Начало \ Написано \ Тема "Анненский и Пастернак"  

 

Обновление: 20.01.2016

АННЕНСКИЙ и ПАСТЕРНАК

Материалов, связывающих имена И.Ф. Анненского и Б.Л. Пастернака немного. Но они важны. Не случайно А. Ахматова не раз говорила об анненских "ливнях, хлещущих на страницах книг Б. Пастернака".

Источник текста: Борис Пастернак. Письма к Константину Локсу / Публикация Е.Б. и Е.В. Пастернак // Минувшее: Исторический альманах. 13. - М.; СПб.: Atheneum: Феникс. 1993. С. 161-663.

Фотографии Б.Л. Пастернака и К.Г. Локса 1910-х годов сопровождают публикацию на вкладках.

Константин Григорьевич Локс (1889--1956) -- историк литературы, связанный с Б. Л. Пастернаком длительной дружбой ещё со студенческих лет.

Вспоминая в очерке 'Люди и положения' о встречах с Локсом* в литературном кружке 'Сердарда', который собирался у поэта Юлиана Анисимова, Пастернак писал, что Локс впервые показал ему стихотворения Иннокентия Анненского, ему тогда совершенно неизвестного, потому что увидел в них признаки родства с 'писаниями и блужданиями' самого Пастернака. След этого разговора сохранился в тексте стихотворения 'Февраль...', где для передачи первого приближения весны, талого черного снега и голых деревьев с грачами на ветвях Пастернак взял метафору 'черная весна', которая использована Анненским в названии страшного стихотворения 1906 года о смерти**.
* "...который показал их <стихи> 'по признакам родства, которое он установил между моими писаниями и блужданиями, - как пишет Пастернак, - и замечательным поэтом, мне тогда неведомым' (Пастернак Б. Воздушные пути. М., 1982, с. 436)".
Цитата из:
Тименчик Р.Д. Поэзия И. Анненского в читательской среде 1910-х годов // А. Блок и его окружение. Учен. зап. Тарт. ун-та, вып. 680. Блоковский сборник. VI. Тарту: Тартуский гос. ун-т. 1985. С. 109-110.
** Речь идёт о стихотворении
"Черная весна".

Февраль. Достать чернил и плакать!
Писать о феврале навзрыд,
Пока грохочущая слякоть
Весною черною горит.

Вероятно, именно на это сходство указал Пастернаку Локс, чем и объясняется, что стихотворение было посвящено ему.

В бумагах Пастернака 1910-х годов, которые сохранились у его брата, есть набросок письма к Локсу, написанного 23 декабря 1912 года. В нем теплые и темные дни оттепели конца декабря тоже названы 'черной весной', причем эта ассоциация повторена дважды, как композиционный музыкальный прием: 'О какая удивительная "черная весна" теперь! /.../ И опять черная весна!'.

С. 161-162.

Новое издание книги 'Поверх барьеров' открывалось стихами из альманаха 'Лирика' 1913 года. При перепечатке стихотворение 'Февраль. Достать чернил и плакать...' подверглось некоторым изменениям. Было снято посвящение, но образ 'черной весны' остался сохранен. Надписывая дарственный экземпляр книги Локсу, Пастернак объяснял:

Дорогому Косте Локсу,
которому было и осталось посвящено
первое стихотворение книги,
в благодарность за долгую дружбу
и за Анненского, которого он мне открыл.
Б. П.
6.Х.29.

Через несколько дней после получения книги Локс опубликовал в 'Литературной газете' (28 октября 1929) рецензию на нее, в которой он не мог скрыть, что его огорчили новые переделки старых стихов.

С. 170-171.

Из недописанного и неотправленного К.Г. Локсу письма от 23 декабря 1912 г.:

О какая удивительная черная весна сейчас!

<...>

И опять, 'черная весна'.
О как возвращаются эти состояния! Как забывшие захватить что-то, принадлежащее им, незамеченное тобою. Зачем я чувствую так свое бессилие! Силой воли, если ее чувствуешь в себе... 'одолжается' у тебя природа и вообще вся цепь впечатлений - питаются ею, и наконец, благодатно покоряют тебя твоим же собственным оружием. Бессилие, напротив, есть какая-то неприступность человека, перед которой отступают все впечатленья.

С. 173-174.

На Анненского как на источник поэтики "Близнеца в тучах" указывал И. Зданевич, а в феврале 1917 г. соратник по "Центрифуге" И.А. Аксенов посал Боброву о сборнике Пастернака "Поверх барьеров": "Жаль вообще присутствия чесоточного клеща Аннеского..." (Спасский С. Маяковский и его спутники. Л., 1940, с. 19; ЦГАЛИ, ф. 2554, оп. 2. Образ "чесоточного клеща" И.А. Аксенов позаимствовал у своего любимого Лотреамона.) В 1935 г. в разговоре с Ахматовой Пастернак "категорически утверждал, что Анненский сыграл большую роль в его творчестве" (Встречи с прошлым. Вып. 3. М., 1978, с. 417).

Тименчик Р.Д. Поэзия И. Анненского в читательской среде 1910-х годов // А. Блок и его окружение. Учен. зап. Тарт. ун-та, вып. 680. Блоковский сборник. VI. Тарту: Тартуский гос. ун-т. 1985. С. 110.
Здесь же указаны источники, свидетельствующие о влиянии Анненского на Пастернака:
Благой Д. Анненский И. -- Лит. энциклопедия. М., 1929, т. 1, стб. 166;
Тренин В.В., Харджиев Н.И. О Борисе Пастернаке (1932).

Источник текста: "Над старыми тетрадями..." (Письма Б.Л. Пастернака и воспоминания о нём В.Т. Шаламова) / Публикация И.П. Сиротинской // Встречи с прошлым: Выпуск 6 [Сб. материалов Центр. Гос. арх. лит. и искусства СССР / Редкол.: Н.Б. Волкова (отв. ред.) и др.] -- М.: Советская Россия, 1988. С. 295, 301.

295

[Б. П.] <...> В Ваших письмах было очень интересное для меня замечание о том, что поэтические идеи Пастернака близки поэтическим идеям Анненского, это совершенно верно, хотя никто никогда мне этого не говорит. Иннокентий Анненский -- мой учитель.

[В. Ш.] -- Вместе с Блоком...

[Б. П.] -- Блока мы все боготворили. Тогдашние молодые. Блок был всеобщий кумир. Но заражались от Блока жертвенностью, святостью поэтического долга, бурей чувств. Я находил у Анненского ряд тончайших замечаний, которые подсказывали пути, по которым никто еще никогда не ходил. Я писал уже Вам, что я хотел бы уничтожить все из старого, за исключением "Февраль. Достать чернил и плакать!..", "Был утренник. Сводило челюсти...", и написать по-новому, где деталь, подробность была бы столь же весома, как у Анненского или Льва Толстого.

Из письма Б.Л. Пастернака В.Т. Шаламову 9 июля 1952 г.:

301

Из своего я признаю только лучшее из раннего (Февраль, достать чернил и плакать... Был утренник, сводило челюсти) и самое позднее, начиная со стихотворений "На ранних поездах". Мне кажется, моей настоящей стихией были именно такие характеристики действительности или природы, гармонически развитые из какой-нибудь счастливо наблюдённой и точно названной частности, как в поэзии Иннокентия Анненского и у Льва Толстого <...>

Исследования темы:

Гинзбург Л.Я. Вещный мир. глава книги
Цыбин В.Д. Судьба и поэзия Иннокентия Анненского.

вверх

 

Начало \ Написано \ Тема "Анненский и Пастернак"


При использовании материалов собрания просьба соблюдать приличия
© М.А. Выграненко, 2005-2016

Mail: vygranenko@mail.ru; naumpri@gmail.com

Рейтинг@Mail.ru     Яндекс цитирования