Начало \ Стихотворения \ Стихотворения, не вошедшие в авторские сборники \ 3

Алфавитный указатель

Мифологический словарь

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20

Сокращения

Обновление: 05.11.2019

Тексты, примечания и варианты: СиТ 90


Кэк-уок на цимбалах

Молоточков лапки цепки,
Да гвоздочков шапки крепки,
     Что не раз их,
     Пустоплясых,
     Там позастревало.

Молоточки топотали,
Мимо точки попадали,
     Что ни мах,
     На струнах
     Как и не бывало.

Пали звоны топотом, топотом,
Стали звоны ропотом, ропотом,
     То сзываясь,
     То срываясь,
     То дробя кристалл.

В струнах, полных холода, холода,
Пели волны молодо, молодо,
     И буруном
     Гул по струнам
     Следом пролетал.

С звуками кэк-уока,
Ожидая мокка,
Во мгновенье ока
Что мы не съедим...
И Махмет-Мамаям,
Ни зимой, ни маем
Нами не внимаем,
     Он необходим.

Молоточков цепки лапки,
Да гвоздочков крепки шапки,
     Что не раз их,
     Пустоплясых,
     Там позастревало.

Молоточки налетают,
Мало в точки попадают,
     Мах да мах,
     Жизни... ах,
     Как и не бывало.

<Осень 1904>

С. 164-165.
ПС.
Автограф в ЦГАЛИ, с вычеркнутыми после 2-й строфы двумя четверостишиями. Из примеч. В. Кривича:
"Шутка была написана в Ялте, осенью 1904 г. Цимбалист играл в дневные часы на эстраде открытого ресторана в Городском саду" (ПС, с. 164).
Вычеркнутый вариант между строками 10 и 11:

Чуть ногой в курзалы,
Мы -- Сарданапалы,
Дайте нам цимбалы
И Иерусалим.

С ними не отрину
Даже осетрину
И сквозь Палестрину
Провильнёт налим.

Кэк-уок -- модный в начале XX в. танец, заимствованный у американских негров.
Махмет-Мамай -- татарское имя.
К варианту: Палестрина Пьер-Луиджи (1525--1594) -- итальянский композитор, автор церковной музыки, уроженец г. Палестрины.

Переводы:

Martina Jakobson (нем.)

Исследования и наблюдения:

Тименчик Р. Д. Что вдруг. Статьи о русской литературе прошлого века. Иерусалим, "Гешарим"; Москва, "Мосты Культуры", [2008].

 


На северном берегу

Бледнеет даль. Уж вот он - день разлуки,
Я звал его, а сердцу всё грустней...
Что видел здесь я, кроме зла и муки,
Но всё простил я тихости теней.

Всё небесам в холодном их разливе,
Лазури их прозрачной, как недуг,
И той меж ив седой и чахлой иве -
Товарищам непоправимых мук.

И грустно мне, не потому, что беден
Наш пыльный сад, что выжжены листы,
Что вечер здесь так утомленно бледен,
Так мертвы безуханные цветы,

А потому, что море плещет с шумом,
И синевой бездонны небеса,
Что будет там моим закатным думам
Невмоготу их властная краса...

<1904>

С. 165-166.
А, 1911, 1. Автограф и список в ЦГАЛИ.
Что видел здесь я, кроме зла и муки. Во время пребывания в 1904 г. в Крыму на курорте Саки Анненский перенес очень тяжелую болезнь; выздоровление протекало в Ялте.

Чёрное море

Простимся, море... В путь пора.
И ты не то уж: всё короче
Твои жемчужные утра,
Длинней тоскующие ночи,

Всё дольше тает твой туман,
Где всё белей и выше гребни,
Но далей красочный обман
Не будет, он уж был волшебней.

И тщетно вихри по тебе
Роятся с яростью звериной,
Всё безучастней к их борьбе
Твои тяжелые глубины.

Тоска ли там или любовь,
Но бурям чуждые безмолвны,
И к нам из емких берегов
Уйти твои не властны волны.

Суровым отблеском ножа
Сверкнешь ли, пеной обдавая, -
Нет! Ты не символ мятежа,
Ты - Смерти чаша пировая.

<1904>

С. 166.
"Слово". 1906, 13 марта, "Лит. прил.", 6. Автограф в ЦГАЛИ.

Переводы:

Martina Jakobson (нем.)

Исследования и наблюдения:

Боровская А. А. Эволюция жанровых форм в русской поэзии первой трети ХХ века. фрагменты монографии
Моторин А. В. Теория художественного образа у И. Ф. Анненского. В составе сборника материалов конференции 2005 г. PDF 4.0 MB
Мусатов В.
Пушкинская традиция в русской поэзии первой половины ХХ века. (Глава 5, с. 176)

 

 

Мифологический словарь

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20

Сокращения



При использовании материалов собрания просьба соблюдать приличия
© М. А. Выграненко, 2005-2019

Mail: vygranenko@mail.ru; naumpri@gmail.com

Рейтинг@Mail.ru     Яндекс цитирования