Начало \ Труды \ Автобиографии Анненского

Сокращения

Обновление: 05.04.2017

Автобиографии

Моё жизнеописание
<Автобиографическая справка в словаре С. А. Венгерова 1889 г.>

<Автобиография для С. А. Венгерова 1903 г.>
<Автобиография для Ф. Ф. Фидлера>

Моё жизнеописание

Источник текста: "Юношеская биография Иннокентия Анненского". Публикация и комментарии А. В. Орлова. "Русская литература", 2, 1985. С. 173-175.
Незначительное редактирование сносок выполнено мной в соответствии с размещением.

173

Я родился в Западной Сибири, в городе Омске, 20-го августа 1855-го года. Отец мой служил там в продолжение 11-ти лет, и первые годы моей жизни протекали там же. Я рос до семи лет, т. е. до начала учения, под руководством няни и, частию, под присмотром француженки гувернантки, занимавшейся воспитанием моих старших сестер.20

Первые годы жизни оставили в памяти моей чрезвычайно слабое впечатление. Насколько мне самому припоминается и как я слышал из рассказов близких мне людей, в 1860-м году, около времени переезда семейства нашего из Сибири в С. Петербург,21 меня посетила очень тяжелая и долговременная болезнь, оставившая неизгладимые следы на состоянии моего здоровья в позднейшие годы жизни.

С тех самых пор как я ясно начинаю себя помнить, я рос слабым, болезненным ребенком а, в отношении физического развития, оставался далеко позади своих сверстников. Довольно рано начал я учиться и, сколько помнится, никогда не тяготился учением.

Учение давалось мне легко, и, выучившись читать под руководством моей старшей сестры,22 я с удовольствием принялся за чтение книг, доступных моему возрасту и развитию. Обстановка, среди которой я рос, вероятно, оказывала большое влияние на развитие во мне ранней охоты к чтению: я рос почти без товарищей, среди людей, которые были старше меня; надзор за мной тоже был преимущественно женский.

Насколько я помню, те детские, преимущественно шумные и подвижные игры, которые свойственны мальчикам тогдаш-

174

него моего возраста, рано перестали занимать меня, да и вообще никогда особенно не занимали. Самое свойство моего организма делало меня менее подвижным и отчасти более солидным сверстников.

В 1865-м году родители мои сочли нужным отдать меня в частное учебное заведение, где бы я мог приготовиться к гимназии. Я был отдан в одну из школ, помещавшихся вблизи нашей тогдашней квартиры, на Песках,23 и пробыл там около двух лет. Первые начала латинской грамматики были преподаны мое моим старшим братом в 1866-м году.

В 1867-м году, по успешном выдержании вступительного экзамена, я был определен в только что открывшуюся в то время 2-ю прогимназию приходящим учеником 2-го класса.24

Обучение мое в прогимназии шло очень успешно и оставило в моей душе самое благодарное воспоминание. Наиболее интересным представлялось мне преподавание русского языка и географии. Несмотря на удовлетворительные способности и необширность курса, я занимался усиленно и несколько повредил своему и без того слабому здоровью.

Весной я заболел, и только лето, проведенное на чистом воздухе, в одной из пригородных окрестностей Петербурга, подкрепило меня.25

Дальнейшее систематическое образование мое было возобновлено в 1869-м году. Я поступил в частную гимназию В. И. Беренса и пробыл там два с половиной года.26 Учение мое и здесь шло очень успешно, хотя, к сожалению, я только год с небольшим занимался греческим языком, обучение которому не было обязательным. Преподавание математики велось особенно тщательно и успешно. Лето 1869-го года я провел на Старорусских минеральных водах, где лечился от золотухи.27

В 1872-м году я оставил гимназию Беренса и стал самостоятельно готовиться к установленному в то время испытанию зрелости. Я рассчитывал в ту пору сдать поименованный экзамен в прошлом 1874-м году. Согласно правилу для обучавшихся ранее в гимназиях Ведомства министерства народного просвещения это был первый год, в который я имел право приступить к испытанию зрелости. Принявши упомянутое решение и имея на оное согласие моих родителей, я стал готовиться к экзамену, причем главное затруднение для меня составляли занятия греческим языком. Надеждам моим не суждено было осуществиться. Я не выдержал письменного испытания по математике и, вследствие этого, не был допущен к дальнейшим, устным испытаниям.28

Посвятивши еще год на приготовление, я беру на себя смелость снова просить о допущении меня к установленному испытанию. Если я буду удостоен, по

175

успешном выдержании экзамена, свидетельства о зрелости, то надеюсь поступить и в число студентов императорского Санкт-Петербургского университета, по историко-филологическому факультету.29

Примечания:

20. Все четыре сестры Иннокентия Анненского были старше его: Наталья (род. 1840), Александра (род. 1842), Мария (род. 1850), Любовь (род. 1852).
21. Ф. Н. Анненский со своим семейством вернулся из Сибири в Петербург не позднее 19 мая 1860 года (вероятно, несколькими днями раньше). Такой датой обозначена докладная записка Ф. Н. Анненского, адресованная непосредственно министру внутренних дел, которую он написал и подал, прибыв в столицу (ЦГИА, ф. 1284, оп. 76, д. 67, л. 1).
22. Вероятно, Иннокентий Анненский подразумевает здесь не родную свою сестру, а двоюродную - Алину (Александру Никитичну Ткачеву-Анненскую), писательницу и педагога. На такое толкование нас наводит картина, которую впоследствии нарисовал поэт в лирическом стихотворении 'Сестре', посвященном А. Н. Анненской - жене его брата Николая Федоровича. Не исключено, однако, что обучением маленького Кени грамоте могла заниматься и родная его старшая сестра Наталья Федоровна - сверстница Алины.
23. Имеется в виду квартира на Знаменской улице. Какую именно из частных школ подразумевает Иннокентий Анненский, разгадать с полной уверенностью невозможно. Скорее всего, речь тут идет о частной школе для детей, которую открыла А. Н. Анненская.
24. 2-я мужская прогимназия помещалась тогда на 5-й Рождественской улице (ныне 5-я Советская ул.), в доме ? 12 (см.: Санкт-Петербург по переписи 10 декабря 1868 года. СПб., 1872, вып. 2, с. 141).
25. Вероятно, упоминание об 'одной из пригородных окрестностей Петербурга' относится к району Лесного, куда семейство Ф. Н. Анненского имело обыкновение выезжать летом на дачу. Так, о пребывании семьи Анненских в летнее время на даче именно в Лесном в начале 60-х годов писала А. Н. Анненская в своих воспоминаниях 'Из прошлых лет'. Да и в 1877-1878 годах пребывание студента Иннокентия Анненского во время летних каникул на дачных квартирах по Головинской улице (ныне Лисичанская ул.), в прилежащем к Лесному 2-м участке Выборгской части Петербурга, зарегистрировано штампами полицейской прописки на ежегодных 'Свидетельствах', удостоверявших личность студента и право его проживания в Петербурге.
26. 2-я частная гимназия Виктора Иосифовича Беренса помещалась на Вознесенском проспекте (ныне пр. Майорова) между Садовой улицей и Измайловским мостом. Возглавлявший ее педагог жил на том же проспекте, в доме ? 53, кв. 4 (см.: Всеобщая адресная книга Санкт-Петербурга с Васильевским островом, Петербургскою и Выборгскою сторонами: В 5-ти отделениях / Издание Гоппе и Корнфельда. СПб., 1867-1867, отд. 3, с. 45).
27. Дата пребывания подростка Иннокентия Анненского на курортном лечении в Старой Руссе, вероятно, ошибочна. Так, документы личного дела чиновника особых поручений Ф. Н. Анненского свидетельствуют, что он испросил себе 20 июня 1870 года отпуск в Старую Руссу на 29 дней 'для пользования тамошними минеральными водами' с выдачей ему денежного пособия на лечение 'по недостаточному состоянию' своему. По распоряжению управляющего министерством внутренних дел ему выдали на лечение 250 рублей из экстраординарных средств министерства. Он получил 'вид' от 1 июля 1870 года за ? 16690 об увольнении в отпуск на 29 дней в Старую Руссу Новгородской губернии, который и использовал (ЦГИА, ф. 1284, oп. 76, д. 67, л. 54, 57). Представляется более вероятным, что одновременно и вместе с ним ездил туда же в 1870 году (а не в 1869-м) и несовершеннолетний сын его Иннокентий.
28. В какой именно из петербургских гимназий пытался Иннокентий Анненский сдать экзамены на свидетельство зрелости в 1874 году, установить по документам не удалось.
29. Свидетельство зрелости в дореволюционной России могли получать только лица, сдавшие выпускные экзамены за полный курс мужской гимназии, тогда как лица, кончавшие курс реальных и коммерческих училищ и других средних учебных заведений, свидетельств зрелости не получали. Свидетельство зрелости давало обладателям его право поступления во все университеты без каких-либо вступительных экзаменов, а также право на льготы по воинском повинности и некоторые преимущества при поступлении на государственную службу. В свидетельстве зрелости, полученном Иннокентием Анненским в гимназии Человеколюбивого общества за ? 323 от 14 июня 1875 года, оценки даны в словесном обозначении (без предусмотренного формой документа цифрового их выражения по пятибалльной системе) по девяти экзаменационным предметам курса: закон божий - отлично, русский язык и словесность - хорошо, латинский язык - удовлетворительно, греческий язык - удовлетворительно, математика - хорошо, физика и математическая география - удовлетворительно, география - удовлетворительно, история - удовлетворительно, немецкий язык - не экзаменовался, французский
язык -- отлично (из двух новых языков обязателен был для экзамена один, по выбору самого абитуриента). См.: ЛГИА, ф. 171, оп. 1, д. 16, л. 58, об. (подлинник).
Уместно привести, для сопоставления со свидетельством зрелости, оценки, которые были даны познаниям Иннокентия Федоровича Анненского по окончании им курса историко-филологического факультета Санкт-Петербургского университета по словесному разряду в его дипломе (? 10034 от 13 ноября 1880 года). Из десяти научных дисциплин университетского курса, по которым он подвергался испытаниям в 1879 году в историко-филологической испытательной комиссии, он получил высшую оценку 'отлично' по восьми предметам (греческая словесность, римская словесность, русская словесность, русская история, всеобщая история, славянская филология, сравнительная грамматика и немецкий язык), а по двум предметам - 'хорошо' (философия и богословие - очевидно, не очень-то его интересовавшие, но для всех обязательные). - ЛГИА, ф. 171, оп. 1, д. 16, л. 65 (подлинник); ЛГИА, ф. 14, оп. 3, д. 18333, л. 2 (дубликат-отпуск, изготовленный типографским способом).

<Автобиографическая справка в словаре С. А. Венгерова 1889 г.>

Источник текста: Венгеров С. А. Критико-биографический словарь русских писателей и учёных от начала русской образованности до наших дней. В 6-ти томах. Т. 1 /  СПб.: Семёновская Типо-литография И. А. Ефрона, 1889. С. 967.

Текст приведён в разделе дополнений. Обозначен как "статья, имеющая характер первоисточника". Страница С. А. Венгерова.

 

Анненский, Иннокентий Федорович, брат Николая Федоровича А. По сведениям, от  него полученным, род. в Омске в 1855 г. Кончил курс в петербургском университете по филологическому факультету и в настоящее время состоит учителем в гимназии Я. Г. Гуревича. Ему принадлежит 1) ряд рецензий о книгах по филологии в "Жур. Мин. Нар. Просв." и в "Библиографе" 1880-х годов; 2) брошюра "Первые шаги в изучении словесности". Спб. 1888 г. и 3) Статья о северно-русской поэзии в сборнике, изданном к юбилею В. И. Ламанского. 1883 г.

 

<Автобиография для С. А. Венгерова 1903 г.>

фрагменты

Источник текста: Критико-биографический словарь русских писателей и ученых: (Историко-литературный сборник). СПб.: Тип. М. М. Стасюлевича, 1904. Т. VI. Дополнения и поправки, присланные разными лицами в редакцию "Критико-биографического словаря". С. 341-343.

Хранится в архиве С. А. Венгерова: РО ИРЛИ (ПД), ф. 377, 1 собр. ? 140.
Сохранены все недочёты корректуры.

Фрагмент (первые два абзаца и первое предложение третьего) опубликован в издании: Русская интеллигенция. Автобиографии и био- библиографические документы в собрании С. А. Венгерова. Т. 1. СПб., 2001. Здесь указано, что автобиография написана 16 января 1903 г. Здесь же на вкладке приводится автограф биографии.

Последнюю фразу приводит А. И. Червяков в прим. 5 к письму Анненского А. В. Бородиной от 7.01.1901 г. и в прим. 5 к письму Анненского Е. М. Мухиной от 5 июля 1905 г.

 

 

341

94. Анненский, Иннокентий Федорович, филолог. Сведения 1903 года:
Иннокентий Фёдорович Анненский родился 20 августа 1856 г. в городе Омске в состоятельной семье довольно видного чиновника. Рос в Петербурге в среде, где соединились элементы бюрократические и помещичьи. Своим развитием обязан прежде всего своему старшему брату Николаю Фёдоровичу и его жене Александре Никитичне (урожд. Ткачёвой). Стал учиться очень рано и практически познакомился с иностранными языками ребёнком. С тех пор, как себя помнит, любил заниматься историей и словесностью и чувствовал антипатию ко всякому элементарному и банально-ясному.

По слабости здоровья большую часть среднеучебного года проводил дома, отчего на всю жизнь сохранилась привычка работать одному, без указаний и руководства.

В 1875 г., по выдержании испытания зрелости при Гимназии Человеколюбивого Общества, поступил на историко-филологический факультет С.-Пе-

342

тербургского Университета, где с 3-го курса особенно много занимался санскритом и сравнительным языкознанием у покойного И. П. Минаева. В университете получил золотую медаль за сочинение "Южно-русский язык", по сборнику песен Головацкого (тема была дана на два года), причем сочинение должен был писать два раза, потому что, написанное в первый раз, оно сгорело. В 1879-м году окончил курс со степенью кандидата и был оставлен при университете для приготовления к профессорскому званию, но силою вещей, а отчасти и природными свойствами (склонностью разбрасываться в занятиях) был отвлечен от профессорской карьеры.

Более 11 лет был учителем, теперь 13-й год директором (сначала в Коллегии Павла Галагана, в Киеве, затем в 8-й С.-Петербургской гимназии и, наконец, в Царскосельской).

Впервые печатался (в самом начале 80-х годов) в Журнале Министерства Народного Просвещения, где помещал библиографические статьи (о трудах польских филологов Малецкого и Ксаверия Малиновского, о церковно-славянской грамматике Будиловича и Барсовском издании "Слова о полку Игореве").

В области русского языка и словесности разновременно напечатал, помимо рецензий:

1. Из наблюдений над языком и поэзией русского севера (в "Сборнике учеников В. И. Ламанского", в 1884 г.
2. Поэзия Полонского и гр. Ал. Толстого ("Восп. и Обучение", 1887).
3. "Фантастическое у Гоголя" ("Русская школа", 1889 г.).
4. "Эстетическое отношение Лермонтова к природе" (Р. Ш., 1892 г.).
5. "Гончаров и его Обломов" (Р. Ш., 1892 г.).
6. "Поэзия Майкова" (две статьи, Р. Ш., 1896).
7. "Идеализм Гоголя". (Р. Ш., 1902).
8. Издал книжку "Пушкин и Царское Село". Спб. 1889.

По вопросам педагогическим в памяти уцелела изданная в 1889 г. книжка "Первые шаги в изучении теории словесности" и статья "Образовательное значение родного языка", которою открывалась первая книжка журнала "Русская школа". Из книг научно педагогических (1896): "Воспоминания Ксенофонта о Сократе", в систематическом подборе отрывков. Текст. Комментарий. Историко-философское введение. (Изд. Георгиевского и Манштейна).

В течение последних двенадцати лет А. пристально занимался древнегреческой поэзией, и особенно Еврипидом. Результатом было появление в свете следующих работ:

В 1894 г.:

I. Вакханки. Трагедия Еврипида. Стихотворный перевод с текстом и тремя статьями для освещения трагедии (272 стр.).

В 1896 г.:

343

II. "Рес". Стихотворный перевод и статья (Ж. М. Н. Пр.). Стр. 72 (отд. отт.).

В 1897:

III. "Геракл" Еврипида, стихотв. перевод со статьею (Ж. М. Н. Пр.). Стр. 97 (отд. отт.).

В 1898 г.:

IV. "Ифигения - жертва", стихотв. перев. и статья (Ж. М. Н. Пр.). Стр. 94.
V. "Финикиянки",
стихотв. перев. (Мир Божий ? 4), стр. 72.
VI. "Из наблюдений над поэзиею Ликофрона" (в сборнике "В честь И. В. Помяловского").

В 1899 г.:

VII. "Электра" стихотв. перевод (Ж. М. Н. Пр.). Стр. 64 (отд. отт.).
VIII. Стихотв. перев. баллады Вакхилида "Фесей и юные жертвы" (ibid.).
IX. "Ион и Аполлонид". Отд. отт. из "Фил. Обозр." (стр. 44).

В 1900:

X. "Орест". Стихотворный перевод (Ж. М. Н. Пр.), стр. 87 (отд. отт.).
XI. "Миф об Оресте у Эсхила, Софокла и Еврипида" (этюд). Ж. М. Н. Пр., стр. 72 (отд. отт.).

В 1901 г.:

XII. "Алькеста", стихотв. перев. и статья (Ж. М. Н. Пр.), стр. 97.
XIII.
Меланиппа-философ, трагедия И. Ф. Анненского (в стихах) 78 стр. Ц. 75.

В 1902:

XIV. "Ипполит", стихотворный перевод и статья (Ж. М. Н. Пр.), стр. 87 (отд. отт.).
XV. И. Ф. Анненский.
Царь Иксион, трагедия в пяти действиях с музыкальными антрактами. Спб. 1902. 90 стр. Ц. 75 к.

Изготовлено для печати:

И. Ф. Анненский. "Лаодамия", трагедия в стихах, с музыкальными антрактами и введением.
Переводы трагедий Еврипида "Ифигения
- жрица", "Гераклиды", "Андромаха", и "Медея", со статьями.

Кроме того, в качестве результата долголетних занятий поэзией, особенно французской (начиная с Леконта-де-Лиля), изготовлен сборник стихотворений с предисловием "Что такое поэзия?".

<Автобиография для Ф. Ф. Фидлера>

Источник текста: КО. С. 495.
Незначительное редактирование примечаний выполнено мной в соответствии с размещением.

Как большинство людей моего поколения, если они, как я, выросли в литературных и даже точнее - литераторских традициях, я рано начал писать. Мой брат Н. Ф. Анненский и его жена А. Н. Анненская, которым я всецело обязан моим "интеллигентным" бытием, принадлежали к поколению 60-х годов. Но я все-таки писал только стихи, и так как в те годы (70-е) еще не знали слова символист, то был мистиком в поэзии и бредил религиозным жанром Мурильо1, который и старался "оформлять словами". Черт знает что! Мои приятели, теперь покойные лирики, Николай Кобылин2 и Анатолий Вигилянский3 (Вий), уже брали штурмом несколько редакций из тех, что поскромнее, и покойный Шеллер4, вздыхая, капитулировал иногда перед их дранг'ом*. Но я твердо держался глубоко запавших мне в душу слов моего брата Николая Федоровича: "До тридцати лет не надо печататься", и довольствовался тем, что знакомые девицы переписывали мои стихи и даже (ну, как было тут не сделаться феминистом!) учили эту чепуху наизусть.

В университете, - как отрезало со стихами. Я влюбился в филологию и ничего не писал, кроме диссертаций. Потом я стал учителем, но увы! до тридцати лет не дождался - стишонки опять прокинулись, - слава богу, только они не были напечатаны. Зато соблазнил меня на научные рецензии покойный Леонид Николаевич Майков5, который дал мне написанную по-польски и только что тогда увидевшую свет грамматику Малецкого. Это и была моя первая печатная работа, напечатанная в журнале Министерства Народного просвещения6, а сколько именно лет тому назад, не помню.

С моим дебютом соединяется у меня два воспоминания; во-первых, Л. Н. Майков не изменил ни слова в моей статейке - добрая душа был покойный; во-вторых, ее отметил в "Archiv fur Slawische Philologie"** Ягич7, тогда еще профессор нашего университета, теперь австрийский барон и академик. Статейка была, хотя и невинная, но полемическая, а я - уж как это вышло, не помню - ее не подписал. И вот суровый славист отметил ее лишь двумя словами: Warym anonym?***

Упрек не прошел мимо. С тех пор ни одной полемической статьи я больше не написал, а анонимно напечатал за всю мою жизнь одну только, и то хвалебную заметку.

* натиском (нем.).
** "Архив славянской филологии" (нем.)
*** Почему анонимно? (нем.).

Примечания составлены И. И. Подольской.
Впервые в кн.: Первые литературные шаги. Автобиографии современных русских писателей. Собрал Ф. Ф. Фидлер. М., 1911. Автограф: ЦГАЛИ, ф. 2567, оп. 2, ед. хр. 3.

Об Автобиографии - И. И. Подольская во вступительной статье к изданию И. Анненского 1987 года.

Примечания:

1. Мурильо Бартоломе Эстебан (1618-1682) - испанский художник.
2. Кобылин Николай Николаевич (1855-?) - по-видимому, товарищ Анненского по университету (сообщено А. В. Орловым).
3. Вигилянский Анатолий П<етрович> - рано умерший поэт, с которым Анненский дружил в 80-х годах. В книге Фидлера фамилия Вигилянского напечатана с ошибкой: Вишлянский. Упоминается в плане мемуарной книги В. Кривича, см. статью Лаврова А. В. и Тименчика Р. Д. к публикации в ПК, с. 66.
4. Шеллер (псевд. Михайлов) Александр Константинович (1838-1900) - поэт и прозаик.
5. Майков Леонид Николаевич (1839-1900) историк русской литературы. В 1882-1890 - редактор "Журнала Министерства народного просвещения". С 1891 - академик; с 1893 - вице-президент Академии наук. 
6. Это и была моя первая печатная работа... - Речь идёт о рецензии Анненского на книгу А. Малецкого "Grammatyka historiyczno-prowniawcza jezyka polskiego. Lwow, 1879" (подписана рецензия: И. А-ский). Малецкий Антоний (1821-?) - польский критик и филолог. Рецензия опубликована: ЖМНП, 1881, март, с. 170-179. PDF
7. Ягич Ватрослав (по-русски Игнатий Викентьевич; 1838-1923) - учёный-славист. Хорват по национальности. Профессор Санктпетербургского университета в 1880-1886 гг. В 1886-1908 гг. - профессор университета в Вене. "Archiv fur Slawische Philologie", лучший славистический журнал второй половины XIX в., Ягич начал издавать в 1875 г. в Берлине.

вверх

Начало \ Труды \ Автобиографии


При использовании материалов собрания просьба соблюдать приличия
© М. А. Выграненко, 2005-2017

Mail: vygranenko@mail.ru; naumpri@gmail.com

Рейтинг@Mail.ru     Яндекс цитирования