Начало \ Стихотворения \ Стихотворения, не вошедшие в авторские сборники \ 18

Алфавитный указатель

Мифология

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20

Сокращения

Обновление: 15.10.2017

Тексты, примечания и варианты: СиТ 90


Тоска миража

Погасла последняя краска,
Как шепот в полночной мольбе...
Что надо, безумная сказка,
От этого сердца тебе?

Мои ли без счета и меры
По снегу не тяжки концы?
Мне ль дали пустые не серы?
Не тускло звенят бубенцы?

Но ты-то зачем так глубоко
Двоишься, о сердце мое?
Я знаю - она далеко,
И чувствую близость ее.

Уж вот они, снежные дымы,
С них глаз я свести не могу:
Сейчас разминуться должны мы
На белом, но мертвом снегу.

Сейчас кто-то сани нам сцепит
И снова расцепит без слов.
На миг, но томительный лепет
Сольется для нас бубенцов...
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Он слился... Но больше друг друга
Мы в тусклую ночь не найдем...
В тоске безысходного круга
Влачусь я постылым путем...
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Погасла последняя краска,
Как шепот в полночной мольбе...
Что надо, безумная сказка,
От этого сердца тебе?

С. 197.
Альм. "Гриф". М., 1913, без загл. 
ПС.
Автограф в ЦГАЛИ; загл. вписано в верхнем левом углу. Приписка В. Кривича: "Поправка написана О. П. Хмара-Барщевской по просьбе автора". Авториз. список в ЦГАЛИ, под загл. "Тоска миража".

Примечание В. Кривича в ПС:
В этой редакции, но без заглавия, стихи находятся в авторской тетради.
Здесь, среди других поправок, имеются, между прочим, следующие: в строке 9 - "зачем так" (вместо "зачем же...'') и в 21 - "Он слился, но..." (вместо "Сольется, но..."), с отделением 6-й строфы от предыдущей многоточием. Эти изменения, по всем данным, - в том числе и по соображению со списками, - были сделаны значительно позже других. В одном ил списков, где строки 9 и 21 имеются в их первоначальной редакции (т. е. "зачем же..." и "Сольется..."), - рукою Анненского надписано заглавие: "Тоска миража", уничтожена отделительная черточка перед последними четырьмя строками (в списке нет деления на строфы), - но в самом тексте никаких исправлений не сделано." (с. 157).

О стихотворении:
Адамович Г. "Анненский".
Четвертая беседа с Георгием Викторовичем Адамовичем [в записи Ю. П. Иваска] / Проект 'Акмеизм' / Вступ. статья, подгот. текста и комм. Н. А. Богомолова // НЛО, 2002, ? 6 (58). С. 159-160.

*   *   *

Я думал, что сердце из камня,
Что пусто оно и мертво:
Пусть в сердце огонь языками
Походит - ему ничего.

И точно: мне было не больно,
А больно, так разве чуть-чуть.
И все-таки лучше довольно,
Задуй, пока можно задуть...

На сердце темно, как в могиле,
Я знал, что пожар я уйму...
Ну вот... и огонь потушили,
А я умираю в дыму.

С. 198.
А, 1911, 1. Два автографа в ЦГАЛИ, один из них с вар., там же черновой автограф, с зачеркнутым загл. "Под колокольные звоны", и ряд черновых набросков.

Примечание В. Кривича в ПС:
"Варианты строки 8: Задуй еще можно/если можешь задуть..." (с. 157).

Романс Б. Кинера см. в разделе "И. Ф. Анненский и музыка".

На закате
Посв. Н. П. Бегичевой

Покуда душный день томится, догорая,
Не отрывая глаз от розового края...
Побудь со мной грустна, побудь со мной одна:
Я не допил еще тоски твоей до дна...
Мне надо струн твоих: они дрожат печальней
И слаще, чем листы на той березе дальней...
Чего боишься ты? Я призрак, я ничей...
О, не вноси ко мне пылающих свечей...
Я знаю: бабочки дрожащими крылами
Не в силах потушить мучительное пламя,
И знаю, кем огонь тот траурный раздут,
С которого они сожженные падут...
Мне страшно, что с огнем не спят воспоминанья,
И мертвых бабочек мне страшно трепетанье.

С. 199.

"Слово". 1906, 29 мая. "Лит. прил.", 15, под загл. "В зацветающих сиренях". Два автографа в ЦГАЛИ, один из них без загл. и с вар.; там же список. Печ. по беловому автографу ПД (по-видимому, более позднему) на отдельном листе.

Бегичева Нина Петровна (1869-1942).

 


Л. И. Микулич

Там на портретах строги лица,
И тонок там туман седой,
Великолепье небылицы
Там нежно веет резедой.
Там нимфа с таицкой водой,
Водой, которой не разлиться,
Там стала лебедем Фелица
И бронзой Пушкин молодой.

Там воды зыблются светло
И гордо царствуют березы,
Там были розы, были розы,
Пускай в поток их унесло.
Там всё, что навсегда ушло,
Чтоб навевать сиреням грезы.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Скажите: "Царское Село" -
И улыбнемся мы сквозь слезы.

С. 198.
ПС.
Автограф в ЦГАЛИ.
Микулич (псевдоним Веселитской Лидии Ивановны, 1857-1936) - писательница, автор бытовых повестей и рассказов; долгое время жила в Царском Селе.
См. о ней:
С. А. Розанова. [справочный очерк] // Русские писатели. Биобиблиографический словарь. Том 1. А-Л. Под редакцией П. А. Николаева. М., "Просвещение", 1990.

Д. С. Мирский дал краткую характеристику Л.И. Микулич:
Новый комический тип создала и г-жа Микулич (псевдоним Лидии И. Веселитской, р. 1857). Её Мимочка - остроумное изображение средней петербургской барышни из бюрократической среды - воплощение безмятежной пустоты.
Д. С. Мирский. История русской литературы с древнейших времён по 1925 год / пер. с англ. Е. Зерновой. - Новосибирск: Изд-во 'Свиньин и сыновья', 2005.(глава "Второстепенные прозаики", с. 579).

Нимфа с таицкой водой - статуя "Девушка с разбитым кувшином (Молочница, Перретта)", работы П. П. Соколова, в Екатерининском парке.
Таицкая вода
- из водопровода, проложенного от села Тайцы и питавшего парковые пруды.
О "таицкой воде" и статуе наиболее полно в "Энциклопедии Царского Села".
Лебедь
- образ местного духа-покровителя (на Большом озере плавали лебеди).
Фелица
- "киргиз-кайсацкая царевна" в "Сказке о царевиче Хлоре", написанной Екатериной II, которую Г. Р. Державин воспел в оде "Фелица" (от лат. felicitas - счастье).

...бронзой Пушкин молодой.
Имеется в виду памятник Пушкину работы Р. Р. Баха в Лицейском саду г. Пушкина.

Там были розы. Имеется в виду "Розовое поле" в Екатерининском парке, первоначально обсаженное розами, которые впоследствии одичали.

Также имеется автограф в ИРЛИ, впервые опубликованный А. И. Червяковым в прим. 2 к письму Анненского Е. М. Мухиной от 16 апреля 1906 г. (Письма II, с. 4):

Л.И. Микулич

Там на портретах горды лица,
И тонок там туман седой, -
Великолепье небылицы
Там нежно веет резедой.
Там нимфа с Таицкой водой,
Водой, которой не разлиться;
Там стала лебедем Фелица
И бронзой Пушкин молодой!..
Там воды зыблются светло
И гордо-царственны березы...
Там были розы, были розы, -
Пускай в поток их унесло...
Там всё, что навсегда ушло,
Чтоб навевать сиреням грезы.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Скажите: Царское Село,
И улыбнемся мы сквозь слезы.

10/IV 1906 Ц. С.

Ник. Т-о
(И. Анненский)

Исследования:

Мусатов В. Пушкинская традиция в русской поэзии первой половины ХХ века. (Глава 5, с. 169)
Савельева Г. Т.
"Два мифа о Царском Селе".
Тименчик Р. Д. Неизвестное стихотворение Гумилева // Роман Тименчик. Что вдруг. Статьи о русской литературе прошлого века. Иерусалим, "Гешарим"; Москва, "Мосты Культуры", [2008]. С. 316-317.

Минута

Узорные тени так зыбки,
Горячая пыль так бела, -
Не надо ни слов, ни улыбки:
Останься такой, как была;

Останься неясной, тоскливой,
Осеннего утра бледней
Под этой поникшею ивой,
На сетчатом фоне теней...

Минута - и ветер, метнувшись,
В узорах развеет листы,
Минута - и сердце, проснувшись,
Увидит, что это - не ты...

Побудь же без слов, без улыбки,
Побудь точно призрак, пока
Узорные тени так зыбки
И белая пыль так чутка...

А, 1911, 1. Автограф в ЦГАЛИ, в ст. 8 незачеркнутый вар.: "На сетчатом фоне -- на фоне дрожащих теней". Принимается вар. "Аполлона", повторенный в ПС.

Исследования:

Николина Н. А. 'Поэзия грамматики' ('Трилистник минутный' И. Анненского).

Романс Б. Кинера см. в разделе "И. Ф. Анненский и музыка".

 



При использовании материалов собрания просьба соблюдать приличия
© М. А. Выграненко, 2005-2017

Mail: vygranenko@mail.ru; naumpri@gmail.com

Рейтинг@Mail.ru     Яндекс цитирования