Начало \ Издания \ Стихотворения, 1987

О проекте

Обновление: 02.10.2016

Иннокентий Анненский

Стихотворения

Москва, "Советская Россия", 1987
(серия "Поэтическая Россия")

Твердый переплет, 272 с.; формат 70х10 8/32; тираж 100 000 экз.
Исх. цена 85 коп.


фронтиспис

  
Составление, вступительная статья и примечания Е. В. Ермиловой.
Рецензент С. Г. Бочаров. Гравюра Н. И. Калиты. Оформление Ю. И. Батова.
По фотографии на фронтисписе издания:
Иннокентий Анненский. Лирика. Л., "Художественная литература", 1979, которая в свою очередь очень похожа на фото с фронтисписа СиТ 90; не одно ли это фото?.

Иннокентий Анненский (1855 - 1909) - один из интересных и тонких русских лириков, с обостренно чутким восприятием противоречий жизни. В эту книгу вошли избранные лирические стихотворения поэта, а также выдержки из его статей и писем, которые помогают нам глубже понять и оценить творчество Анненского, оказавшего влияние на ряд поэтов последующих поколений.

ПРИМЕЧАНИЯ

Принцип и порядок расположения стихотворений Анненского - проблема сложная и допускающая разные peшения. Одно дело, когда его лирическое творчество представлено в полном объеме, как, например, в наиболее авторитетном издании советского времени, подготовленном А. В. Федоровым: Иннокентий Анненский. Стихотворения и трагедии. Библиотека поэта. Большая серия. Л., Советский писатель. 1959. Здесь в основу издания положены три сборника Анненского - 'Тихие песни' (1904) и 'Кипарисовый ларец' (1910), составившие одноименные разделы основного блока книги, и сборник 'Иннокентий Анненский. Посмертные стихотворения'. Пг., 1923, который лег в основу раздела 'Стихотворения, не вошедшие в сборники', с добавлением нескольких ранее не публиковавшихся стихотворений. Последующее издание - Иннокентий Анненский. Лирика. Л., 1979 - в основном, с небольшими отклонениями, повторяет издание 1959 года. Изданный в 1981 году издательством 'Современник' сборник стихов и переводов Анненского (составитель В. Цыбин) также представляет собой повторение предыдущих изданий.

Сборник 'Кипарисовый ларец'1, вышедший в свет после смерти поэта, в основном состоял из микроциклов, называемых: Анненским 'трилистниками'. Хотя окончательное распределение стихов по трилистникам и порядок их расположения принадлежат сыну поэта, его первому издателю В. Кривичу, но в самом принципе распределения стихов ('трилистники', 'складни', 'разметанные листы') авторство Анненского сомнения не вызывает.

На своеобразии микроциклов сборников Анненского необходимо остановиться подробнее. Как установлено исследователями, пришел он к этому принципу поздно, лишь в 1909 году (вопроса о возможных источниках самого наименования и принципа мы здесь не касаемся).

Важное значение для осмысления принципа трилистников имеет обнаруженное Р. Д. Тименчиком письмо 1909 года О. П. Хмара-Борщевской В. Кривичу, содержащее копию плана 'Кипарисового ларца', несомненно принадлежащего самому Анненскому2 (О. П. Хмара-Борщевская - жена пасынка И. Анненского; с Анненским их связывала глубокая взаимная симпатия, а возможно, и более интимное чувство; к стихам и к памяти Анненского О. П. относилась с истинным благоговением).

Сложность, гибкость, тонкость смыслов, связывающих стихотворения внутри трилистников, не позволяют дать какое-то одно определение для самого принципа объединения стихов в трилистники. Это привело бы к натяжкам и выпрямлениям смысла.

В качестве одного из возможных, самых общих объяснений можно предложить следующее: Анненский не пытался, подобно его современникам-символистам, подключать 'высшую реальность' к решению проблем человеческого существования. Тем напряженнее и острее переживались поэтом неразрешимые проблемы человеческого существования, объединяемые мотивами страха, одиночества, тоски ('Трилистник страха', 'Трилистник траурный', 'Трилистник одиночества', 'Трилистник тоски', 'Трилистник толпы' и т. п.).

Иногда общее название носит характер несколько условный, стихи объединяются по внешнетематическому признаку; это относится более всего к стихотворениям, соотнесенным с временами года ('Трилистник ледяной', 'Трилистник осенний' и др.). Возникает ощущение, что по своей философской проблематике они могут быть соотнесены со стихами каких-то других циклов. Так, А. Кушнер полагает,* что стихотворение 'То было на Валлен-Коски', попавшее в 'Трилистник осенний', могло скорее быть включено в 'Трилистник одиночества' (по первоначальному замыслу, - о котором сказано выше, - оно входило в 'Трилистник страха'). Это неточно в данном конкретном случае, у Анненского все три стихотворения из 'Трилистника одиночества' содержат если не апологию, то во всяком случае утверждение одиночества как избранничества, с оттенком декадентского индивидуализма, а 'Валлен-Коски' - тему метафизического страха разобщенности и заброшенности, тему разлитого в мире страдания. Но бесспорно отсутствие твердой закрепленности в рамках цикла.

Объединение под общим заголовком может и обогащать и обеднять читательское восприятие стихотворения. Поясним на примере. Стихотворение 'На северном берегу' из 'Посмертных стихотворений' Анненского входило по плану 1909 года в 'Трилистник крымский' вместе со стихотворением 'Черное море'. Это соседство подчеркивало противопоставление двух типов красоты, в самом стихотворении проходящее лишь в намеке. Оно представляет вариацию очень характерного для Анненского противопоставления: сильного, цельного, 'властного' чувства - сверкание, горение, 'ропот волн', 'рокот... гроз' - и чувства приглушенного, непроявленного, недосказанного; прямая аналогия к этому - стихотворение 'В ароматном краю в этот день голубой':

И люблю я сильнее в разлуке
Полусвет-полумглу наших северных дней,
Недосказанность песни и муки; -

можно вспомнить в этой связи и такие стихи, как 'Ego', 'Дочь Иаира', 'Дымные тучи' и др., где выразился тот же контраст.

Казалось бы, включение стихотворения в контекст цикла должно обогащать его, вносить дополнительные оттенки смысла. Это соответствует и мысли самого Анненского, который считал 'достоинством лирической пьесы, если ее можно понять двумя или более способами'.3

Но в данном случае включение в цикл, конкретизируя смысл стихотворения, отчасти обедняет его (может быть, именно поэтому стихотворение 'На северном берегу' было изъято из цикла?). Разделение на 'здесь' и 'там', не приуроченное к крымской теме, несет большую смысловую нагрузку, чем просто разлука с милым севером и сложное чувство притяжения-отталкивания к 'властной красе' чужого края; в стихотворении есть намек на границу иную, чем географическая, на 'разлуку' конечную:

Бледнеет даль. Уж вот он - день разлуки,
Я звал его, а сердцу все грустней...
Что видел здесь я, кроме зла и муки,
Но все простил я тихости теней.

Именно изъятое из контекста трилистников, стихотворение обретает более широкий и богатый смысл.

В зависимости от того, воспринимаем мы стихотворение под властью общего заголовка или отдельно от цикла, оно может поворачиваться разными гранями, и убавляя, и наращивая смысл.

Не забудем, что и вообще поэтика заглавий очень топко разработана Анненским; не случайно почти все его стихи имеют названия, многие из которых уже содержат то смысловое обогащение или конкретизацию смысла, которые мы находим в названии трилистников (так, слово 'тоска', входящее в заголовок стихотворений, настойчиво диктует читателю, в каком ключе должно быть прочитано стихотворение). Названия отдельных стихов и трилистников, как правило, служат путеводителем или ключом к стихам. Исследователи отмечали, - со ссылками на суждения самого Анненского, - его ориентированность на интеллектуальное постижение поэзии. Эта установка причудливым, но естественным образом соединяется с иррациональностью и 'недосказанностью' его стиха. Часто заголовок (стихотворения или цикла) и вносит интеллектуальное, аналитическое начало в зыбкую иррациональную стихию текста, концентрирует и обобщает мерцающее многообразие смыслов.

Воспроизведение сборников И. Анненского именно в том виде, в каком оно сложилось в указанных изданиях, обусловлено и трудностью хронологизации текстов; за редкими исключениями сам поэт почти не ставил даты написания стихотворений, записаны они то в тетрадях, то на отдельных листках, причем ни у кого из исследователей (от первых издателей до литературоведов наших дней) нет уверенности, что стихи датировались в той последовательности, в какой создавались. По этим причинам и составитель данного сборника долгое время придерживался мнения А. В. Федорова, высказанного с полной категоричностью: 'Такое расположение материала, позволяющее сохранить целостность поэтических сборников и самый принцип циклизации, которого придерживался поэт, является вместе с том и единственно возможным (курсив наш. - Е. Е.), поскольку хронологический принцип в данном случае неприменим'.

Но самый отбор сравнительно небольшого числа 'избранных стихотворений', соизмеримых, по мнению составителя, со всем наиболее ценным, что создано русской поэзией XIX и XX веков, неизбежно разрушает состав трилистников (некоторые вовсе не вошли в это издание, от других осталось одно или два стихотворения).

План сборника 1909 года, опубликованный Р. Тименчиком, подтверждает как то, что для самого Анненского принцип трилистников имел большое значение, так и достаточную гибкость и текучесть самого состава циклов. В ряде случаев состав трилистников вышедшего сборника не совпадает с планом 1909 года, некоторые трилистники или отдельные стихотворения не вошли вовсе, они были опубликованы В. Кривичей в сборнике 'Посмертные стихи' уже вне циклов, в приблизительно хронологическом порядке. В своем письме О. П. Хмара-Борщевская замечает, что и в 'Кипарисовом ларце' 'несколько нарушен порядок' и 'разбиты трилистники'. Сборник 'Посмертные стихи' представляет, таким образом, прецедент издания стихов Анненского вне циклов (более половины стихов сборника согласно плану 1909 года должно было оформиться как трилистники). Исходя из всего сказанного, не без долгих колебаний и не без сожаления, мы все же отказались от ставшего привычным деления на циклы.

Абсолютная хронологическая строгость в размещении стихов Анненского не только невозможна, но и не так уж неизбежна. Лучшие его стихи, прежде всего те, что вошли в посмертные его сборники, написаны в очень короткий промежуток времени, в течение нескольких лет, и являются плодом сложившегося и основательного философско-эстетического миросозерцания. Поэтому вряд ли нужно прослеживать 'путь' или 'развитие' на столь малом временном отрезке.

При отсутствии точной хронологии мы стремимся сохранить приблизительную хронологическую последовательность; ориентирами здесь являются, помимо некоторых указанных поэтом и установленных исследователями дат написания стихотворений, годы публикаций нескольких стихотворений в журналах и альманахах ('Перевал', 'Белый камень'), списки 1905 и 1907 годов, хранящиеся в ЦГАЛИ, а также указания В. Кривича как составителя 'Посмертных стихов'. Даты, не позднее которых могли быть созданы стихи, указаны в угловых скобках.

Второй раздел книги содержит выдержки из статей и писем Анненского, из которых с наибольшей полнотой и характерностью складывается представление о его взглядах на поэзию. Мы стремились представить эти мнения во всей их сложности и противоречивости, не пытаясь отобрать из них те, что наиболее соответствовали бы нашему сегодняшнему взгляду на поэзию начала века. В статьях относительно ранних ('Что такое поэзия?', 1903, или 'Бальмонт-лирик', 1904) Анненский отдает большую дань декадентскому эстетизму, чем в поздних, из которых наиболее интересна его статья 'О современном лиризме' (1909). Отрывки из статей и писем даны в хронологическом порядке.

Тексты стихотворений печатаются по книге: Анненский И. Лирика / Сост., вступ. ст. и примеч. А. В. Федорова. - Л.: Худож. лит., 1979; выдержки из статей и писем - по изданию: КО.

В примечаниях отчасти использованы разыскания предыдущих исследователей творчества И. Ф. Анненского.

* Александр Кушнер. Книга стихов, 'Вопросы литературы', 1975, 3.

С н о с к и:

1. Название связывают, в первую очередь, с реальным существованием кипарисовой шкатулки, в которой хранились тетради поэта.
2.
Тименчик Р. О составе сборника Иннокентия Анненского 'Кипарисовый ларец'. "Вопросы литературы", 1978, ?8.
3.
Анненский И. О современном лиризме, 1. Они. С. 234.

СОДЕРЖАНИЕ

Поэзия Иннокентия Анненского. Е. В. Ермилова - 5

СТИХОТВОРЕНИЯ

Поэзия -- 25
Nocturno -- 20
На воде -- 27
Май -- 28
Июль. 1. Сонет -- 29
          2. 'Палимая огнем недвижного светила...' -- 29
Август. 1. Хризантема -- 31
            2. Электрический свет в аллее -- 32
Сентябрь -- 33
Ноябрь. Сонет -- 34
Среди миров -- 35
Третий мучительный сонет. Строфы -- 35
У гроба -- 37
Двойник -- 38
Который? -- 39
На пороге (Тринадцать строк) -- 41
Листы -- 42
В открытые окна -- 43
Идеал -- 44
В дороге -- 45
Перед закатом -- 46
Утро -- 47
Ванька-ключник в тюрьме -- 48
Свечка гаснет -- 49
Бессонница ребенка -- 50
Далеко... Далеко -- 51
Тоска возврата -- 52
'Мухи как мысли' -- 53
Опять в дороге ('Когда высоко под дугою...') -- 54
Желание -- 55
Тоска мимолетности -- 56
Два паруса лодки одной -- 57
Свечку внесли -- 58
Братские могилы -- 59
Кэк-уок на цимбалах -- 60
'Сила господняя с нами...' -- 62
Тоска белого камня -- 63
Я люблю -- 64
'Pace'. Статуя мира -- 65
Опять в дороге ('Луну сегодня выси...') -- 66
Ель моя, елинка -- 69
Просвет -- 71
'Ноша жизни светла и легка мне...' -- 72
Лунная ночь в исходе зимы -- 73
Кулачишка -- 75
О нет, не стан -- 76
Песни с декорацией
          1. Гармонные вздохи -- 77
          2. Без конца и без начала -- 79
          3. Колокольчики -- 81
Я на дне -- 84
Черная весна -- 85
Вербная неделя -- 86
Милая -- 87
Невозможно -- 88
Тоска медленных капель -- 89
Ореанда -- 90
Бабочка газа -- 91
Дымы -- 92
Старая шарманка -- 93
Август -- 94
То было на Валлен-Коски -- 95
Стальная цикада -- 97
Сизый закат -- 93
Майская гроза -- 99
Сирень на камне -- 101
Квадратные окошки -- 103
Тоска вокзала -- 105
Офорт -- 107
Тоска маятника -- 108
Картинка -- 110
Старая усадьба -- 112
Шарики детские -- 113
Облака -- 115
Закатный звон в поле -- 116
Контрафакции
          Весна -- 117
          Осень -- 117
Смычок и струны -- 118
Аметисты -- 119
Маки -- 120
В марте -- 121
Ты опять со мной -- 122
Зимнее небо -- 123
Кошмары -- 124
То и это -- 126
Перед панихидой. Сонет -- 127
Тоска припоминания --- 128
Октябрьский миф -- 129
Nox vitae -- 130
Мучительный сонет -- 131
Снег -- 132
Дочь Иаира -- 133
В вагоне -- 135
Спутнице -- 136
Неживая -- 137
Бронзовый поэт -- 139
Умирание -- 140
Осень -- 141
Лишь тому, чей покой таим -- 142
Две любви --143
Другому -- 144
Он и я -- 146
Сестре -- 147
Забвение -- 148
Стансы ночи -- 149
Тринадцать строк -- 150
Дремотность. Сонет -- 151
Гармония -- 152
Canzone -- 153
Дети -- 154
Ego -- 155
'Когда, влача с тобой банальный разговор...' -- 156
Зимний сон -- 157
Мой стих -- 158
'Развившись, волос поредел...' -- 159
На северном берегу -- 160
Тоска кануна -- 161
Желанье жить. Сонет -- 162
Дымные тучи -- 163
Поэзия. Сонет -- 164
Миг  -- 165
'В ароматном краю в этот день голубой...'  -- 168
На полотне -- 167
Что счастье? -- 168
Петербург -- 169
За оградой -- 171
'Если больше не плачешь, то слезы сотри...' -- 172
'В небе ли меркнет звезда...' -- 173
'Когда б не смерть, а забытье...' ---174
Три слова -- 175
Зимний романс --176
Бессонные ночи -- 177
Тоска миража --  178
Л. И. Микулич -- 180
'Я думал, что сердце из камня...' -- 181
В зацветающих сиренях -- 182
Минута -- 183
У св. Стефана -- 184
Сумрачные слова -- 185
Старые эстонки. Из стихов кошмарной совести -- 188
К моему портрету -- 188
Поэту -- 189
Зимний поезд -- 190
Нервы (Пластинка для граммофона) -- 192
Прерывистые строки - 194
Моя тоска -- 196
Одуванчики -- 197
Будильник --  199
Баллада -- 201

ЧТО ТАКОЕ ПОЭЗИЯ?
(Из статей и писем)

Из статьи 'Что такое поэзия?' -- 205
Из статьи 'Бальмонт-лирик' -- 212
Из статьи 'Мечтатели и избранник' -- 222
Из статьи 'Символы красоты у русских писателей' -- 225
Из статьи 'О современном лиризме'. 'Они' -- 228
Из письма А. Н Веселовскому -- 254
Из письма А. В. Бородиной -- 255
Из письма С. А. Соколову -- 256
Из письма М. А. Волошину -- 257

Примечания <см. выше> -- 258



При использовании материалов собрания просьба соблюдать приличия
© М. А. Выграненко, 2005-2016
Mail: vygranenko@mail.ru; naumpri@gmail.com

Рейтинг@Mail.ru     Яндекс цитирования