Начало \ Именной указатель \ Т. А. Богданович, персональная страница

Сокращения

Обновление: 05.07.2017

БОГДАНОВИЧ
Татьяна Александровна

(1872-1942)

"Он приезжал ко мне очень часто, и каждый раз, как драгоценнейший дар, он вынимал из портфеля обычную четвертушку бумаги, на которой его четким почерком, немного напоминающим греческие буквы, было написано новое стихотворение".

Богданович Т. А. <Воспоминания об И. Ф. Анненском>

 

Н. А. Ярошенко
Портрет Т. А. Криль. 1880 г.
Частное собрание, [2]
Т. А. Криль (Богданович)
Архив семьи Богданович
ПК, с. 79
Т. А. Криль (Богданович)
с А. Н. и Н. Ф. Анненскими
ГБЛ, КО
Т. А. Богданович
РП 1
Т. А. Богданович
1940, [1]

Богданович Татьяна Александровна (урожд. Криль; 3(15).8.1872, Петербург - 31.12.1942, Свердловск), писательница, переводчица. Из дворян; племянница П. Н. Ткачёва и А. Н. Анненской, в семье которой и её мужа, Н. Ф. Анненского, воспитывалась после смерти матери (с 1875). В 1880-81 была с ними в ссылке в сибирском городке Тара, в Казани (до 1887) и в Н. Новгороде (до 1891). Окончила нижегородскую Мариинскую гимназию (1890; с зол. медалью) и историко-филологическое отделение Высших женских (Бестужевских) курсов (1896). В 1898 вышла замуж за А. И. Богдановича. В предреволюционные годы была председателем политического общества Красный Крест, в 1928-32 - председателем Секции детских писателей Ленинграда. По свидетельству дочерей, умерла в эвакуации.

Литературно-журнальную деятельность начала в журнале 'Мир Божий' переводом очерка Ш. де Вариньи 'Неизвестная Япония' (1895, ? 10). Первый самостоятельный литературный опыт - заметка 'Финляндская высшая народная школа' (1896, ? 1). В 90-е гг. помещала статьи и переводы также в журналах 'Русское богатство', 'Образование'. К этому периоду относится ее первая историческая повесть для детей (переделка с немецкого) 'Алхимик' ('Всходы', 1897, ? 24). В 1900-е гг. Богданович - автор популярных очерков и брошюр о социально-политическом устройстве, культуре и истории зарубежных стран, в т. ч. 'Очерков из прошлого и настоящего Японии' (МБ, 1904, ? 7-10; отд. изд. - СПб., 1905). Рецензенты подчеркивали, что это - хорошая компиляция' ("Новое Время", илл. прил., 1905, 9 марта), которая 'среди массы книг, посвященных Японии и вышедших за нынешний год... выгодно отличается своею содержательностью и полнотою рассматриваемых вопросов' ('Слово', 1905, 20 февр.; см. также: "Bестник Eвропы", 1905, ? 3; 'Вопросы жизни', 1905, ? 3; РБ, 1905, ? 4).

В 1907 Б. - корреспондент газеты 'Парус', редактор беллетристического отдела газеты 'Современное слово' и его приложения: 'Недели "Современного слова"' (1908-17) и 'Современная иллюстрация' (1909-17); принимает участие в публицистических и научных отделах журнала 'Современный мир' (1907-13); публикует статьи и переводы в 'Новом журнале для всех', 'Русском богатстве', 'Русских записках'. Параллельно с работами по истории Великой французской революции пишет серию очерков по истории России и русского революционного движения, очерки об эпохе Николая I и Александра II ('Неделя "Современного слова"', 1912, 3 янв. ... 8 окт.; 1913, 24 июня ... 5 авг.). Среди беллетристических опытов этого периода - 'этюд' 'Картинка' (РБ, 1911, ? 6); из публицистики - брошюры, выпущенные после Февральской революции 1917. На политические взгляды и этические установки Б. в значительной мере повлияла многолетняя дружба с В. Г. Короленко; ее эстетические вкусы складывались не без влияния 'новой литературы', в т. ч. поэзии И. Ф. Анненского (см. воспоминания Б. в ПК).

В 1918 Б. - ведущий публицист газеты 'Современное слово'. В сентябре, по приглашению Короленко, переезжает в Полтаву, работает над 1-й частью 'Биографии В. Г. Короленко'. После 1917 опубликовала книгу 'Любовь людей шестидесятых годов' (Л., 1929), исторические повести и романы для юношества. Кроме того, Б. принадлежат переводы произведений Ф. Энгельса, Г. Спенсера, Г. Мопассана, Ж. Верна, М. Метерлинка, Б. Келлермана, С. Льюиса и др.

Издания:

Ш. де Вариньи. Неизвестная Япония. Пер. Т. А. Богданович // МБ, 1895, ? 10.
Финляндская высшая народная школа // МБ, 1896, ? 1.
Алхимик (переделка с немецкого) // 'Всходы', 1897, ? 24.
Очерки из прошлого и настоящего Японии // МБ, 1904, ? 7-10 (отд. изд. -- СПб., 1905).
Цветы буржуазного творчества // "Народный журнал для всех", 1908, ? 1.
Франция и Европа на грани XIX века. Составлено по А. Сорелю с предисловием проф. Н. И. Кареева. Серия: История Европы по эпохам и странам в средние века и новое время. Изд. под ред. Н. И. Кареева и И. В. Лучицкого. СПб., 'Брокгауз-Ефрон', 1909. 146 с.
Толстой о смерти и смерть Толстого // Последние дни Л. Н. Толстого. СПб., 1910.
Картинка // РБ, 1911, ? 6.
Из жизни В. Г. Белинского // 'Неделя "Современного слова"', 1911, З0 мая.
Александр I. Историко-биографический очерк. "Универсальная библиотека", ? 652. М., "Польза", 1912. 128 с. (2-е изд. -- М., 1914).
Что даст республика крестьянам и рабочим. П., 1917.
Великие дни революции. 23 февраля-12 марта 1917 г. П., 1917.
Почему мы воюем? П., 1917.
Первый революционный кружок Николаевской эпохи. Петрашевцы. П., 1917.
Хождение в народ. Серия: Очерки политических движений в России. Петроград, "Новая Россия", 1917. 64 с.
Революционные попытки шестидесятых годов. М. Михайлов. В. Обручев. Н. Г. Чернышевский. Д. Каракозов. С. Нечаев. П., 1917.
Биография В. Г. Короленко. Xарьков, 1922.
Французская эмиграция по бумагам из архива Кочубея // Анналы. Журнал всеобщей истории, издаваемый Российской Академией Наук. Том IV. Л.-М., "Петроград", 1924.
Любовь людей шестидесятых годов. Л., "Академия", 1929.
<Автобиография> // 'Детская литература', 1937, ? 22.
Гринвуд Д. Маленький оборвыш. Пер. с англ. В пересказе Т. Богданович и К. Чуковского. Вступит. статья Е. Брандиса. Рис. Л. Селизарова. Новосибирск, Кн. изд., 1955.
Горный завод Петра Третьего. М., Детгиз, 1956.
Воспоминания // Короленко в воспоминаниях современников. М., 1962.

К. А. Кумпан // РП 1. С. 301-302.

Кроме того сообщила О. Л. Позднева:

Современный Китай. Элементы застоя и прогресса в китайской жизни. Историко-литературный очерк. Спб., 1901 г.
Выборный день в Германии. СПб., 1905 г. (2-ое изд. -- 1906 г.).
И. Йенсен. Колесо. Роман в пер. Т. А. Богданович. РБ, 1909, 12.
Кочубей. Научно-популярная монография. 1924 г. (Не издано. Местонахождение рукописи не известно.).
Великая французская революция. Л., 1925 г.
Наполеон - герой буржуазии. Л., 1925 г.
Очерки Европейской реакции. Л., 1925 г.
Старый и новый город. М.-Л., 1930 г.
Суд над колдуном. М.-Л., 1930 г.
Сквозная бригада печатного двора. М.-Л., 1932 г.
Соль Вычегодская (Строгановы). М.-Л., 1931 г. (2-ое изд.: Свердловск-М., 1933 г., 3-е изд.: М.-Л., 1936 г.).
Ученик наборного художества. Обл. и рисунки Е. Сафоновой. Л.-М., ОГИЗ Молодая гвардия, 1933 г. -- 224 с.
Ученик наборного художества. Обл. и рисунки Е. Сафоновой. Л.: Детгиз, 1935. -- 224 с.
Такой город. (не опубл.)
Горный завод Петра 3 (Пугачёвцы на Урале). Л., 1936 г. (4-е изд.: Л., 1956 г.).
Холоп - ополченец. Кн. 1. М.-Л., 1939 г. Кн. 1 и 2. М.-Л., 1941 г.
Ученик наборного художества. Рисунки Ю. Мезерницкого. М.-Л. "Детская литература", 1941г. -- 163 с. (Серия: Школьная Библиотека)

Кроме того:

Посмотреть крупнееПолитические движения в России. Цикл статей в 'Неделе "Современного слова"', 1914 г. По сообщению Ю. П. Иванова 29.04.2012.
<Воспоминания об И. Ф. Анненском>. ПК, 1983 г.
История Японии. Сборник исторических произведений. 2-е изд., дополн. М., "Русская панорама", 2003. 504 с. (Антология исследований известных ученых-японоведов нач. ХХ в., в т. ч. Т. А. Богданович).
Повесть моей жизни. Воспоминания. 1880-1909. Новосибирск, Изд-во "Свиньин и сыновья", 2007 г.

Литература, [1]:

Короленко В. Г. Собрание сочинений, т. 1-10. М., 1953-56 (в т. 10 ук.);
Анненский И. Ф. Книги отражений. М., 1979, с. 485-86;
Житомирова Н. Татьяна Александровна Богданович (к 90-летию со дня рождения) // О литературе для детей, вып. 8. Л., 1963, с. 85-113 PDF 1.2 MB;
Чуковский К. И. Короленко в кругу друзей // Собр. соч., т. 2, М., 1965;
Маршак С. Дом, увенчанный глобусом. // "Новый Мир", 1968, ? 9.
С.-Петерб. Высшие Женские курсы за 25 лет, СПб., 1903;
Краткая литературная энциклопедия, тт. 1-8, 9 (доп. и ук.). М., 1962-78;
Советские детские писатели. Биобибл. сл., М., 1961;
Писатели Ленинграда. Биобиблиографический справочник. 1934-1981. Авторы-составители В. Бахтин и А. Лурье. Л., 1982;
Масанов И. Ф. Словарь псевдонимов русских писателей, учёных и общественных деятелей. Т. 1-4. М., 1956-60 (ошибочно указано сотрудничество Б. в газете "Речь"; за подписью Т. Б. в журнале "Книга и революция" печатался Б. В. Томашевский).

Кроме того:

Позднева О. Л. Татьяна Александровна Богданович и её мемуары.
Позднева О. Л. Четыре семьи: Ткачёвы, Крили, Анненские, Богдановичи // Т. А. Богданович. Повесть моей жизни. Воспоминания. 1880-1909. Новосибирск, Изд-во "Свиньин и сыновья", 2007 г.

Архивы, [1]:

ГБЛ, ф. 218, ? 382, 383 (мемуары Б.); ф. 135, разд. II. 19, ? 37-41 и 16а. ? 7-10 (переписка с Короленко); ф. 218, карт. 383, л. 310 (<Повесть моей жизни>).
ЦГАЛИ, ф. 6, оп. 1, ? 300 (письма И. Ф. Анненскому);
ЛГАЛИ, ф. 371, оп. 2, д. 21 (л. д.);
ЛГИА, ф. 113, оп. 1, д. 993 (экз. списки курсисток).

Об отце Т. А. Богданович - Александре Александровиче Криле - И. Ф. Анненский упоминал в 10-й части рецензии на книги "Русской классной библиотеки, издаваемой А. Н. Чудиновым" (см. прим. 105).

После смерти мужа заинтересованное отношение к семье Т. А. Богданович проявлял его младший брат, Карл Иванович Богданович (1864-1947) - выдающийся горный инженер, геолог и путешественник. См. о нём:

Страница "Википедии";
Рязанов И.
А. По горам и пустыням Азии. Путешествия К. И. Богдановича. М., "Мысль", 1976. (серия "Замечательные географы и путешественники", с. 78 с илл. и картами).

Автор воспоминаний об И. Анненском (вошедших в книгу: Повесть моей жизни. Воспоминания. 1880-1909. Новосибирск, Изд-во "Свиньин и сыновья", 2007 г.).

И. Ф. Анненский подарил Т. А. Богданович экземпляр своего перевода "Реса" (1896) с надписью:

Милой племяннице Т. А. Криль на добрую память
И. Аннен<ский>.

Прим. 105 к рецензии на книги "Русской классной библиотеки, издаваемой А. Н. Чудиновым".

И. Ф. Анненский подарил Т. А. Богданович экземпляр издания: Анненский И. Ф. Античный миф в современной французской поэзии. СПб.: Тип. В. Д. Смирнова, 1908 39 с. (Извлечено из журнала Гермес за 1908 г.: ? VII; VIII; IX; X), с надписью:  "Милой Танюше. 1/VII, 1908. Ц. С.".
Книги и рукописи в собрании М. С. Лесмана: Аннотированный каталог; Публикации / Всесоюзное добровольное общество любителей книги; Сост. М. С. Лесман и др; Научн. ред. К. Д. Муратова. М.: Книга, 1989. С. 26, 28.
Из прим. 8 к тексту 171 Писем II.

Фотографию Т. А. Богданович с детьми можно увидеть на странице С. А. Богданович.

И. Ф. Анненский упоминает Т. А. Богданович в письме А. В. Бородиной от 12 января 1907 г.

Краткую характеристику Т. А. Богданович дают в своих воспоминаниях о В. Г. Короленко Ф. Д. Батюшков и С. Д. Протопопов.

В [3] опубликованы фрагменты писем В. Г. Короленко к Т. А. Богданович 6-7 авг. 1910 г. и 24 июля 1911 г.

О Татьяне Александровне, своей семье и семье Анненских вспоминает ее дочь Софья Аньоловна Богданович.

О положении Т. А. Богданович в 20-е годы XX в. свидетельствует К. И. Чуковский в письме Р. Н. Ломоносовой (19 февраля 1926 г.):

Вы пишете, что хотели бы помочь кое-кому из писателей. По-моему, это вещь безнадежная. -- Позвольте описать Вам несколько "случаев", на которые я натолкнулся только на прошлой неделе.
<...>
3. Татьяна Ал. Богданович. Пожилая писательница. Знает пять языков. Literary hack*. Содержит семью из 4-х человек. Не может достать иностр<анных> книг для перевода и третий месяц сидит без работы.
<...>
Я никого не виню и ни на что не жалуюсь, но я знаю, что деньгами здесь не помочь.

* Literary hack - литературный поденщик (англ.)

Раиса Николаевна Ломоносова (1888-1973) - руководитель литературного и переводческого бюро, созданного ею в 1923 г. в Берлине. Стремилась привлечь писателей, живших в Советской России, к участию в его работе, тем самым поддерживая их материально.

In memoriam: Исторический сборник памяти А. И. Добкина. СПб.; Париж: Феникс-Atheneum. 2000. С. 326.

ИСТОЧНИКИ

1. Т. А. Пащенко, О. Л. Позднева. В минувшем веке. Два детства. С.-Петербург, "Формика", 2002.
2. И. В. Поленова. Ярошенко в Петербурге. Лениздат, 1983.
3. В. Г. Короленко. Воспоминания. Статьи. Письма. М., Советская Россия, 1988. Составление, вступ. статья и примечания С. И. Тиминой.

Переписка Анненского с Т. А. Богданович

Т. А. Богданович - И. Ф. Анненскому

Источник текста: Письма II. С. 162. Коммент. к письму Анненского к Н. П. Бегичевой от 10.09.1907.

Дорогой Кеничка.

Будь добр<,> приезжай<,> пожалуйста<,> к Андрюше, у него удар<,> и он очень плох, я у него, но решительно не знаю, что делать. Пожалуйста, не откажи.

Твоя Т. Богданович.

Фурштатская, д. 35.

РГАЛИ. Ф. 6. Оп. 1. ? 300. Л. 10.

Речь идёт о двоюродном брате Анненского А. Н. Ткачёве. Письмо не датировано.

Т. А. Богданович - И. Ф. Анненскому

Источник текста: Письма II. С. 248-249. Прим. 1 к письму Анненского к М. К. Лемке от 13.01.1909.

248

25 янв<аря> 1909 г.

Дорогой Кеничка,

бесконечно давно я ничего о тебе не знаю. Предпринимал ли Ты ещё что-ниб<удь> по отношению к твоей книжке. Чуковский заезжал ко

249

мне и говорил, что он писал Тебе про своего издателя - тот прекратил, к сожалению, дела. Не могу ли я быть тебе в чем-нибудь полезна<?> Мне бы это было так приятно. Чуковский с своей стороны тоже очень хотел бы всячески содействовать появлению твоей книги, он сказал мне даже, что, конечно, он в этом заинтересован еще больше, чем я, хотя я и не знаю, почему непременно больше. С Вольфом у него, кажется, хорошие отношения, т<ак> ч<то,> если бы Ты ничего не имел против того, он бы охотно поговорил с ним. Впрочем, м<ожет> б<ыть>, ты уже и писал ему об этом. Я была бы тебе очень благодарна, если бы ты черкнул мне словечко. А, м<ожет> б<ыть>, ты и сам доедешь как-ниб<удь> к нам, когда будешь в наших краях.

Как здоровье Дины Валентиновны? У нас все пока благополучно. Андрей вернулся и в данную минуту играет в шахматы с тетечкой.

До свиданья.

Твоя Т. Богданович

Печатается впервые в полном объеме по тексту автографа, сохранившегося в архиве И. Ф. Анненского: РГАЛИ. Ф. 6. Оп. 1. ? 300. Л. 1-2об.).

Речь идёт о публикации КО 2. Андрей - двоюродный брат И. Ф. Анненского А. Н. Ткачев; "тетечка" - А. Н. Анненская.

Т. А. Богданович - И. Ф. Анненскому

Источник текста: Письма II. Коммент. к ? 185, с. 281. См. ниже.

4 февр<аля> <1>909

Дорогой Кеничка.

В пятницу в Литер<атурном> об<щест>ве Столпнер будет читать реферат 'Достоевский - борец против русской интеллигенции'. Я подумала, что, б<ыть> м<ожет>, тема тебя заинтересует и ты пожелаешь приехать послушать. На всякий случай посылаю тебе дядину карточку.

Твоя Т. Богданович

Печатается впервые в полном объеме по тексту автографа, сохранившегося в архиве И. Ф. Анненского: РГАЛИ. Ф. 6. Оп. 1. ? 300. Л. З-Зоб.). Содержательный фрагмент впервые опубликован в КО, с. 660.

6. II 1909

Источник текста: Письма II. ? 185, с. 279-280. Подготовка текста  и комментарии А. И. Червякова: с. 280-287.

280

Ц<арское> С<ело>,
Захаржевская, д. Панпушко

Благодарю тебя за присылку мне билета1 и за желание видеть меня Фонтанка, 832.

Взвесив соблазн видеть тебя и удовольствие поговорить ещё, может быть, с несколькими интересными людьми, с одной стороны, и перспективу вечера, где Достоевский был бы лишь поводом для партийных перебранок и пикировок, да для вытья на луну всевозможных Мережковских3 и Меделянских пуделей4 - я решил все же, что не имею права отнимать вечер от занятий. О, нет никакого сомнения, что если бы предстоял разговор о Дост<оевском>, я бы приехал и, вероятно, стал бы тоже говорить. Но что Столпнеру5 Дост<оевский>? Или Мякотину6? Или Блоку7? Для них это не то, что для нас, - не высокая проблема, не целый источник мыслей и загадок, а лишь знамя, даже менее, - орифламма, - и это ещё в лучшем случае, а то так и прямо-таки деталь в собственном страдании, в том, что я, вы понимаете, я... Мы говорим на разных языках со всеми ними или почти со всеми. Я жадно ищу понять и учиться. Но для меня не было бы более торжественного и блаженного дня, когда бы я разбил последнего идола. Освобождённая, пустая и все ещё жадно лижущая пламенем чёрные стены свои душа - вот чего я хочу. А ведь для них сомнение, это - реторический* приём. Ведь он, каналья, всё решил и только тебя испытывает, а ну?! а ну?!..

О разговорах партийных я не говорю. Очень серьёзные, может быть трагические даже, когда они связаны с делом, они мне всегда в собраниях характера, т<ак> сказать, академического представляются чем-то вроде идей Жюля Верна8, ступенью выше тостов и ступенью ниже шахматных турниров. Но политиков все же нельзя не уважать. Это люди мысли, люди отвлечённости. Они безмерно выше Мережковских уже по одному тому, что у тех, у Мережковских, именно отвлечённости-то и нет, что у них только инстинкты да самовлюблённость проклятая, что у них не мысль, а золотое кольцо на галстуке. С эсдеком можно грызться, даже нельзя не грызться, иначе он глотку перервёт9, - но в Блоке ведь можно только увязнуть.

280

Искать бога - Фонтанка 83. Срывать аплодисменты на Боге... на совести. Искать Бога по пятницам... Какой цинизм!10

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Не принимай этого, милая, впрочем, au sérieux11. Я сержусь на этих людей, - но разве я могу поручиться, что стою больше самого малого из них? Конечно, нет. Пусть они это сами не ищут, но они ведь тоже жертвы, ведь и они - лишь слабые отражения ничего иного, как того же Исканья. В них, через них, через их самодовольство и кривлянье ищет истины всё, что молчит, что молится и что хотело бы молиться... но в чьей покорности живёт скрежет и проклятие...

Бог знает... куда заводит иногда перо, взятое со скромной целью дружеской записки. Всё это оттого, что я, когда тебе пишу, то вижу перед собою твои глаза, да еще не те глаза, которые ты показываешь всем, а те, которые я уловил всего два раза в жизни: раз, помню, было тогда утро, лето и жарко, и ты носила ребёнка12. Ты так спрашиваешь глазами, что к тебе идут не слова, а мысли самые идут... мысли... мои чёрные, печальные, обгорелые мысли.

Твой И. Анненский

Печатается по тексту автографа, сохранившегося в архиве И. Ф. Анненского (РГАЛИ. Ф. 6. Оп. 1. ? 278. Л. 1-4об.).
Значительная часть письма впервые опубликована А. В. Федоровым в кн.: СиТ 59, с. 23. Впервые опубликовано в полном объеме:
КО, с. 485-486.
Письмо написано в первый день масленицы.

Богданович Татьяна Александровна (урожденная Криль) (1872-1942) - двоюродная племянница И. Ф. Анненского, воспитывавшаяся после смерти матери в 1875 г. в семье его старшего брата, писательница, переводчица, общественный и литературный деятель. Свою литературную деятельность она начала незадолго до окончания в 1896 г. Историко-филологического отделения Высших женских Бестужевских курсов. В 1898 г. она вышла замуж за ведущего критика и публициста, в ту пору фактического редактора журнала 'Мир Божий' Ангела Ивановича Богдановича (1860-1907), привлекшего к сотрудничеству в этом издании И. Ф. Анненского. Подробнее о ней см.: Кумпан К. А. Богданович Татьяна Александровна // РП 89. Т. 1. С. 301-302.
Богданович является автором мемуаров, в которых она уделила серьезное внимание Анненскому (см.: ПК. С. 78-85,133-134;

281

Богданович Татьяна. Повесть моей жизни. Воспоминания. 1880-1909. Новосибирск, Изд-во "Свиньин и сыновья", 2007 г. С. 71-75, 78, 142-143, 145, 246-247, 324-330). В архиве последнего сохранилось несколько ее писем, приводимых - в полном объеме или в извлечениях - в настоящем издании (см. по указателю корреспондентов). О степени родственной и человеческой близости Богданович к Анненскому говорит и тот факт, что после смерти А. В. Бородиной адресованные последней письма Анненского были переданы (по воле адресата?) именно ей (см. дневниковую запись М. А. Кузмина от 21 июля 1934 г.: 'Богданович дала мне читать письма Анненского к Бородиной. Очень царскосельские и очень Анненского' (Кузмин М. Дневник 1934 года / Под. ред., со вступ. статьей и примеч. Глеба Морева. 2-е изд., испр. и доп. СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 2007. С. 73)). Впоследствии эти письма еще при жизни Богданович оказались в фондах отдела рукописей Государственной публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина (см. вводное прим. к тексту 66 <письмо Анненского к А. В. Бородиной от 29.11.1899>).
Ответных писем Анненского, за исключением публикуемого, текст которого (автокопия?) по каким-то причинам отложился в архиве Анненского, разыскать пока не удалось. Единственный разысканный мною, инскрипт Анненского, адресованный Богданович, - дарственная надпись на отдельном оттиске перевода 'Реса' (см.: УКР IV. С. 183). См. также прим. 8 к тексту 171 <письмо Анненского К Е. М. Мухиной от 03.07.1908>.
Публикуемое письмо представляет собой ответ на послание Богданович (см. выше).

1. Речь идет, очевидно, о сохранившейся в архиве Анненского (РГАЛИ. Ф. 6. Оп. 1. ? 420. Л. 1-1об.) визитной карточке старшего брата:

Н. Ф. Анненский
Председатель Спб. Литературного Общества

На ее обороте рукой Н. Ф. Анненского написан следующий текст:

Для входа на собрание СПб. Литературного Общества 6 февраля 1909 г.
И. Ф. Анненскому

282

2. Заседания С.-Петербургского Литературного общества проводились в С.-Петербурге по адресу: Фонтанка, 83.
Об интеллектуальной атмосфере заседаний этого литературного собрания оставил 'лирическое' свидетельство один из самых талантливых поэтов-сатириконцев {Чёрный Саша. После посещения 'Литературного общества' // Сатирикон. 1909. ? 41. 10 окт. С. 6):

     Мы культурны: чистим зубы,
     Рот и оба сапога.
     В письмах вежливы сугубо:
     'Ваш покорнейший слуга'.
Отчего ж при всяком споре,
Доведенном до конца,
Вместо умного отпора,
Мы, с бессилием глупца,
Подражая папуасам,
Бьем друг друга по мордасам?
     Правда: чаще языком,
     Но бывает кулаком.

Бросающееся в глаза почти полное совпадение круга лиц, упоминаемых Анненским, с именами, фигурирующими в письмах Л. Д. Блок к матери Блока, А. А. Кублицкой-Пиоттух, от 14 и 16 декабря 1908 г. (см. их опубликованные фрагменты: Блок в неизданной переписке и дневниках современников (1898-1921) / Вступ. статья Н. В. Котрелева и 3. Г. Минц; Публ. Н. В. Котрелева и Р. Д. Тименчика; Подгот. текстов Ю. П. Благоволиной и др.; Коммент. Н. В. Котрелева и др. // Литературное наследство / АН СССР. М.: Наука, 1982. Т. 92: Александр Блок: Новые материалы и исследования. Кн. 3. С. 341-343), позволяет предполагать, что Анненский лично присутствовал в заседании 'Литературного общества' 12 декабря 1908 г., в котором А. А. Блок выступил с рефератом 'Обожествление народа в литературе' ('Народ и интеллигенция'), - или, по меньшей мере, получил детальную информацию о ходе этого заседания от лиц, присутствовавших на нем (например, от старшего брата или адресата письма), а возможно, из подробного отчета о нем, опубликованного в редактировавшейся Т. А. Богданович газете (см.: Жилкина 3. А. В литературном обществе // Слово. 1908. ? 650.14(27) дек. С. 5. Подпись: 3. Ж.; Блок Александр. Собрание сочинений: В 8-ми т. М.; Л.: ГИХЛ, 1962. Т. 5: Проза 1903-1917. С. 743-744).
Полагаю, что полемический пафос Анненского, ярко отразившийся в публикуемом письме, был своего рода отложенной реакцией на события, происходившие на этом заседании. В этой связи хочется обратить на него его собственное высказывание о письмах Белинского: они 'передают обыкновенно не мнения его, а настроения' (УКР II. С. 205).

283

3. Мережковский был одним из ораторов на упомянутом заседании Литературного общества 12 декабря 1908 г.
О взаимно неприязненных отношениях Анненского и Мережковского см. подробнее прим. 2 к тексту 79 <письмо Анненского В. К. Ернштедту от 04.11.1901>.
4. Брошенная Анненским формула 'меделянские пудели' неоднозначна и богата аллюзиями. В сознании Анненского могли в той или иной степени присутствовать следующие ее семантические стороны: 1) По Далю, 'Меделянская собака, меделянка, ж. одна из самых крупных пород: большеголовая, тупорылая, гладкошерстая; статями напоминает бульдога' (Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4-х т. М: Русский язык - Медиа, 2006. Т. 2. И-О. С. 312). В применении к пуделю - собаке безобидной, декоративной, - атрибут 'меделянский' звучит, конечно, абсурдно, оксюморонно. Тем самым подчеркивается фальшивость громких фраз и бурных эмоций у тех, кому адресована эта формула: их 'меделянская' ярость на поверку оборачивается 'пуделевской' декоративностью и бессилием. 2) Литературный прием фонетического усиления фамилии Мережковского в 'Меделянского' служит той же цели: возникает гротескный и совсем не страшный 'Мережковский пудель'! 3) Отметим и скатологический оттенок этого выражения; ср.: 'соврем. меделянка, меделянская сучка - ругательства, донск. (Миртов)' (Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. В 4-х т. М.: Прогресс, 1986. Т. 2 (Е-Муж). С. 590). 4) Если предположить, что за 'Меделянским пуделем' (как и за 'Мережковским') стоит образ кого-то из участников заседаний Литературного общества, то самым вероятным кандидатом, на мой взгляд, оказывается 'лукавый Блок' (
КО. С. 348); см. шарж с изображением пуделеобразного Блока, опубликованный в 'Искре' как раз в январе 1909 г.: Литературное наследство / АН СССР. М.: Наука, 1987. Т. 92: Александр Блок: Новые материалы и исследования. Кн. 3. С. 359. 5) В контексте публикуемого письма, где о Достоевском говорится как о 'высокой проблеме', 'целом источнике мыслей и загадок': вряд ли Анненский мог не заметить в 'складках' романа 'Братья Карамазовы' щенка меделянской собаки, который 'потерялся' в постели умирающего Илюши Снегирева (см.: Достоевский Ф. М. Полное собрание сочинений: В 30-ти т.; Художественные произведения: В 17-ти т. / АН СССР; ИРЛИ (ПД). Л.: Наука, 1976. Т. 14: Братья Карамазовы: Кн. I-Х. С. 472, 487-490). 6) Можно напомнить еще, что и безобидность пуделя - вещь относительная: на поверку пудель, как известно, может обернуться Мефистофелем.
5. Столпнер Борис Григорьевич (1871-1937) - философ, социолог, публицист, входил в состав совета Российского философского общества, один из инициаторов и авторов 'Еврейской энциклопедии', переводчик философской литературы (известен как переводчик сочинений Гегеля), до революции - участник социал-демократического движения. На рубеже 1900-10-х годов постоянный посетитель воскресений В. В. Розанова, высоко отзывавшегося о нем (см.: Розанов В. В. Сочинения / [Сост., подгот. текста и коммент. А. Л. Налепина, Т. В. Померанской; Вступ. статья А. Л. Налепина]. М.: Советская Россия, 1990. С. 84; Переписка В. В. Розанова и М. О. Гершензона: 1909-1918 / Вступительная статья, публикация и комментарии В. Проскуриной // Новый Мир. 1991. ? 3. С. 220). О Столпнере как о личности интеллектуально яркой сохранились многочисленные добрые отзывы <...>.

284

6. Мякотин Венедикт Александрович (1867-1937) - историк-педагог, по окончании историко-филологического факультета С.-Петербургского университета преподававший в учебных заведениях столицы, автор серьезных исторических трудов (<...>) и биографических повествований, изданных в серии 'Жизнь замечательных людей: Биографическая б-ка Ф. Павленкова' (<...>), публицист, сотрудник журнала 'Русское богатство', с 1904 г. член его редакции (видное место в которой занимал старший брат Анненского), общественный и политический деятель, не раз подвергавшийся судебным и административным преследованиям, сторонник Трудовой народно-социалистической партии (у истоков которой стоял Н. Ф. Анненский),

285

в 1917 г. возглавивший ее Центральный Комитет. К большевистскому режиму был оппозиционен: в 1918 г. стал одним из создателей и руководителей Союза возрождения России, в 1920 г. арестован, содержался в Бутырской тюрьме, в 1922 г. депортирован из России. В эмиграции жил в Берлине, Праге, Софии, с 1928 г. преподавал в Софийском университете.
7. Объединение имени Блока с кругом людей, так или иначе связанных с 'Литературным обществом', на мой взгляд, самым непосредственным образом соотносится с его выступлением, упомянутым в прим. 2 (см.: Петрова М. Г. Блок и народническая демократия // Литературное наследство / АН СССР. М.: Наука, 1987. Т. 92: Александр Блок: Новые материалы и исследования. Кн. 4. С. 107-110, 121-122). Этот доклад, как известно, был опубликован Блоком под заглавием 'Россия и интеллигенция' в первом номере 'Золотого руна' за 1909 г. Ср.: Федоров А. Поэтическое творчество Иннокентия Анненского // СиТ 59. С. 22-23.
8. Верн (Verne) Жюль (1828-1905) - французский прозаик; жанр научной фантастики, одним из родоначальников которого он является, Анненский оценивал весьма критически (см. его суждения о 'бреднях Беллами': УКР III. С. 39).
9. Едва ли на эту оценку повлиял опыт реальных столкновений Анненского с представителями российской социал-демократии (см., например, публикации в связанных с социал-демократическим движением изданиях эпохи первой русской революции, в которых позиция и деятельность Анненского представлены в извращенном свете: В учебных заведениях // Новая жизнь. 1905. ? 2. 28 окт. (10 ноября). С. 4. Без подписи; В учебных заведениях: В Царскосельской гимназии // Наша жизнь. 1905. ? 331.11 (24) ноября. С. 5. Без подписи; В учебных заведениях: В Царскосельской гимназии // Новая жизнь. 1905. ? 11. 12 (25) ноября. С. 4. Без подписи; В учебных заведениях: В царскосельской гимназии // Русь. 1905. ? 18. 13 (26) ноября. С. 4. Без подписи; По России: Царское Село // Начало. 1905. ? 5. 18 ноября (1 дек.). С. 4. Без подписи; В учебных заведениях // Новая жизнь: Первая легальная социал-демократическая большевистская газета: 27 октября - 3 декабря 1905 г.: Полный текст / Истпарт; Отдел ЦК РКП(б) по истории Октябрьской революции и РКП(б); Под ред. и с прим. М. Ольминского. Л.: Прибой, 1925. Вып. 1. С. 18; Вып. 2. С. 22. Без подписи). Скорее речь идет о словесных баталиях на все том же литературном собрании 12 декабря 1908 г.
Ср. с суждениями Л. Д. Блок из упомянутого письма от 14 декабря 1908 г.: 'Так возмутительно нагло и нахально начали обращаться ораторы-пошляки из с<оциал>-д<емократов> не только с рефератом,

286

но и с Сашей. Ненаучно, неопределенно, по-детски, наивно, "где был во время общест<венного> движения?" "увидел бы, как интеллигенция умирала заодно с народом", и все это с жестами, с сорванными аплодисментами' (Там же. С. 341). Одним из важных моментов прений, по словам жены Блока, было заявление некой 'эс-дечки', которая после выступления Столпнера 'вышла говорить о том, что здесь стреляют из пушки по воробьям, "по этим маленьким воробьям, которые чирикают или пишут стихи"' (Там же. С. 342).
Поскольку в письме дважды и с раздражением упоминается имя А. А. Блока (Анненский, видимо, не знал о сути его выступления и позиции), имеет смысл привести мнение "с противоположного берега", фрагмент мемуарного очерка З. Н. Гиппиус:

"Надо сказать, что за время нашего отсутствия в Петербурге создалось (из остатков прежних религиозно-философских собраний) целое Р. Ф. Общество, официально разрешенное. Мы в нем принимали, конечно, участие, - это был как раз "сезон о Боге", когда начались наши столкновения с эсдеками (эсдеки и выдумали нелепое разделение на "богостроителей" и "богоискателей"). Но общество, многолюдное и чисто интеллигентское, не удовлетворяло нас. И мы вздумали создать секцию, нечто более интимное, но в то же время и более широкое по задачам. Чтобы обойти цензуру - назвали секцию секцией "по изучению истории религий". Непременно хотелось привлечь в эту секцию обоих Блоков. Блок несколько раз приходил к нам, когда создавалась секция, был чуть ли не одним из ее "учредителей".
Однако после нескольких заседаний и он, и его жена - исчезли. Да так, что и к нам Блок перестал ходить.
Встречаю где-то Любовь Дмитриевну.
- Отчего вас не видно на Гагаринской? (Там собиралась секция.) Надоело? Заняты?
Ответ получаю наивно-прямой, который сам Блок не дал бы, конечно: на Гагаринской говорят о том, что... должно быть "несказанно".
В наивном ответе была тень безнадежной правды: и мы поняли, что ни в каких "секциях", даже самых совершенных, Блок бывать не будет и бывать не может".

Гиппиус З. Н. Мой лунный друг (о Блоке) // Гиппиус З. Н. Живые лица: Воспоминания. / Составление, предисловие и комментарии Е. Я. Курганова; редактор В. П. Енишерлов. Тбилиси, "Мерани", 1991. С. 20-21.

10. Понятие 'цинизм', одно из ключевых в мировоззрении позднего Анненского, получает у него особую, отличную от расхожей, интерпретацию. В ряде работ 1909 г. он уделяет этой проблематике самое пристальное внимание. Приводимый ниже фрагмент материалов 'Поэтические формы современной чувствительности', связанный с его выступлением в Обществе ревнителей художественного слова 13 октября 1909 г., дает яркое представление о том, в каком русле движется мысль Анненского (печатается по автографу: РГАЛИ. Ф. 6. Оп. 1. ? 168. Л. 1-2, 7):

Жизнь усложнилась; темп ее сделался быстрый. Литературные, как и другие<,> задержки действуют болезненно; вызывают скуку, нетерпение. Отсюда падение интереса к эпосу, историческому жанру и, если хотите, роману. <...> Отсюда ослабление сценического интереса перед декоративным.
Отсюда самое искание веры приобретает какой-то публичный<,> ораторский<,> почти декламационный характер. Отсюда этот цинизм, который так любит философское обличье, громкие исповеди, истерики - и как смерти боится всего тихого, неслышного, систематического.
Чувствительность остается та же. Изменяются формы, характер современной чувствительности. На нас перестает действовать цинизм. Но это происходит от того, что мы еще не изведали многих, чистых умственных наслаждений. Это не скептический, старый цинизм давних культурных переживаний. Наш цинизм: все в жертву чувствительности, без рефлексии, вкуса, выбора средств: старина, кара, порнография, революция; напугать, потрясти, поразить.
Мы должны напоминать о великих уроках наших учителей.
Из трех властительных имен, два принадлежат великим циникам. Достоевский и Толстой сделались циниками. <...>

287

Какая книга Достоевского наиболее привлекает критиков? 'Бесы'. Почему? Своей цинической маской. <...>
Цинизм Анны Карениной, Крейцеровой Сонаты, Холстомера. Цинизм Толстовского Евангелия.

11. Всерьез (фр.).
12. Временная локализация этого воспоминания не подлежит однозначному прочтению: у Т. А. Богданович было три дочери: Александра (род. в 1898 г.), София (род. 10 ноября 1900 г.), Татьяна (род. 4 ноября 1902 г.) и сын Владимир (род. в 1904 г.). После смерти их отца они были приняты в семью старших Анненских (Николая Федоровича и Александры Никитичны) на правах родных внуков.

Т. А. Богданович - И. Ф. Анненскому

Источник текста: Письма II, с. 305. Прим. 1 к письму Анненского к М. К. Лемке от 19.04.1909.

22 апр<еля> 1909 г.

Дорогой Кеничка,

сейчас получила твою 'Книгу Отражений'. Мне так приятно даже видеть её. Тянет и читать, но не дам себе, пока не сбуду самую спешную работу, чтобы приняться за неё, не отвлекаясь ничем текущим. Отдохнуть на ней и отойти от всего. Благодарю тебя. -

Твоя Т. Богданович

РГАЛИ. Ф. 6. Оп. 1. ? 300. Л. 5.
Речь идёт о КО 2.

Т. А. Богданович - И. Ф. Анненскому

фрагмент

Источник текста: Письма II, с. 346-347. Прим. 6 к письму Анненского к Е. М. Мухиной от 25.07.1909.

18 июля 1909

Поэты, даже отрицающие непосредственность, остаются всё же поэтами, полагаться на них нельзя. А я всё ждала от тебя обещанного письма. Но теперь решила, что прозаичность имеет свои преимущества - по крайней мере не надо ждать вдохновения.

Неужели ты и относительно своего приезда поступишь так же, как относительно письма. Это уж будет нехорошо. Некоторая доля благородства обязательна даже для поэтов.

Черкни словечко, когда тебя ждать. Или, м<ожет> б<ыть>, ты будешь в ближайший понедельник 20-го в Уч<еном> Ком<ите>те<,> и тебе не составит труда заехать ко мне в редакцию. Я там буду приблизительно от 3 до 4. У меня теперь гостит М<ария> Ф<едоров>на <Страхова>, и я более свободна относительно выездов из дому<,> чем раньше, а она проживет только до первых чисел августа.

До свиданья.

Т. Богданович

Привет Дине Вал<ентиновне> и всему семейству.

Ты получил приглашение от К<орнея> Ив<ановича> на прошлое воскресенье? Он также ждал твоего ответа.

Речь идёт о поездке в Куоккалу. М. Ф. Страхова - сестра И. Ф. Анненского.

РГАЛИ. Ф. 6. Оп. 1. ? 300. Л. 6-7.

Т. А. Богданович - И. Ф. Анненскому

фрагмент

Источник текста: КО, с. 630. Из примечания к статье "Театр Леонида Андреева".

6 октября 1909

Не пойдешь ли ты в субботу 10-го на первое представление "Анфисы" Андреева. Мы собираемся целой компанией...

РГАЛИ. Ф. 6. Оп. 1. ? 300.

 

Начало \ Именной указатель \ Т. А. Богданович, персональная страница

Сокращения


При использовании материалов собрания просьба соблюдать приличия
© М. А. Выграненко, 2005-2017

Mail: vygranenko@mail.ru; naumpri@gmail.com

Рейтинг@Mail.ru     Яндекс цитирования