Начало \ Стихотворения \ Стихотворения, не вошедшие в авторские сборники \ 20

Алфавитный указатель

Мифология

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20

Сокращения

Обновление: 20.11.2016

Тексты, примечания и варианты - СиТ 90


На закате
Посв. Н. П. Бегичевой

Покуда душный день томится, догорая,
Не отрывая глаз от розового края...
Побудь со мной грустна, побудь со мной одна:
Я не допил еще тоски твоей до дна...
Мне надо струн твоих: они дрожат печальней
И слаще, чем листы на той березе дальней...
Чего боишься ты? Я призрак, я ничей...
О, не вноси ко мне пылающих свечей...
Я знаю: бабочки дрожащими крылами
Не в силах потушить мучительное пламя,
И знаю, кем огонь тот траурный раздут,
С которого они сожженные падут...
Мне страшно, что с огнем не спят воспоминанья,
И мертвых бабочек мне страшно трепетанье.

"Слово". 1906, 29 мая. "Лит. прил.", 15, под загл. "В зацветающих сиренях". СиТ 90, с. 199. Два автографа в ЦГАЛИ, один из них без загл. и с вар.; там же список. Печ. по беловому автографу ПД (по-видимому, более позднему) на отдельном листе.
Бегичева Нина Петровна (1869 - 1942).

Старые эстонки
из стихов кошмарной совести

Если ночи тюремны и глухи,
Если сны паутинны и тонки,
Так и знай, что уж близко старухи,
Из-под Ревеля близко эстонки.

Вот вошли, - приседают так строго,
Не уйти мне от долгого плена,
Их одежда темна и убога,
И в котомке у каждой полено.

Знаю, завтра от тягостной жути
Буду сам на себя непохожим...
Сколько раз я просил их: "Забудьте..."
И читал их немое: "Не можем".

Как земля, эти лица не скажут,
Что в сердцах похоронено веры...
Не глядят на меня - только вяжут
Свой чулок бесконечный и серый.

Но учтивы - столпились в сторонке...
Да не бойся: присядь на кровати...
Только тут не ошибка ль, эстонки?
Есть куда же меня виноватей.

Но пришли, так давайте калякать,
Не часы ж, не умеем мы тикать.
Может быть, вы хотели б поплакать?
Так тихонько, неслышно... похныкать?

Иль от ветру глаза ваши пухлы,
Точно почки берез на могилах...
Вы молчите, печальные куклы,
Сыновей ваших... я ж не казнил их...

Я, напротив, я очень жалел их,
Прочитав в сердобольных газетах,
Про себя я молился за смелых,
И священник был в ярких глазетах.

Затрясли головами эстонки.
"Ты жалел их... На что ж твоя жалость,
Если пальцы руки твоей тонки,
И ни разу она не сжималась?

Спите крепко, палач с палачихой!
Улыбайтесь друг другу любовней!
Ты ж, о нежный, ты кроткий, ты тихий,
В целом мире тебя нет виновней!

Добродетель... Твою добродетель
Мы ослепли вязавши, а вяжем...
Погоди - вот накопится петель,
Так словечко придумаем, скажем..."
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Сон всегда отпускался мне скупо,
И мои паутины так тонки...
Но как это печально... и глупо...
Неотвязные эти чухонки...

ПС. СиТ 90, с. 203-204. Два автографа, один из них черновой, в ЦГАЛИ.
См. об этом ст. вступ. статью.

Комментарий к стихотворению дает С. В. фон Штейн в своей статье об Анненском 'Поэзия мучительной совести' (ПК, прим. 83, с. 122).

См. о стихотворении:
Беренштейн Е. П.
"'Просветлённая страданьем красота': Поэтический мир Иннокентия Анненского"
Гизетти А. А.
Поэт мировой дисгармонии (Инн. Фед. Анненский).
Гинзбург Л.Я.
Вещный мир. глава книги
Громов П. П.
"А. Блок, его предшественники и современники".
Островская Е. С. Поэтический перевод и перевод поэзии. И. Ф. Анненский. Концепция отражения.
PDF 450 KB
Тименчик Р. Д.
О 'Старых эстонках (Из стихов кошмарной совести)' Иннокентия Анненского.
Цыбин В.Д. Судьба и поэзия Иннокентия Анненского.
Чалмаев В. А.
Иннокентий Федорович Анненский.

К портрету А. А. Блока

Под беломраморным обличьем андрогина
Он стал бы радостью, но чьих-то давних грез.
Стихи его горят - на солнце георгина,
Горят, но холодом невыстраданных слез.

СиТ 59. СиТ 90, с. 205. Автограф в ЦГАЛИ. Было включено в машинописный наборный экземпляр ПС (находящийся ныне в ЦГАЛИ), но в окончательный текст книги не вошло. Об отношении Анненского к поэзии Блока см. вступ. ст. ("В статье же "О современном лиризме" Анненский показывает себя очень строгим критиком русской поэзии последних лет. Об одном только Блоке он говорит с любовью и увлеченностью, полностью принимая его лирику"). Четверостишие, возможно, относится к портрету Блока кисти К. Сомова, репродукция которого была помещена в журн. "Золотое руно" (1908, 1).
Интересно, что сам Блок относился к этому портрету отрицательно (см.: Максимов Д.Е. "Поэзия и проза Ал. Блока").

Стихотворение включено в подборку:
Блок в поэзии его современников / Вступ. статья и публ. Ю.М. Гельперина // Литературное наследство. Т. 92. Александр Блок. Новые материалы и ииследования. Кн. 3. М.: Наука, 1982. С. 549.

Об этом стихотворении см. в работах:
Аникин А. Е. "Незнакомка" А. Блока и "Баллада" И. Анненского.
Колобаева Л. А.
Ирония в лирике Иннокентия Анненского
.
Колобаева Л. А. Концепция личности в русской литературе рубежа XIX-XX веков.
Новикова О., Новиков В.
Андрогин: Женственность и мужественность против бабства и мужланства.

К моему портрету

Игра природы в нем видна,
Язык трибуна с сердцем лани,
Воображенье без желаний
И сновидения без сна.

ПС. СиТ 90, с. 205. Автограф и два списка рукою В. Кривича в ЦГАЛИ.

 


Последние сирени

Заглох и замер сад. На сердце всё мутней
От живости обид и горечи ошибок...
А ты что сберегла от голубых огней,
И золотистых кос, и розовых улыбок?

Под своды душные за тенью входит тень,
И неизбежней всё толпа их нарастает...
Чу... ветер прошумел - и белая сирень
Над головой твоей, качаясь, облетает.

Пусть завтра не сойду я с тинистого дна,
Дождя осеннего тоскливей и туманней,
Сегодня грудь моя желания полна,
Как туча, полная и грома и сверканий.

Но малодушием не заслоняй порыв,
И в этот странный час сольешься ты с поэтом;
Глубины жаркие словам его открыв,
Ты миру явишь их пророческим рассветом.

А, 1911, 1. СиТ 90, с. 202. Два автографа, один, черновой, в ЦГАЛИ.

Исследуется в:

Подворная А. В. Особенности поэтической онтологии И. Анненского. АКД. PDF 220 KB

Сумрачные слова

За ветхой сторою мы рано затаились,
И полночь нас мечтой немножко подразнила,
Но утру мы глазами повинились,
          И утро хмурое простило...

А небо дымное так низко нависало,
Всё мельче сеял дождь, но глуше и туманней,
И чья-то бледная рука уже писала
          Святую ложь воспоминаний.

Всё, всё с собой возьмем. Гляди, как стали четки
И путь меж елями, бегущий и тоскливый,
И глянцевитый верх манящей нас пролетки,
          И финн измокший, терпеливый.

Но ты, о жаркий луч! Ты опоздал. Ошибкой
Ты заглянул сюда, - иным златися людям!
Лишь сумрачным словам отныне мы улыбкой
          Одною улыбаться будем!

ПС. СиТ 90, с. 202-203. Автограф в ЦГАЛИ, с зачеркнутым фр. загл. "Education sentimentale" ("воспитание чувств", "сентиментальное воспитание").
Стора - штора.

*   *   *

Но для меня свершился выдел,
И вот каким его я видел:
Злачено-белый -
                          прямо с елки -
Был кифарэд он и стрелец.
Звенели стрелы,
                          как иголки,
Грозой для кукольных сердец...
Дымились букли
                          из-под митры,
На струнах нежилась рука,
Но уж потухли звоны цитры
Меж пальцев лайковых божка.
Среди миражей не устану
Его искать - он нужен мне,
Тот безустанный мировражий,
Тот смех огня и смех в огне.

СиТ 59. СиТ 90, с. 204-205. Автограф в ЦГАЛИ; там же, в записной книжке 1898 г. - наброски ст-ния под загл. "Царь миражей".

Поэту

В раздельной четкости лучей
И в чадной слитности видений
Всегда над нами - власть вещей
С ее триадой измерений.

И грани ль ширишь бытия
Иль формы вымыслом ты множишь,
Но в самом Я от глаз Не Я
Ты никуда уйти не можешь.

Та власть маяк, зовет она,
В ней сочетались бог и тленность,
И перед нею так бледна
Вещей в искусстве прикровенность.

Нет, не уйти от власти их
За волшебством воздушных пятен,
Не глубиною манит стих,
Он лишь как ребус непонятен.

Красой открытого лица
Влекла Орфея пиерида.
Ужель достойны вы певца,
Покровы кукольной Изиды?

Люби раздельность и лучи
В рожденном ими аромате.
Ты чаши яркие точи
Для целокупных восприятий.

СиТ 59. СиТ 90, с. 205-206. Черновой автограф в ЦГАЛИ.

Исследования:

Мусатов В. В. Пушкинская традиция в русской поэзии первой половины ХХ века.
Новикова У. В. Проблема отношения искусства к действительности в творчестве И. Ф. Анненского.
О. Ронен. Кому адресовано стихотворение Иннокентия Анненского 'Поэту'? // Text-Symbol-Weltmodell. Johannes Holthusen zum 60. Geburstag. München, 1984. S. 451-455 (цитируется в указанной статье У. В. Новиковой).
Пурин А. А.
Недоумение и Тоска.
Ронен О
. "Не-я"
.

 

  

Мифология

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20

Сокращения



При использовании материалов собрания просьба соблюдать приличия
© М. А. Выграненко, 2005-2016

Mail: vygranenko@mail.ru; naumpri@gmail.com

Рейтинг@Mail.ru     Яндекс цитирования