникова 'Историко-литературное значение Байрона' (С. 207-234), впервые опубликованная в 1891 г. (Русское обозрение. 1891. Т. 2. Апрель. С. 806-829), в которой автор высказывается в том смысле, что "вся литературная деятельность Пушкина тесным образом связана с Байроном". С точки зрения Кирпичникова, "Кавказский пленник, Бахчисарайский фонтан, Цыгане - явно вдохновлены Байроном, и Пушкин без малейшего колебания признает себя его учеником и последователем. Евгений Онегин и по форме, и по духу тоже Байроновская поэма..." (С. 208-209). "Критическое отношение к Байрону в более позднее время", по Кирпичникову, "не мешает Пушкину по-прежнему считать его если не величайшим, то симпатичнейшим из новых поэтов" (С. 209).
О восприятии Анненским проблемы байронизма Пушкина см.: УКР I. С. 83; УКР II. С. 209, 211.
61. В рецензии на книгу Гете (см. УКР I. С. 21), являющуюся XX выпуском упомянутой серии, обращает на себя внимание интерес, проявленный Анненским к образу Маргариты. Здесь, думается, можно уловить и некоторую перекличку с его поэтическим творчеством (см.: СТ. С. 551, 574-575).
Перевод первой части 'Фауста', автором которого является Михаил Павлович Вронченко (1801/1802 - 1855), помещен на стр. 1-128 рецензируемого издания, его же изложение второй части занимает стр. 129-183 книги.
62. Первое издание перевода Вронченко (Фауст. Трагедия. Сочинение

174

Гете / Перевод первой и изложение второй части М. Вронченко. СПб.: Тип. Фишера, 1844. VI + 432 с.) получило в целом благожелательную, пусть и сдержанную, оценку Тургенева (см.: Тургенев И. С. Полное собрание сочинений и писем: В 28-ми т. М.; Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1960. Т. 1. С. 214-256), Белинский неодобрительно отзывался о чересчур жесткой критике в адрес книги Вронченко (см.: Белинский В. Г. Полное собрание сочинений: В 13-ти т. М.: Издательство Академии Наук СССР, 1955. Т. 9. С. 42). До выхода в свет перевода 'Фауста' Холодковского (1878) труд Вронченко воспринимался как один из лучших переводов трагедии Гете (см., например: Михайлов М. Л. Сочинения: В 3-х т. М.: ГИХЛ, 1958. Т. 3. С. 61-62). Из числа серьезных исследований, посвященных переводческому наследию Вронченко, нужно выделить главу в книге Ю. Д. Левина 'Русские переводчики XIX века и развитие художественного перевода' (Л.: Наука, 1985. С. 26-50).
63. Речь идет о следующих строках из сцены 'Сад Марты':

Фауст.
     Оставим это, ты мне дорога;
     За друга я готов на смерть, на все мученья;
     В религии ж вводить в сомненье
     Не стал бы даже и врага.
Гретхен.
     Но надо исполнять обряды
     И твердо веровать (С. 96).

Ср. у Гете (цит. здесь и далее по: Goethe Johann Wolfgang von. Werke Kommentare und Register Hamburger Ausgabe: In 14 Bd. / Hrsg. von E. Trunz. München: Verlag С. H. Beck, 1989. Bd. 3):

Margarete.
     Das ist nicht recht, man muss dran glauben! (S. 109)

64. Цитата представляет собой фрагмент характеристики Мефистофеля (С. 97).
65. Ср. у Гете:

Margarete.
     Und halt' ihn für einen Schelm dazu!
     Gott verzeih mis's, wenn ich ihm unrecht tu'! (S. 111)

66. Редактор, видимо, в педагогических целях сделал купюру, исключив сцену "морального падения" Маргариты, после чего конец указанной в прим. 63 сцены приобрел следующий вид:

Фауст.
     В тебе, мой ангел, видно, Есть антипатия к нему.
Гретхен.
     Теперь прощай.
Фауст.
     Ужель мне никогда с тобою
     Минутки быть нельзя спокойно одному.
Гретхен.
     Едва тебя завижу, вдруг
     Я становлюсь твоей покорна воле.
     Я столько для тебя уж сделала, мой друг,
     Что нечего почти мне делать боле. (С. 98)

175

67. Речь идет о следующих строках перевода Вронченко:

Лизхен.
     Ты слышала о Варе?
Гретхен.
     Нет;
     Откуда мне - я домосед. (С. 99)

Ср. у Гете:

Lieschen. Hast nichts von Bärbelchen gehört?
Gretchen. Kein Wort. Ich Komm' gar wenig unter Leute. (S. 114)

68. См.: 'Фауст Гете: Опыт характеристики (из статьи проф. Л. Шепелевича)' (С. 183-196).
Шепелевич-Лазаревич Лев Юлианович (1863 - 1909) - историк литературы, профессор Харьковского университета.
Впервые его статья была опубликована в 1899 г. (Шепелевич Л. 'Фауст' Гете: (Опыт объяснения) // Образование. 1899. ? 11. С. 114-130; ? 12. С. 77-92), а вскоре в дополненном виде она вышла отдельным изданием: Шепелевич Л. 'Фауст' Гете: Опыт характеристики: Две лекции в пользу недостаточных студентов. СПб.: Образование, 1900. 65 с. См. также: Шепелевич Л. Ю. Историко-литературные этюды. СПб.: Тип. М. М. Стасюлевича, 1905. С. 37-89.
69. Шамиссо (Chamisso) Адальберт фон (1781 - 1838) - немецкий поэт, прозаик, один из виднейших представителей немецкого романтизма.
В рецензируемую книгу, являющуюся XIV выпуском указанной серии, включены 'Чудесная история Петра Шлемиля' (С. 5-67) и стихотворения (С. 68-83) в переводах М. А. Михайлова ('На мельнице', 'Зима', 'Иезуиты'), А. Н. Майкова ('Певец'), П. И. Вейнберга ('Замок Бонкур', 'Молитва вдовы'), В. А. Жуковского ('Выбор креста'), В. С. Лихачева ('Последние сонеты'). Автор перевода одного из стихотворений ('Современный рыцарь') обозначен псевдонимом Ф.
70. Лихачев Владимир Сергеевич (1849 - 1910) - поэт, переводчик.
Анненский особо отметил произведения, в интонационных ходах и ритмических перебоях которых, как, впрочем, и в некоторых идейно-тематических составляющих, можно уловить перекличку с оригинальным лирическим творчеством рецензента:

Последние сонеты

I

"Ты долго пел npо жизнь и про любовь...
О милый друг! От этих чудных песен -
Ты помнишь ли? - во мне вскипала кровь,
И мир моей душе казался тесен.
     И, вот, уж их не слышно: мнится мне,
     Что над твоей цевницей соловьиной
     Немая скорбь нависла паутиной, -
     И стынет кровь в зловещей тишине!"
Молчи дитя! Свой крест, не негодуя,

176

Взгляни на птиц: они поют - лишь сколько
Положено им петь, - и лебедь только...
Поговорим о чем-нибудь другом!

II

Я чувствую, как я изнемогаю:
О, это смерть! Смерть в сердце у меня!
Но глаз моих - не говорил ли я? -
Вам не закрыть... Нет, не закрыть, я знаю.
     День ото дня я гасну... в свой черед,
     Урочный день, последний день настанет,
     И первый, кто привет мне принесет,
     От мертвеца испуганно отпрянет.
"Румянец на щеках еще горит,
А он уже о смерти говорит,
Не это ль верх бахвальства и гордыни!"

Да, смерть... Что значит: смерть? Не в слове суть;
Но ей в глаза бестрепетно взглянуть,
Постичь ее - не в силах я доныне! (С. 82 - 83)

71. О категории "юмор" у Анненского см. подробнее: УКР I. С. 123 - 124.
Здесь отмечу лишь то, что в этой констатации Анненского, для которого именно категория "юмор" была инструментом, с помощью которого он размышлял над важнейшими онтологическими и гносеологическими вопросами бытия (см.: Анненский И. Заметки о Гоголе, Достоевском, Толстом / Публ. Н. Т. Ашимбаевой // Известия АН ССР. Серия лит-ры и языка. 1981. Т. 40. ? 4. С. 382 - 383), в полной мере проявились представления о юморе как о средоточии контрастов, противоречий, присущих действительности.
72. Книга 'Дидро Дени. Избранные сочинения в переводах русских писателей' является XVIII выпуском указанной серии. Она включает в себя анонимное 'Предисловие' (С. I - III), перевод 'Племянника Рамо' (С. 1 - 107), Сатиру V Ювенала в переводе А. Фета (С. 107 - 116), статьи 'Дидро и его сочинение 'Племянник Рамо' (из статьи В. Гете)' (С. 117 - 130) и 'Дени Дидро (Биографический очерк В. Чуйко)' (С. 130 - 147).
Значительную часть последней из упомянутых статей составляют извлечения из книги 'Дидро и энциклопедисты. Джона Морлея / Перевел с последнего англ. издания В. Н. Неведомский' (М.: Издание К. Т. Солдатенкова; Тип. П. М. Мартынова, 1882. XIV + 503 с.), заключительные страницы которой, кстати, занимает другой перевод упомянутого произведения Дидро под заглавием 'Племянник г-на Рамо' (С. 449 - 503).
Рамо (Rameau) Жан-Франсуа (1716 - 1775) - французский композитор, либреттист.
Подчеркнутое внимание Анненского к особенностям жанра рецензируемого произведения, ярко проявившееся в разборе книги Дидро, на мой взгляд, нужно связывать с его статьями о Достоевском и в первую очередь с таким его трудом, как 'Искусство мысли: Достоевский в художественной

177

идеологии', над которым Анненский работал также в первой половине 1908 г. (о проблеме 'Достоевский и Дидро', поставленной еще В. Розановым и в виде скрытой параллели жанрового характера обозначенной в публикуемом тексте, см. подробнее: Григорьев А. Достоевский и Дидро: К постановке проблемы // Русская литература. 1966. ? 4. С. 88 - 102; Кирпотин В. Лебедев и племянник Рамо // Вопросы литературы. 1974. ? 7. С. 146 - 184).
73. Образы Рамо и Требия, героя сатиры Ювенала, сравниваются в предисловии, принадлежащем, видимо, перу Чудинова (С. I - II), и в отрывке из указанной книги Дж. Морлея, напечатанном в рамках статьи Чуйко (С. 144 - 146).
Так, например, в предисловии констатируется, что "беспощадный, холодный смех римского сатирика, с которым он описывает своего Требия, представляет резкую противоположность полу-иронической, полу-серьезной снисходительности Дидро" (С. II).
74. Ср.: "В русской литературе есть целая галлерея паразитов от тургеневского Кузовкина и Любимы Торцова Островского, изображенных чаще всего с тем гуманным чувством сожаления и сострадания к этим несчастным отверженцам, которое составляет один из существенных, исконных элементов русского художественного творчества. Разбор типов паразита Ювенала и Дидро, сравнительно с русскими типами, представит материал для весьма полезной классной работы, выясняющей разнообразные концепции художников при изображении одного и того же литературного типа" (С. II-III).
75. Речь идет о дяде заглавного персонажа книги Дидро, французском композиторе и музыкальном теоретике Жане-Филипе Рамо (Rameau) (1683 - 1764).
76. 'Племянник Рамо' впервые был опубликован в переводе Гете с его комментарием в 1805 г. Относя это произведение Дидро к "самым замечательным произведениям своего автора" (С. 117), Гете давал высокую оценку его идейному содержанию и художественным особенностям: "...из счастливого соединения оригинального замысла и искусного выполнения вышло произведение <...> поучительное для философа, полезное для человека честного; если в некоторых местах оно и кажется безнравственным, то только тому, кто на книгу кладет отпечаток своей собственной безнравственности и злится, со стыдом узнавая себя в описании порока, чем и становится своим собственным обвинителем" (С. 118 - 119). При этом он был склонен рассматривать 'Племянника Рамо' и в качестве сатиры на одного из своих литературных противников: "Палиссо напал на его <Дидро - А. Ч.> поведение и нравы: Дидро мстит ему тем же оружием; он представляет, в свою очередь, Палиссо, как существо безнравственное, вредное, ужасное, изгнанное из порядочного общества, с погибшей репутацией и т. д." (С. 129). Анализируя произведение Дидро в ряду многочисленных памфлетов, Гете видел в нем "самую важную вещь, написанную по поводу этих распрей и <...> единственную их пережившую" (С. 130).
77. В 'Предисловии' сообщается, что "перевод Дидро, предлагаемый в настоящем выпуске, появляется первый раз в печати; кроме него, имеется

178

еще перевод В. Чуйко" (С. III).
78. Чуйко приводит обширную цитату (С. 130 - 134), содержащую характеристику идейных течений и социально-политических устремлений XVIII века, из статьи Сент-Бёва 'Дидро', помещенной в его книге 'Critiques et Portratais littéraire' (Paris, 1832. Т. I). Французский критик и эстетик так оценивал значение деятельности автора 'Племянника Рамо' в эпоху Просвещения: "Дело разрушения начало тогда совершаться в философских теориях и политике... <...> Дидро из всех деятелей XVIII столетия является именно тем человеком, в котором олицетворился самым полным образом этот бунт" (С. 130, 131).
79. Мюссе (Musset) Альфред де (1810 - 1857) - французский поэт, прозаик, драматург.
Книга 'Мюссе Альфред де. Избранные сочинения: Лирика. Поэмы: Ива, Порция. Комедии: Луизой, Девичьи грезы, Каприз. Объяснительные статьи' является XX выпуском указанной серии.
Следующие стихотворные переводы Bс. Е. Чешихина (см. прим. 4 к тексту 139: УКР III. С. 88) занимают первые 58 страниц этого издания: 'Читателю', 'Стансы', 'Юнгфрау', 'Сонет', 'Майская ночь', 'Декабрьская ночь', 'Видение', 'Письмо к Ламартину', 'Августовская ночь', 'На смерть Малибран', 'Королю', 'Сент-Беву', 'Цветку', 'Песня', 'Тоска', 'Воспоминание', 'Германский Рейн', 'Ответ на песню Беккера', 'Покойнице', 'Виктору Гюго', 'Сонет г-же Менессьё', 'Le mie prigioni', 'Моему брату, по возвращении его из Италии', 'Стансы ("Когда б я вам сказал, что я люблю - кто знает..."), 'Воспоминание об Альпах', 'Сонет читателю'. Помимо его переводов, в книге помещены также (С. 58 - 87) переложения Тургенева ('Не ждете ль вы?'), П. И. Вейнберга ('Венеция'), А. Кудиша ('Люси', 'Из письма к Ламартину'), Л. Мысовской ('Октябрьская ночь', 'Декабрьская ночь', 'Призрак', 'Песня', 'Двадцать лет', 'Нет'), П. А. Козлова ('Сонеты': I - V), а также подписанный псевдонимом П. Н. 'Сонет читателю'.
80. Чешихин был автором специальной работы, посвященной переводческому наследию Жуковского (см.: Чешихин Всеволод. Жуковский, как переводчик Шиллера: Критический этюд (увенчанный Императорскою Академиею Наук премией за сочинение о В. А. Жуковском). Рига, 1895. 172 с.).
81. С. 9-15.
82. В статье В. Ч<ешихина> 'Альфред де Мюссе: Биографический очерк' содержатся фрагменты воспоминаний Л. Колэ и А. Тэ (С. 232), а также следующий отзыв А. Ламартина о наружности Мюссе в юности: "То был красивый юноша с блестящими курчавыми волосами и продолговатым лицом, бледным от ночных посещений Музы. Чело скорее рассеянное, чем задумчивое, глаза скорее мечтательные, чем блестящие (их можно было сравнить с двумя звездами, но не с двумя огнями); тонко очерченный рот с неопределенным выражением не то улыбки, не то грусти; стройная гибкая фигура, которая, казалось, носила не без усилия даже столь легкое бремя юности... Обычная скромная молчаливость посреди болтливого общества женщин и поэтов довершала впечатление, производимое наружностью. Характеристической чертой его лица было тогда выражение сердечной доброты; оно

179

сразу привлекало" (С. 228 - 229).
83. Санд (Sand) Жорж (настоящее имя Аврора Дюпен, по мужу - Дюдеван) (1804 - 1876) - французская писательница.
Взаимоотношениям Мюссе и Жорж Санд посвящены в упомянутом очерке стр. 232 - 237.
84. Андерсеновские 'Избранные сочинения в переводах русских писателей' (Ч. 1: Сказка моей жизни; Книга картин без картинок; Избранные стихотворения; Ч. 2; Импровизатор или Молодость и мечты итальянского поэта: Роман) являются соответственно XV и XVI выпусками указанной серии.
85. Рашель (Rachel) - сценическое имя французской актрисы Элизы Рашелъ Феликс (Felix) (1821 - 1858). См. стр. 110 - 113.
86. Об известной шведской певице Дженни Линд (Lind) (1820 - 1887) см. стр. 121 - 125, 203 - 205.
87. В автобиографию Андерсена включены письмо Диккенса к ее автору (С. 225 - 226) и обращенное к Диккенсу послание автора рецензируемых книг (С. 268 - 270).
88. Гримм (Grimm) Вильгельм (1786 - 1859) - немецкий филолог, фольклорист. См. стр. 156 - 157.
89. О немецком писателе Бертольде Ауэрбахе (Auerbach) (1812 - 1882) см. стр. 163.
90. Бьёрнсон (Bjørnson) Бьёрнстирне Мартиниус (1832 - 1910) - норвежский писатель, театральный и общественный деятель. См. о нем стр. 289 - 290, 293 - 294.
91. В раздел 'Избранные стихотворения в переводах русских писателей' (С. 383 - 397) включены переводы стихотворений Андерсена, принадлежащие перу Лихачева ('Умирающее дитя'), Ф. Н. Берга ('Умирающее дитя', 'Хольгер Датский: Предание', 'Королева мятелей', 'Пустыня', 'Сумерки', 'Сын и мать', 'Ворон', 'Скрипач', 'Выздоравливающий', 'Фиалки', 'У колодезя', 'Говорят, говорят...'), К. Д. Бальмонта ('Вечер') и Майкова ('Последняя песнь поэта'). В издании помещён также перевод Чудинова 'Книги картин без картинок' (С. 339 - 382).
92. Речь идет об опечатке в уже упоминавшемся переводе:

Вечер

И день и ночь - царят попеременно.
Безмолвен лес. Не дышит ветерок.
Но есть сердца, где мрак царит бессменно,
Где никогда не заблестит восток.
     О, ниспошли, Создатель милосердный,
     Всем жаждущим, всем страждущим - покой,
     Чей дух не спит, тревожный и усердный,
     Всем, кто скользит над бездною морской.

180

Кто бедный, утомленной головою,
Там глубоко, в угрюмых рудниках,
Склоняется над жилой золотою,
И чахнет в черном мраке, как в тисках.
     Всех , кто не знал блаженного мгновенья,-
     В чьем сердце - месть, чьи скудны шалаши, -
     Пролей бальзам целебного забвенья,
     Всех успокой, всех бурных утиши! (С. 396)

93. Белинский рецензировал впервые опубликованный в 1844 г. перевод романа Андерсена: ([Рец.] // Отечественные записки. 1845. Т. XXXVIII. ? 1. Отд. VI. С. 3 - 4. Без подписи. Рец. на кн.: Импровизатор или Молодость и мечты италианского поэта. Роман датского писателя Андерсена: Перевод с шведского: Две части. СПб., 1844).
Очевидно, именно на эту рецензию ссылается в 'Предисловии' Чудинов: "Перевод этот был напечатан отдельным изданием в 1844 г., и тогда же вызвал сочувственный отзыв В. Г. Белинского" (Ч. 1. С. II).
94. Речь идет о фрагменте IV главы первой части романа. <...>
95. Речь идет о фрагменте VII главы первой части романа (см.: С. 55 - 60). <...>

181

96. С немецкого переведена 'Сказка моей жизни'. В 'Предисловии' Чудинов писал, что он предпочел краткую редакцию автобиографии Андерсена, написанную "поэтом для немецкого издания его сочинений", как "более подходящую для читателей не датчан" (Ч. 1. С. I, II). Авторы перевода обозначены инициалами Д. и А. С. (С. 338).
97. Грот, в 1840 - 1852 гг. - профессор Гельсингфорсского университета, был автором исследований по истории шведской и финской литератур, по скандинавской мифологии и фольклору.
Вероятно, Анненский ссылается на следующие строки 'Предисловия': "Во 2-м выпуске Рус. Кл. Библ., посвященном датскому поэту, будет напечатан лучший из его романов: 'Импровизатор', в переводе, который был передан нам покойным Я. К. Гротом для помещения в 'Сборнике классических писателей', издававшемся в приложении к журналу 'Филологические Записки'. <...> Принадлежит он перу одной писательницы, ныне умершей" (Ч. 1. С. II).
Переводчицей 'Импровизатора' была сестра Я. К. Грота Роза Карловна Грот (1811 - 1874). См.: Переписка Я. К. Грота с П. А. Плетневым / Изд. под ред. К. Я. Грота. СПб.: Тип. Министерства Путей Сообщения, 1896. Т. 2. С. 137, 153, 156 - 157, 161, 233, 275.
98. Книга 'Тассо Торквато. Освобожденный Иерусалим: Поэма в двадцати песнях в переводах русских писателей: Перевод I - IV, XII, XIII, XV, XVI и XX песен и изложение содержания остальных, с приведением лучших мест; Объяснительные статьи', являющаяся XIII выпуском указанной серии, открывается неподписанным 'Предисловием' (С. I - IV).
99. Перевод Раича 'Освобожденного Иерусалима' был впервые опубликован в 1828 г. В рецензируемой книге его фрагменты помещены на стр. 7 -9, 11 - 13, 54 - 75, 89 - 100, 133 - 149.
100. Отдельные строфы 1, 2, 3, 12, 13 и 20 песен даны в прозаическом переводе А. Ч<удинова>. Строфы же XIII - XXXII, XXXVII - LXVII 2 песни и строфы XIII - XXXII 3 песни даны, по словам редактора, в переводе, "заимствованном из книги М. Стасюлевича 'История средних веков'".
На стр. 76 - 78, 103 - 105, 144 помещены следующие тексты, автором которых был И. Козлов: 'Эрминия на берегах Иордана' ("Меж тем Эрминия под тень густую..."), 'Видение Танкреда' ("Об ней зарей и вечером, об ней..."), 'Песнь попугая' ("Взгляни, взгляни, как роза расцветает...").
101. См.: Торквато Тассо: (Из статьи А. И. Кирпичникова) (С. 176 - 184).
Впервые эта работа была опубликована в 1888 г.: Кирпичников А. Торквато Тассо / / Всеобщая история литературы: Составлена по источникам и новейшим исследованиям при участии русских ученых и литераторов / Начата под ред. В. Ф. Корша, продолжается под ред. проф. А. Кирпичникова. СПб.: Издание Карла Риккера, 1888. Т. 3. Ч. 1. С. 304 - 315.
102. Перевод Раича, и вскоре после его публикации воспринимавший-

182

ся весьма критично (см., например, отзыв Белинского: Полное собрание сочинений: В 13-ти т. М., 1954. Т. 4. С. 53), к концу XIX в. упоминался среди "совершенно устаревших" переводных трудов М. Попова, С. Москотильникова, А. С. Шишкова, А. Мерзлякова и Ф. Ливанова (С. IV рецензируемой книги). Ср. с суждением из энциклопедической статьи о Раиче: "Тяжеловеснейшими стихами он перевел ... 'Освобожденный Иерусалим' Тасса (1828), одна строка которого, относящаяся к Готфриду Бульонскому, получила печальную известность ("Вскипел Бульон, течет во храм")..." (цит. по: Энциклопедический словарь. СПб.: Тип. Акц. Общ. Брокгауз-Ефрон, 1899. Т. XXVI. С. 207. Подпись: П. Щ.).
103. Бомарше (Beaumarchais) Пьер Огюстен Карон де (1732 - 1799) - французский драматург.
Рецензируемая книга является XII выпуском указанной серии. Открывающаяся 'Предисловием' (С. I - VII), она включает в себя комедии 'Севильский Цырульник, или Напрасная Осторожность' (С. 29 - 97), 'Бешеный день или Женитьба Фигаро' (С. 150 - 273) и 'Второй Тартюф или Виновная Мать' (С. 287 - 363), а также тексты 'Скромное письмо по поводу падения и критики 'Севильского Цырульника' (С. 1 - 28), 'Для закрытия спектаклей: Прощальное приветствие публике в 1-м действии' (С. 98 - 112), 'Предисловие к 'Женитьбе Фигаро' (С. 113 - 149), 'Слово по поводу 'Виновной Матери' (С. 274 - 280), 'Письмо в защиту 'Виновной Матери' (С. 280 - 286).
104. Впервые целиком 'Трилогия' Бомарше была опубликована на русском языке в переводе Чудинова в 1888 - 1889 гг. в журнале 'Пантеон литературы', и тогда же она вышла отдельным изданием: Бомарше П. Трилогия с характеристикой поэта, составленной Алексеем Н. Веселовским / Перевод А. Н. Чудинова. СПб.: Пантеон литературы, 1888. 406 с. Сведения о переводах отдельных пьес, входящих в состав трилогии о Фигаро, см. в кн.: Пьер Огюстен Карон де Бомарше: Библиографический указатель / Всесоюзн. гос. биб-ка иностр. лит-ры; Сост. Г. И. Лещинская. М.: Книга, 1980. 168 с. (Писатели зарубежных стран).
105. Криль Александр Александрович (1843 - 1908) - переводчик, журналист, публицист, участник революционного движения 70-х гг., впоследствии близкий к партии социалистов-революционеров (см.: Короленко В. Г. Собрание сочинений: В 10-ти т. М.: ГИХЛ, 1955. Т. 7: История моего современника. С. 183 - 185, 213, 273, 274; Деятели СССР и революционного движения России: Энциклопедический словарь Гранат. М.: Советская энциклопедия, 1989. Стлб. 247, 248; С. 138).
Криль - отец писательницы, переводчицы, мемуаристки Татьяны Александровны Богданович (1872 - 1942), воспитывавшейся в семье Николая Федоровича (1843 - 1912) и Александры Никитичны (1840 - 1915) Анненских. О ее отношениях с Анненским см. подробнее: ПК. С. 78 - 85, 133 -134; КО. С. 485-486, 660.
В фондах Российской национальной библиотеки, кстати, сохранился экземпляр книги 'Рес, трагедия, приписываемая Еврипиду. Перевел с греч. стихами и снабдил предисловием Иннокентий Анненский: (Перевод посвящается А. Н. Ткачеву)' (СПб.: Тип. В. С. Балашева и К°, 1896. 77 с. (Извлечено из ЖМНП, за 1896 г.)) с дарственной надписью Анненского:

183

Милой племяннице Т. А. Криль на добрую память
И. Аннен<ский>.

Библиотечный шифр книги: 66-7 / 561.
Здесь речь идет о книге 'Бомарше П. Театр: Севильский цирюльник; Свадьба Фигаро; Виновная мать / Перевод А. А. Криль' (М.: Типо-лит. 'Русского товарищества печатного и издательского дела', 1899. 382 с.).
106. Лассаль (Lassalle) Фердинанд (1825 - 1864) - немецкий философ, публицист, критик.
Его историческая трагедия 'Франц фон-Зиккинген' (1859) на русском языке впервые была опубликована в переводе А. и С. Криль (СПб.: Тип. М. М. Стасюлевича, 1873; 2-е изд. с предисловием автора в переводе Т. Богданович. СПб.: Тип. 'Герольд', [1907]).

вверх

Начало \ Труды \ УКР IV, 181 (1908)

Сокращения


При использовании материалов собрания просьба соблюдать приличия
© М. А. Выграненко, 2005-2015

Mail: vygranenko@mail.ru; naumpri@gmail.com

Рейтинг@Mail.ru     Яндекс цитирования