Начало \ Трагедии \ Фамира-кифаред, 1

Словарь

Открытие: 20.01.2011

Обновление: 20.11.2016 


Вакхическая драма

Страница 1     Страница 2     Страница 3



Афиша спектакля


Разделено на страницы мною:

Предисловие. Лица. Примечания.
Сцены первая - десятая.
Сцены одиннадцатая - двадцатая.

СиТ 90, с. 474-540; 599-603. OCR: М. Н. Бычков, Lib.Ru Классика

Драма была поставлена Московским Камерным Театром под руководством А. Я. Таирова, см. страницу собрания.


 


1

2

3

Рисунок 1 я поместил в собрании из книги:
И. М. Тронский. История античной литературы. М., "Высшая школа", 1983.

В ноябре 2016 г. я увидел его на форзаце книги:
Греческая литература в избранных переводах.
Составил В. О. Нилендер. Под редакцией проф. Л. Д. Тарасова. М. Советский писатель. 1939 г.

В первой художником значится Э. А. Марков, во второй -- Г. Усов. Но в хрестоматии В. О. Нилендера есть на вклейке и прообраз 2 -- "Певец" на вазе конца VI в. до н. э.

Ещё раньше вариант "певца"/Аполлона появился на форзаце коллекционного издания "Фамиры-кифареда" 1919 г., только с обращением цвета. Он приведён также в СиТ 90.

Татьяна Юрьевна Бровкина, заведующая Музеем Николаевской гимназии ЦДЮТТИТ г. Пушкина, добавила в FB-группе "Анненская хроника" (11.11.2016) изображение кифареда 3 с "таблиц", изданных в конце XIX в. для гимназий С. О. Цыбульским, см. страницу "Энциклопедии Царского Села".

474

MCMVI

Dis manibusque sacrum*

* Богам и теням умерших предков приношение (лат.). - Ред.

Остов сказки, лежащей в основе моей новой драмы "Фамира-кифарэд", таков: сын фракийского царя Филаммона и нимфы Аргиопы Фамира, или Фамирид, прославился своей игрой на кифаре, и его надменность дошла до того, что он вызвал на состязание муз, но был побежден и в наказание лишен глаз и музыкального дара.

Софокл написал на эту тему трагедию, в которой сам некогда исполнял роль кифарэда, но трагедия не дошла до нас.

Мое произведение было задумано давно, лет шесть тому назад, но особенно пристально стал я его обдумывать в последние пять месяцев. А. А. Кондратьев сделал мне честь посвятить мне написанную им на ту же тему прелестную сказку, где музы выкалывают Фамире глаза своими шпильками. Он рассказывал мне о своем замысле уже года полтора тому назад, причем я также сообщил ему о мысли моей написать трагического "Фамиру", но почти ничего не сказал ему при этом о характере самой трагедии, так как никогда ранее не говорю никому о планах своих произведений, - во всяком случае, ни со сказкой г. Кондратьева, ни, вероятно, с драмой Софокла мой "Фамира" не имеет ничего общего, кроме мифических имен и вышеупомянутого остова сказки. От классического театра я тоже ушел далеко. Хор покидает сцену, и в одной сцене действующие лица отказываются говорить стихами, по крайней мере некоторые. На это есть, однако, серьезное художественное основание.

Страница Википедии о Фамириде

 

475

ЛИЦА

Нимфа.
Старая рабыня.
Хор менад.
Фамира-кифарэд.
Папа-Силен
(πάππα-σετληνόσ).
Два сáтира, один с голубой, другой с розовой ленточкой в волосах.
Вакхический женский хор непосвященных.
Хор сáтиров.
Томный сáтир.
Тень Филáммона.
Гермес.

Примечания:

599

Впервые - отдельным изданием: Анненский Иннокентий. Фамира-кифарэд. Вакхическая драма. Издание посмертное. Москва, 1913 (тираж - 100 экземпляров). Затем два издания, выпущенные в одном году, идентичные по тексту между собою: Анненский Иннокентий. Фамира-кифарэд. Вакхическая драма. Первое: изд-во 'Гиперборей', Спб., 1919; второе: изд. 3. И. Гржебина, Спб., 1919.

В письме от 2 августа 1906 г. к А. В. Бородиной Анненский сообщает: 'Лет шесть тому назад я задумал трагедию. Не помню, говорил ли я Вам ее заглавие. Мысль забывалась мною, затиралась другими планами, поэмами, статьями, событиями, потом опять вспыхивала. В марте я бесповоротно решил или написать своего 'Фамиру' к августу, или уже отказаться навсегда от этой задачи, которая казалась мне то непосильной, то просто нестоящей <...> Меня что-то давно влекло к этой теме. Между тем в этом году, весной, мой старый ученик написал на этот миф прелестную сказку под названием 'Фамирид'. Он мне ее посвятил. Еще года полтора тому назад Кондратьев говорил мне об этом намерении, причем я сказал ему, что и у меня в голове набросан план 'Фамиры', - но совсем в ином роде - трагического. И вот теперь уже состоялось чтение моего 'Ф<амиры>'. Ек<атерина> Макс<имовна Мухина> находит, что это, безусловно, высшая из моих трагедий. Но, кажется, покуда только ей да Арк<адию> Андр<еевичу Мухину> 'Фам<ира>' мой и понравился. Жду Вашего суда - тем более, что в Фамиру вошли волнующие меня Grenzfragen* из области музыкальной психологии и эстетики' (КО. С. 468).
* сопредельные вопросы (нем.). - Ред.

Второе издание драмы в обеих публикациях (изд-ва 'Гиперборей' и 3. И. Гржебина) содержит по сравнению с первым довольно многочисленные разночтения, полностью совпадающие между собой и, очевидно, имеющие в основе один и тот же источник - рукопись (или копию), ранее прочитанную и воспроизведенную недостаточно внимательно, с опечатками, отдельными пропусками и т. п., что делает предпочтительным в качестве источника текста издание 1919 г., как осуществленное более квалифицированно (напомним, что руководителем издательства 'Гиперборей' был такой авторитетный литератор и филолог, как М. Л. Лозинский). Поскольку все же некоторые разночтения издания 1913 г. имеют смысловые и стилистические отличия, приводим ниже наиболее существенные, указывая в скобках соответствующие места текста издания 1919 г.

600

Перед эпиграфом отсутствует дата MCMVI. Вступительные замечания озаглавлены: 'От автора' и датированы: Царское Село. 1906. В строке 5-й сверху нет слов: 'лишен глаз и'. Отсутствуют строки от слов: 'А. А. Кондратьев сделал мне честь...' до слов: '...вышеупомянутого остова сказки', в строке 21-й нет слова; 'тоже'. (Возможно, было два варианта вступления.)
В списке действующих лиц вм. 'Папа-Силен' и греческого написания имени - только 'Силен'.
Вводная ремарка к драме объединена с вводной ремаркой к сц. 1-й, причем в 1-й строке ремарки разночтение: 'Тени еще прозрачны и лежат...' (вм.: 'Прозрачные тени еще лежат...').
В сц. 3-й реплика Нимфы после хора менад заканчивается строкой: 'Твоя - твоя', которая соответственно отсутствует в последующей реплике Хора, представляющей трехстишие.
В сц. 7-й внутри реплики Сатира с голубой ленточкой после слов: 'Товарищ мой - заика...' - ремарка: '(жест в сторону розовой ленточки)'. После данной реплики: 'Сатир с розовой ленточкой' (вм.: '...в розовой ленточке'), т. е. как во всем тексте.
В сц. 11-й в монологе Нимфы: 'Филаммон был таким же точно... до' (вм.: 'таким же точно... да'). Слова Нимфы: 'Про себя' ошибочно оформлены как ремарка.
В сц. 13-й отсутствует ремарка к реплике Силена: '(Перемывает их)'.
В конце сц. 14-й в Ариозо Томного сатира отсутствуют две строки:

Мы будем вместе
Сегодня ночью.

В сц. 15-й уточнение действующего лица и ошибочная перестановка реплик:

Другой, погуще, но еще тонкий голос

Плохо вижу я, папаша.

Густой голос

                        Не наша?

(вм.:

Другой, погуще

                        Не наша?

Тонкий голос

Плохо вижу я, папаша).

Там же (ниже) в ремарке: 'Шелест в траве' (вм.: 'Шелест в траве, потом').
В сц. 16-й перед ремаркой: 'Из травы, тихо' - слово: 'Хор'. То же перед ремаркой: 'Тихий разговор в траве'. То же перед ремаркой: 'В траве, тихо'. То же перед ремаркой: 'Шепот в траве'.
В сц. 17-й в ремарке, начинающейся словами: 'Нимфы и Сатиры' после слов: 'звуками и' - 'жалобными визгами' (вм.: 'жалобными возгласами'), В рифмованном монологе Нимфы, в 6-й

601

строке: 'зубы так остры' (вм.: 'зубы там остры'). В заключающем сцену монологе Фамиры отсутствуют слова: 'О, последний'; там же (ниже): '...притаишься в сердце' (вм.: 'приютишься в сердце').
В сц. 18-й в начальной ремарке: 'В шуме ветра можно различить сначала слабый' (вм.: '...сначала смешанный'). Реплики Нимфы (от слов: 'Папá-Силен...' до: 'Он не подстроен?') и Силена (от слов: 'Да и впрямь...' до: 'гостя') оформлены как проза. В реплике Сатира с голубой ленточкой: '...не понимаю ни слова' (вм.: '...не понимаю ни слога'). В его же обращении к призраку: 'Филаммон! Вельможный!' (вм.: 'Филаммон! Ваше величество!'). Ремарка к реплике Силена: '(тихо, но вразумительно)' (вм.: '(тихо, но выразительно)'). В заключительной ремарке сцены: '...он ...приподнимается над землею на поларшина' (вм.: 'на четверть аршина').
В сц. 19-й в начальной ремарке: '...лицо его обезображено' (вм.: 'окровавлено').
Материал, хранящийся в ЦГАЛИ под загл. 'План пьесы "Фамирид"', представляет собой собственно не план драмы 'Фамира-кифарэд', не изложение хода ее событий, а набросок характера ее героя. Он намечен иначе, чем в самой 'вакхической драме', - более жесткий, более гордый, скептичный, порою - нетерпимый. Состав действующих лиц - иной: нет кормилицы, нет сатиров, фигурирует 'Старый жрец с Олимпа', роль которого в наброске остается непроясненной; хор вакханок и Нимфа присутствуют в плане, но в действии участия не принимают. Основным партнером героя, участницей диалогов с ним является молодая пленница из Скифии, покоренная его музыкальным даром.
Набросок и начинается с ее монолога, обращенного к жрецу: 'Я никогда не слышала в моих степях такой игры, такого чарующего голоса. Он оставил своих лошадей <...> и золотой дворец отца, чтобы в тишине составлять новые песни, усовершенствовать свой инструмент ...Я варю ему пищу и стелю ему ложе и прислушиваюсь ночью к его бреду; если сон его тяжел, то молюсь, сжигаю на нашем бедном алтаре голубые цветы вереска и пахучую мяту и улыбаюсь далеким богам моей родины'.
Затем следует конспективная запись сцены, в которой возникает, но тут же и затухает конфликт, неясный в своем содержании:

'Пленница одна.
Пленница и жрец.
Фамирид. Толпа. Хоры. Толпа восторженна.
Неприязненное отношение к жрецу.
Фамирид останавливает - он хочет состязаться.
Фамирид и пленница. Она останавливает...
Он не слушается.
Возвращение'.

Далее - прозаический монолог Фамиры, терзающегося сомнениями в своем музыкальном даре, в своей способности уловить мелодию, слышанную от музы, - эпизод, который уже позади. Об этом говорят его слова:

Я слышал пенье Мельпомены.
Нет большего несчастья.
Нет большего блаженства.

602

Кульминационный пункт драмы - момент, когда герой лишает себя зрения, - тоже позади, и он упоминает об этом почти мимоходом, отвечая на похвалы пленницы: 'Я играл фальшиво, ты мне льстишь, белоногая пленница. Я вырвал глаза, п. ч. они плакали. Я не хочу других слез, или других лучей. Я зверь, подражающий богу. Мое искусство искажает. Я хочу весь стать ухом и сердцем, которые исходят слезами'.
После короткого и незавершенного диалога, который начинается фразой Фамиры: 'Я ждал тебя, старик' (вероятно - это жрец) и в котором речь идет о некой женщине, может быть Нимфе ('Она была не женщина. Она Была обман божественный ума, Придуманной, чтобы измучить сердце'), следует монолог пленницы, вспоминающей свою родину, ее реки и травы, праздничные обряды. Затем вновь монолог Фамиры, в котором он чувствует уже большую уверенность в себе и проявляет большее честолюбие: 'Я гоняюсь не за ланью, а за мелодией. Я не люблю войны. Но я люблю состязания. Я не люблю гимнастики. Я не люблю золото. Я люблю золото карих и продолговатых глаз, когда они слушают мои песни... Орфей двигал камни, я заставлю заплакать богов'.
Заключительная часть наброска возвращает к мотиву опасного состязания с музой:

'Нимфа на заре. Воспоминания о любви к Филаммону. Хор вакханок Разговор с хором

Фамира

Ты царь? - Я нищ - я поэт.
Остерегайся от состязания с бессмертными...
Я слышать их хочу.
Я соглашаюсь быть наказанным, но я не хочу быть
побежденным'.

Стихотворный монолог Фамиры - см. в разделе 'Другие редакции и варианты'. С. 556:

ФАМИРИД

Темный пурпур одежды.
Золотым аграфом его
Перехвачены черные пряди
     Умащенных волос <.>
Кто учил тебя, вещий певец?
Благородные струны...
Бубна гул нестройный
И дыханье свистящее флейты
И пронзительный голос трубы
В чаще, полной тумана...
Пробуждал черные тени
Оленей, и луч серебристый
Играл на дрожащих безлистных ветвях,
Пробегал по росистой дорожке
И дрожа вонзался в черную стену леса <.>

В ЦГАЛИ находится также черновой автограф-набросок без загл., возможно относящийся косвенно к сюжету драмы Фамиры, как своего рода вариация на тему менад:

Положите руки на струны,
Заклинаю старых игруний,
Задыхаясь от слез и от пыли:
Пойте мне, как вы молоды были.
Я с мольбой припаду к вашим косам.
     След ваш<их> кос
     По росам,
     Игруньи,
Озарили жемчужные луны.
Положите руки на струны...
     Игруньи,
Пойте нам как когда-то Аплуна,
     О, игруньи.
Незаметны следы ваши куньи,
     Как рожденье Аплуна.

603

Было в дальней Фессалии лунно,
     О, игруньи...

Эпиграф-посвящение представляет традиционную латинскую формулу - надпись на урнах с прахом умерших.

<От автора>. Кондратьев Александр Алексеевич (1878-1967) - поэт и прозаик, сотрудничавший в ряде модернистских изданий; постоянно обращался к темам из области античной мифологии. Окончил 8-ю гимназию в Петербурге в период, когда Анненский был там директором.

Сцена девятая. Эфемер - живущий один день.

Сцена одиннадцатая. Заклинаю Тебя твоим вертепом критским, царь... - Намек на детство Зевса, проведенное на острове Крите, где его мать Рея скрыла его от гнева отца - Кроноса, пожиравшего своих детей, и где его воспитывали нимфы.

Сцена двенадцатая. Титан, Похитивший с небес огонь - Прометей.

Сцена тринадцатая. Вертоград (устар.) - сад, виноградник.

Сцена шестнадцатая. Потом Змеей и Рыбой хоры их, И Обручем, и Лирой тихо-тихо Задвигались. Имеются в виду созвездия.

Сцена восемнадцатая. Сицилию оно напоминает И страшный глаз чудовища. По одной из версий мифа, пещера одноглазого киклопа Полифема находилась на Сицилии и в рабстве у него томились сатиры, которых освободил Одиссей, проникший в пещеру и ослепивший киклопа.

Написано о драме:

Гейро Л. С., Платонова-Лозинская И. В. История издания 'вакхической драмы' И. Ф. Анненского 'Фамира-кифарэд'. Проблемы текста и комментариев.

вверх

Страница 1     Страница 2     Страница 3

Начало \ Трагедии \ Фамира-кифаред, 1

Словарь


При использовании материалов собрания просьба соблюдать приличия
© М. А. Выграненко, 2005-2016

Mail: vygranenko@mail.ru; naumpri@gmail.com

Рейтинг@Mail.ru     Яндекс цитирования