Начало \ Стихотворные переводы \ Ш. П. Бодлер

Алфавитный указатель

Мифологический словарь

 

Сокращения

Обновление: 30.04.2021

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17

5

ШАРЛЬ БОДЛЕР

Тексты, примечания и варианты: СиТ 90


Шарль Пьер Бодлер
(1821-1867) -
поэт-лирик, положивший во французской литературе начало символизму, основатель группы "Прóклятых поэтов".

Страница Википедии     Шарль Пьер Бодлер, биография, творчество, статьи

Ш. Бодлер похоронен на том же 6-м участке кладбища Монпарнасс в Париже, где и зять Анненского Жозеф Деникер со старшим сыном (см. прим. 6 к письму И. Ф. Анненского к Л. Ф. Деникер).

С. К. Маковский писал: "Я не знаю никого у нас, кроме разве Анненского, кто бы так вдохновенно переводил Бодлера" ("Портреты современников", глава "Василий Комаровский (1881-1914)").

Анненский о Бодлере:

-- упоминание в статье "А. Н. Майков и педагогическое значение его поэзии"
-- упоминание в статье "Генрих Гейне и мы"
-- упоминание в речи "Достоевский"
-- упоминание
во второй части статьи "О современном лиризме", "ОНЕ"
-- упоминание в первой части статьи "Леконт де Лиль и его "Эриннии""
-- сопоставление с Ш. Леконт де Лилем в письме С. К. Маковскому от 31 августа 1909 г.

-- упоминание в статье "Умирающий Тургенев. Клара Милич" из "Книги отражений" как переводчика Э. А. По
-- многочисленные упоминания в статье
"Бальмонт-лирик"
-- упоминание в статье
"Юмор Лермонтова" ("Вторая книга отражений")
-- в статье "Что такое поэзия? подстрочный перевод стихотворения "Сплин" (см. ниже) и его анализ
-- упоминание в статье Античный миф в современной французской поэзии" PDF
-- упоминания в статье "Трагическая Медея" (2).
-- обращение к творчеству и цитата в Миф об Оресте у Эсхила, Софокла и Еврипида PDF 3.0 MB
-- упоминание в диалоге "Пчёлы и осы Аполлона" от имени Профессора.



Фотография Э. Каржа
Около 1863 г.


Почтовая марка Франции 1951 г.

Исследования и наблюдения:

"...Анненский-переводчик так и остался приблизительно современником Якубовича-Мельшина (такого же, как он, одинокого любителя Бодлера)". М. Л. Гаспаров.

Алёхина Н. М. "Анненский - переводчик Ш. Бодлера в современном французском литературоведении (по материалам исследования Анастасии Виноградовой де Ля Фортель 'Приключения поэтического субъекта. Русский символизм по отношению к французской поэзии: соучастие или сопротивление?')". PDF
Аникин А. Е.
Иннокентий Анненский и его отражения. -- I. Предварительные замечания. С.  36, 37.
Гинзбург Л. Я.
"Вещный мир".
Иванов Вяч. Вс. Избранные труды по семиотике и истории культуры. Том I. Разыскания о поэтике Пастернака. От бури к бабочке: 6. Анненский и две революции. PDF
Иванов Вяч. Вс. Избранные труды по семиотике и истории культуры. Том I. Очерки по предыстории и истории семиотики.
Островская Е. С.
Париж: городской текст и подтекст 'Трилистника толпы' И. Анненского.

Оцуп Н. А. "Серебряный век" русской литературы".

Кроме ТП (6 пер.) и СиТ 90 (7 пер.) переводы Анненского приводятся в изданиях (по материалам кн.: Бодлер Шарль. Цветы Зла. М., "Наука", 1970 ("Литературные памятники"). Изд. подг. Н. И. Балашов, И. С. Поступальский):

Глазунов Н. Л. Декламатор-хрестоматия, ч. I. СПб., 1908. Под именем "Ник. Т-о".
Бодлэр Шарль. Цветы Зла. Избранные стихотворения в переводах русских поэтов. СПб., 1912 ("Всеобщая библиотека"). Под именем "Ник. Т-о", 6 переводов.
"Мировая муза". Антология современной поэзии западноевропейской и русской. Сост. С. Городецким, т. I: Франция. СПб., 1913.
"Чтец-декламатор", т. III, изд. 3-е. Киев, 1913.

Анненский И. Тихие песни. С приложением сборника стихотворных переводов "Парнасцы и проклятые поэты". Издание 2-е (посмертное). Петербург, "Academia", 1923. 6 переводов.
"Революционная поэзия Запада XIX века". Ред. и поясн. А. Гатова. Предисл. А. В. Луначарского. М., "Огонёк", 1930. 1 перевод.
СиТ 39. 4 перевода.
СиТ 59. 7 переводов.
Бодлэр Шарль. Лирика. М., "Художественная литература", 1965. Составление Е. Эткинда, предисловие П. Антокольского.
Мастера русского стихотворного перевода. II. / Вступ. статья, подготовка текста и прим. Е. Г. Эткинда. Л., "Советский писатель", 1968 ("Библиотека поэта", Большая серия).




Фото Э. Каржа


1. Искупление

Вы, ангел радости, когда-нибудь страдали?
Тоска, унынье, стыд терзали вашу грудь?
И ночью бледный страх... хоть раз когда-нибудь
Сжимал ли сердце вам в тисках холодной стали?
Вы, ангел радости, когда-нибудь страдали?

Вы, ангел кротости, знакомы с тайной злостью?
С отравой жгучих слез и яростью без сил?
К вам приводила ночь немая из могил
Месть, эту черную назойливую гостью?
Вы, ангел кротости, знакомы с тайной злостью?

Вас, ангел свежести, томила лихорадка?
Вам летним вечером, на солнце у больниц,
В глаза бросались ли те пятна желтых лиц,
Где синих губ дрожит мучительная складка?
Вас, ангел свежести, томила лихорадка?

Вы, ангел прелести, теряли счет морщинам?
Угрозы старости уж леденили вас?
Там в нежной глубине влюбленно-синих глаз
Вы не читали снисхождения к сединам?
Вы, ангел прелести, теряли счет морщинам?

О ангел счастия, и радости, и света!
Бальзама нежных ласк и пламени ланит
Я не прошу у вас, как зябнущий Давид...
Но, если можете, молитесь за поэта
Вы, ангел счастия, и радости, и света!

С. 236.
ТП. Автограф, под фр. и рус. загл., и два списка, один под фр. загл., оба с вар., в ЦГАЛИ. Перевод ст-ния 'Reversibilile' ('Превратность'). Это, как и следующие ст-ния Бодлера, из его книги 'Les Heurs du Маl' ('Цветы зла').
Зябнущий Давид - образ, заимствованный из 'Библии' ('Третья книга царств', 1, 2): '...да поищут господину нашему царю девицы юныя... И да ляжет с ним, и согреется господин наш царь'. В оригинале - David mourant (умирающий Давид).

Перевод Иннокентия Анненского, великолепно передающий дух и структуру стихотворения, не очень точно передает те картины, которые в середине каждой строфы противопоставлены миру 'ангела радости'. В подлиннике, в I-II строфах это довольно отчетливое изображение ада ссор, предшествовавших разрыву с Жанной в 1852 г., а в III строфе очевидный намек на репрессии Наполеона III после переворота 2 декабря 1851 г. В тексте 1853 г. Бодлер спрашивал 'ангела свежести', видела ли она, 'как заключенные бредут неуверенной походкой, // Ища немного солнца и шевеля губами'... Начиная с 1855 г. поэт заменил понятие 'заключенные' (prisonniers) ставшим более актуальным и ассоциировавшимся с Гюго и другими изгнанными демократами словом 'изгнанники' (exiles).
<...>
Бодлер был одним из основателей важной для Франции традиции, осуществлявшей иногда не меньшие общественные функции, чем собственно гражданская поэзия. Бодлеровская традиция получила развитие у Рембо (даже в 'Пьяном корабле' появляются зловещие фонари понтонов, на которых томили коммунаров), у Аполлинера и высшее выражение обрела у Элюара.
Стихотворение переводили также А. Альвинг, С. Андреевский, А. Панов, Эллис, П. Якубович.

Балашов Н. И. и Поступальский И. С. Примечания // Бодлер Ш. Цветы зла. М., 1970, с. 346.

Перевод С. А. Андреевского (1847/8--1918):

ПРЕВРАТНОСТИ

Ангел безмятежный, знаешь ли ты горе,
Возгласы страданья, слёзы сожаленья,
Ночи бесприютной страшные виденья,
Ужасы паденья, думы о позоре?
Ангел безмятежный, знаешь ли ты горе?

Ангел добродушный, знаешь ли ты злобу,
Желчи ядовитой тайное волненье,
Приговорам мести рабское служенье
В трепете, подобном бьющему ознобу?
Ангел безмятежный, знаешь ли ты злобу?

Ангел мой цветущий, знаешь ты чахотку,
В сумраке больницы злые лихорадки,
Боли нестерпимой жгучие припадки,
Присужденных к смерти шаткую походку?
Ангел мой цветущий, знаешь ты чахотку?

Ангел мой прекрасный, знаешь ты морщины,
Жалкую негодность красок и нарядов
И в замену прежних упоенных взглядов
На холодных лицах сдержанные мины?
Ангел мой прекрасный, знаешь ты морщины?

Ангел мой цветущий, светлый, белокрылый!
На твое сиянье жадно не гляжу я,
Но с разбитым сердцем у тебя прошу я
Лишь одной молитвы для души унылой,
Ангел мой цветущий, светлый, белокрылый!

С. А. Андреевский. Стихотворения 1878-1885.СПб., Типография А. С. Суворина, 1886.
Lib.ru/Классика (в дорев. орфографии)

Перевод Эллиса:

ВОЗВРАТИМОСТЬ

Ангел, радостный Ангел, ты знаешь ли муки,
Безнадежность рыданий и горький позор,
Страх бессонных ночей и томление скуки,
И безжалостной совести поздний укор?
Ангел, радостный Ангел, ты знаешь ли муки?

Ангел добрый, ты знаешь ли злобу слепую,
Руки сжатые, слезы обиды в глазах,
В час, как Месть, полновластная в наших сердцах,
Адским зовом встревожит нам душу больную?
Ангел добрый, ты знаешь ли злобу слепую?

Ангел, полный здоровья, ты знаешь больницы,
Где болезни, как узники, шаткой стопой
В бледном сумраке бродят по стенам темницы, -
Ищут мертвые губы их луч золотой?
Ангел, полный здоровья, ты знаешь больницы?

Язвы оспы ты знаешь ли, Ангел прекрасный,
Близость старости мертвой и мерзостный миг,
Коль во взорах, где взор опьяняется страстный,
Ты нежданно предательства жажду постиг?
Язвы оспы ты знаешь ли, Ангел прекрасный?

Ангел полный сиянья и счастьем богатый,
Царь Давид умолял бы, в час смерти любя,
Чтоб его воскресили твои ароматы;
Я же только молитвы прошу у тебя,
Ангел полный сиянья и счастьем богатый!

Бодлер Ш. Цветы зла / Пер. с франц. Эллиса; Вступ. ст. Т. Готье; Предисл. В. Брюсова. Мн.: Харвест, М.: АСТ. 2001. (Золотая лирика). С. 130.

2. Привидение

Ядом взора золотого
Отравлю я сон алькова,
Над тобой немую тьму
Я крылами разойму.

Черным косам в час свиданья -
Холод лунного лобзанья,
Руки нежные твои -
В кольца цепкие змеи.

А заря зазеленеет,
Ложе ласк обледенеет,
Где твой мертвый гость лежал,

И, еще полна любовью,
Прислоненный к изголовью
Ты увидишь там - кинжал.

С. 236-237.
ТП, с подзаг. '(на мотив Ш. Бодлера)'. В ЦГАЛИ автограф,
под фр. загл. и с вар. ст. 1: 'Ядом взора голубого'; там же список под фр. загл. и список первых 8 стихов с авторскими поправками, продолженный автографом остальной части ст-ния; автограф, под загл. 'Призрак', в ГПБ.
Перевод ст-ния 'Le revenant'.

См. ниже об этом переводе фрагмент статьи А. Ваннера.

Перевод В. Брюсова:

ПРИВИДЕНИЕ

Я, как ангел со взором суровым,
Под твоим буду снова альковом.
Я смутить не хочу тишину,
С тенью ночи к тебе я скользну.

И к тебе прикоснусь я лобзаньем,
Словно лунным холодным сияньем;
Ты почувствуешь ласки мои,
Как скользящей в могиле змеи.

Утро бледное снова ты встретишь,
о пустым мое место заметишь,
И остынет оно при лучах.

Пусть другие подходят с мольбою:
Чтоб владеть твоей юной красою,
Я избрал средство лучшее - страх.

http://lib.ru/POEZIQ/BODLER/flowers.txt

Перевод Эллиса:

ВЫХОДЕЦ

Падший дух с желтым блеском зрачков,
Я вернусь к ней в остывший альков
И с толпою полночных теней
Я приникну невидимо к ней!

Я пошлю ей среди тишины
Поцелуи холодной луны
И, ласкаясь, царицу мою,
Как могилу - змея, обовью!

А лишь ночь свой поднимет покров,
Опустеет твой душный альков,
Будет веять в нем холод дневной.

Так не шепотом нежных речей
Я весной завладею твоей,
А ужасной, ужасной мечтой!

Бодлер Ш. Цветы зла / Пер. с франц. Эллиса; Вступ. ст. Т. Готье; Предисл. В. Брюсова. Мн.: Харвест, М.: АСТ. 2001. (Золотая лирика). С. 159.

3. Совы

Зеницей нацелясь багровой,
Рядами на черных березах,
Как идолы, старые совы
Застыли в мечтательных позах.

И с места не тронется птица,
Покуда, алея, могила
Не примет останков светила
И мрак над землей не сгустится.

А людям пример их - наука,
Что двигаться лишняя мука,
Что горшее зло - суета,

Что если гоняться за тенью
Кого и заставит мечта,
Безумца карает - Движенье.

С. 237.
ТП. Автограф, под фр. и рус. загл., и два списка, один с вар., в ЦГАЛИ.
Перевод ст-ния 'Les hiboux'.

Стихотворение переводили также: А. Альвинг, А. Панов, Эллис, П. Якубович, М. Гордон (Балашов Н. И. и Поступальский И. С. Примечания // Бодлер Ш. Цветы зла. М., 1970, с. 369).

Перевод Эллиса:

СОВЫ

Где тисы стелют мрак суровый,
Как идолы, за рядом ряд,
Вперяя в сумрак красный взгляд,
Сидят и размышляют совы.

Они недвижно будут так
Сидеть и ждать тот час унылый,
Когда восстанет с прежней силой
И солнце опрокинет мрак.

Их поза - мудрым указанье
Презреть движение навек:
Всегда потерпит наказанье

Влюбленный в тени человек,
Едва, исполненный смятений,
Он выступит на миг из тени!

Бодлер Ш. Цветы зла / Пер. с франц. Эллиса; Вступ. ст. Т. Готье; Предисл. В. Брюсова. Мн.: Харвест, М.: АСТ. 2001. (Золотая лирика). С. 163.

4. Погребение прóклятого поэта

Если тело твое христиане,
Сострадая, земле предадут,
Это будет в полночном тумане,
Там, где сорные травы растут.
И когда на немую путину
Выйдут частые звезды дремать,
Там раскинет паук паутину
И змеенышей выведет мать.
По ночам над твоей головою
Не смолкать и волчиному вою.
Будет ведьму там голод долить,
Будут вопли ее раздаваться,
Старичонки в страстях извиваться,
А воришки добычу делить.

С. 237-238.
ТП. Три автографа в ЦГАЛИ, один под фр. загл. и рус. 'Погребение нечестивого поэта', другой - под загл. 'Погребение нечестивого поэта', третий без загл., с вар.; там же два списка под тем же загл. и с вар. ст. 6: 'Выйдут частые звезды дремать'. Перевод ст-ния 'Sepulture d'un poete maudit'.

Стихотворение переводили также Л. Остроумов, А. Альвинг, Л. Лозинский, А. Панов, Эллис (Балашов Н. И. и Поступальский И. С. Примечания // Бодлер Ш. Цветы зла. М., 1970, с. 372).

Перевод Эллиса:

ПОХОРОНЫ ОТВЕРЖЕННОГО ПОЭТА

Когда в давящей тьме ночей,
Христа заветы исполняя,
Твой прах под грудою камней
Зароет в грязь душа святая,

Лишь хор стыдливых звезд сомкнет
Отягощенные ресницы -
Паук тенета развернет
Среди щелей твои гробницы,

Клубок змеенышей родить
Вползет змея, волк будет выть
Над головою нечестивой;

Твой гроб cберет ночных воров
И рой колдуний похотливый
С толпой развратных стариков.

Бодлер Ш. Цветы зла / Пер. с франц. Эллиса; Вступ. ст. Т. Готье; Предисл. В. Брюсова. Мн.: Харвест, М.: АСТ. 2001. (Золотая лирика). С. 166.

5. Старый колокол

Я знаю сладкий яд, когда мгновенья тают
И пламя синее узор из дыма вьет,
А тени прошлого так тихо пролетают
Под вальс томительный, что вьюга им поет.

О, я не тот, увы! над кем бессильны годы,
Чье горло медное хранит могучий вой
И, рассекая им безмолвие природы,
Тревожит сон бойцов, как старый часовой.

В моей груди давно есть трещина, я знаю,
И если мрак меня порой не усыпит
И песни нежные слагать я начинаю -

Все, насмерть раненный, там будто кто хрипит,
Гора кровавая над ним все вырастает,
А он в сознаньи и недвижно умирает.

С. 238.
СиТ 59. Два черновых автографа в ЦГАЛИ. Перевод ст-ния 'La Cloche fêlée' ('Надтреснутый колокол').
Стихотворение переводили также А. Альвинг, А. Панов,  О. Чюмина, П. Якубович, В. Левик (Балашов Н. И. и Поступальский И. С. Примечания // Бодлер Ш. Цветы зла. М., 1970, с. 375).

Исследования:

Алёхина Н. М. "Анненский - переводчик Ш. Бодлера в современном французском литературоведении (по материалам исследования Анастасии Виноградовой де Ля Фортель 'Приключения поэтического субъекта. Русский символизм по отношению к французской поэзии: соучастие или сопротивление?')". PDF
Ваннер А
.
фрагмент статьи А. Ваннера ниже.
Калмыкова В. В. [Анненский]:
сопоставление О. Ронена со стихотворением О. Э. Мандельштама 'Пешеход'.

Перевод Эллиса:

РАЗБИТЫЙ КОЛОКОЛ

Как в ночи зимние и горько и отрадно
В огонь мигающий впереть усталый взгляд,
Колоколов трезвон сквозь мглу внимая жадно,
Забытых призраков будя далекий ряд.

Блажен ты, колокол, когда гортанью грозной
И неслабеющей, сквозь сумрак и туман
Далеко разнесен твой крик религиозный,
Когда ты бодрствуешь, как добрый ветеран!

И ты, мой дух, разбит; когда ж, изныв от скуки,
Ты в холод сумрака пошлешь ночные звуки,
Вдруг зычный голос твой слабеет, изменив;

Так в груде мертвых тел повергнутый в сраженьи,
Хрипя, бросает нам отчаянный призыв,
Не в силах двинуться в безмерном напряженьи.

Бодлер Ш. Цветы зла / Пер. с франц. Эллиса; Вступ. ст. Т. Готье; Предисл. В. Брюсова. Мн.: Харвест, М.: АСТ. 2001. (Золотая лирика). С. 170.

6. Сплин

Бывают дни - с землею точно спаян,
Так низок свод небесный, так тяжел,
Тоска в груди проснулась, как хозяин,
И бледный день встает, с похмелья зол,

И целый мир для нас одна темница,
Где лишь мечта надломленным крылом
О грязный свод упрямо хочет биться,
Как нетопырь, в усердии слепом.

Тюремщик-дождь гигантского размера
Задумал нас решеткой окружить,
И пауков народ немой и серый
Под черепа к нам перебрался жить...

И вдруг удар сорвался как безумный, -
Колокола завыли и гудят,
И к облакам проклятья их летят
          Ватагой злобною и шумной.

И вот... без музыки за серой пеленой
Ряды задвигались... Надежда унывает,
     И над ее поникшей головой
     Свой черный флаг Мученье развевает.

С. 238-239.
ТП. Два автографа в ЦГАЛИ, один под загл. 'Spleen. Сплин', другой - под загл. 'Spleen', с вар., там же список, с вар.
Перевод ст-ния 'Spleen' ('Quand le ciel bas et lourd pèse comme un couvercle...').

А. Блок отметил перевод "бледностью" в своей рецензии на книгу Анненского.
Странно, в статье
"Что такое поэзия?" приведён полный текст оригинала и в нём первая строка другая.
В этой же статье Анненский даёт подстрочный перевод стихотворения.

О его авторизованности:

Островская Е. С. Поэтический перевод и перевод поэзии. И. Ф. Анненский. Концепция отражения. PDF

Перевод С. А. Андреевского (1847/8--1918):

СПЛИН

Когда небесный свод, нависший и тяжелый,
Гнетет усталый дух болезненной тоской
И жалок горизонт, как даль пустыни голой,
И смотрит самый день грустнее тьмы ночной;

Когда вселенная нам кажется подвалом
С сырыми стенами и мутным потолком,
Где робкая мечта, в смятеньи небывалом,
Как мышь летучая, пугливо бьет крылом;

Когда струи дождя весь воздух застилают,
Как прутья частые тюремного окна,
А злые пауки наш мозг перебирают
И в душу темную спускаются до дна;

Когда колокола с вершин церквей огромных
Свой ропот к небесам пытаются дослать,
Как стая демонов печальных и бездомных,
Собравшихся в лесу неистово стонать,
-

Тогда немых гробов я вижу вереницы
И плачу над своей растерзанной Мечтой,
А Скорбь меня сосет со злобою тигрицы
И знамя черное вонзает в череп мой!

С. А. Андреевский. Стихотворения 1878-1885.СПб., Типография А. С. Суворина, 1886.
Lib.ru/Классика (в дорев. орфографии)

Перевод Вяч. Иванова:

СПЛИН

Когда свинцовый свод давящим гнетом склепа
На землю нагнетет, и тягу нам невмочь
Тянуть постылую, - а день сочится слепо
Сквозь тьму сплошных завес, мрачней, чем злая ночь;

И мы не на земле, а в мокром подземелье,
Где - мышь летучая, осетенная мглой, -
Надежда мечется в затворе душной кельи
И ударяется о потолок гнилой;

Как прутья частые одной темничной клетки,
Дождь плотный сторожит невольников тоски,
И в помутившемся мозгу сплетают сетки
По сумрачным углам седые пауки;

И вдруг срывается вопль меди колокольной,
Подобный жалобно взрыдавшим голосам,
Как будто сонм теней, бездомный и бездольный,
О мире возроптал упрямо к небесам;

- И дрог без пения влачится вереница
В душе, - вотще тогда Надежда слезы льет,
Как знамя черное свое Тоска-царица
Над никнущим челом победно разовьет.

http://lib.ru/POEZIQ/BODLER/flowers.txt

Перевод Эллиса:

СПЛИН

Когда небесный свод, как низкий склеп, сжимает
Мой дух стенающий и, мир обвив кольцом,
На землю черный день угрюмо проливает
Суровый горизонт, нависнувший свинцом;

Когда весь этот мир - одна тюрьма сырая,
Где, словно нетопырь, во мгле чертя излом,
Надежда носится, пугливо ударяя
В подгнивший потолок мятущимся крылом;

Когда, как бы пруты решетки бесконечной,
Свинцовые струи дождя туманят взор,
И стаи пауков в жестокости беспечной
Ткут у меня в мозгу проклятый свой узор:

Вдруг грянет зычный хор колоколов огромных,
И страшен бешеный размах колоколов:
То - сонмы грешных душ, погибших и бездомных
Возносят до небес неукротимый рев.

Тогда без музыки, как траурные дроги,
Безмолвно шествуют Надежды в вечный мрак,
И призрак Ужаса и царственный и строгий,
Склонясь на череп мой, колеблет черный стяг.

Бодлер Ш. Цветы зла / Пер. с франц. Эллиса; Вступ. ст. Т. Готье; Предисл. В. Брюсова. Мн.: Харвест, М.: АСТ. 2001. (Золотая лирика). С. 174.

7. Слепые

О, созерцай, душа: весь ужас жизни тут
Разыгран куклами, но в настоящей драме.
Они, как бледные лунатики, идут
И целят в пустоту померкшими шарами.

И странно: впадины, где искры жизни нет,
Всегда глядят наверх, и будто не проронит
Луча небесного внимательный лорнет,
Иль и раздумие слепцу чела не клонит?

А мне, когда их та ж сегодня, что вчера,
Молчанья вечного печальная сестра,
Немая ночь ведет по нашим стогнам шумным

С их похотливою и наглой суетой,
Мне крикнуть хочется - безумному безумным:
"Что может дать, слепцы, вам этот свод пустой?"

С. 239.
ТП. Четыре автографа, один под фр. и рус. загл., два с вар. и список с вар. в ЦГАЛИ. Перевод ст-ния 'Les aveugles'.
Стогны - площади.

Стихотворение переводили также С. Петров, А. Альвинг, А. Панов, Эллис, П. Якубович.
Балашов Н. И. и Поступальский И. С. Примечания // Бодлер Ш. Цветы зла. М., 1970, с. 375 (где перевод Анненского назван "удачным").

Исследования и наблюдения:

Алёхина Н. М. "Анненский - переводчик Ш. Бодлера в современном французском литературоведении (по материалам исследования Анастасии Виноградовой де Ля Фортель 'Приключения поэтического субъекта. Русский символизм по отношению к французской поэзии: соучастие или сопротивление?')". PDF
Аникин А. Е.
Иннокентий Анненский и его отражения. -- I. Предварительные замечания. С. 20-21.
Аникин А. Е.
"Фамира-кифаред" И. Анненского: "проблема" Фамиры.
Островская Е. С. Париж: городской текст и подтекст 'Трилистника толпы' И. Анненского.

Перевод Эллиса:

СЛЕПЦЫ

Душа, смотри на них; они ужасны... Да!
Как манекен смешны, сомнамбулы страшнее,
Но тем в безвестный мрак вонзаются сильнее
Зрачки, где луч небес померкнул навсегда;

Их очи смотрят вдаль, глава их ввысь поднята;
Они не клонятся над шаткой мостовой
Отягощенною раздумьем головой;
Безмолвие и мрак, как два ужасных брата,

Нигде не ведая начала и конца,
Зияют на пути безумного слепца;
Когда же заревет пред ними город шумный, -

Восторг мучительный и жгучий затая,
Несчастный, как слепцы, слепцам бросаю я;
'Что ищет в небесах, слепцы, ваш взор безумный?"

Бодлер Ш. Цветы зла / Пер. с франц. Эллиса; Вступ. ст. Т. Готье; Предисл. В. Брюсова. Мн.: Харвест, М.: АСТ. 2001. (Золотая лирика). С. 223.

 

Адриан Ваннер (Adrian Wanner)
Бодлер в русской культуре конца XIX -- начала XX века

фрагмент

Источник текста: Русская литература XX века: исследования американских учёных. Петро-РИФ, Университет Джеймса Медисона (Вирджиния, США). Спб.: СПБГУ, 1993. С. 37-39.
Сноски пронумерованы мной.

Пожалуй, самые интересные переводы из Бодлера принадлежат И. Ф. Анненскому.1 В отличие от Иванова, Анненский интересуется не отвлечённой сущностью "realiora", а загадочной силой поэтического слова как такового. Субъективизм литературной критики Анненского (см., например, его комментарий к бодлеровскому стихотворению "Сплин" в статье "Что такое поэзия?")2 чувствуется в переводах, которые тоже являются своего рода "обрамлениями" впечатления, полученного поэтом при чтении иноязычного произведения.

А. В. Фёдоров так характеризует переводческий метод Анненского: "Анненский в лирических переводах выхватывает порою лишь отдельные характерные элементы и на них сосредоточивает внимание, передавая их точно, а всё остальное воспроизводит, исходя уже из них создавая фон, на котором должны выделяться более красочные пятна. Это - метод показывания общего через частное и отдельное, которое играет типизирующую роль".3 Выбор этих "характерных элементов" у Анненского не результат рационального аналитического процесса, как у Брюсова, но определяется лишь интуицией поэта. Из-за этого переводы Анненского гораздо более свободные и допускают иногда значительные отступления от подлинника.

Не все переводы Анненского можно считать удачными. Его версия стихотворения 'Revenant' ('Призрак') так далека от оригинала, что его почти нельзя узнать. Значительно лучше более точный перевод Брюсовым того же текста. Но в других случаях Анненскому удается, при всей дистанции между переводами и подлинником, создать настоящий 'художественный эквивалент'.

Возьмём как пример перевод стихотворения: 'La Cloche fêlée':

La Cloche fêlée

Il est amer et doux, pendant les nuits d'hiver,
D'
écouter près du feu qui palpite et qui fume
Les souvenirs lointains lentement s'
élever
Au bruit des carillons qui chantent dans la brume.

Bienheureuse la cloche au gosier vigoureux
Qui, malgr
é sa vieillesse, alerte et bien portante,
Jette fid
èlement son cri religieux,
Ainsi qu'un vieux soldat qui veille sous la tente!

Moi, mon âme est fêlée et lorsqu'en ses ennuis,
Elle veut de ses chants peupler l'air froid des nuits,
II arrive souvent que sa voix affaiblie

Semble le râle épais d'un blessé qu'on oublie
Au bord d'un lac de sang, sous un grand tas de morts,
Et qui meurt, sans bouger, dans d'immenses efforts.
4

Старый колокол

Я знаю сладкий яд, когда мгновенья тают
И пламя синее узор из дыма вьет,
А тени прошлого так тихо пролетают
Под вальс томительный, что вьюга им поет.

О, я не тот, увы! над кем бессильны годы,
Чье горло медное хранит могучий вой
И, рассекая им безмолвие природы,
Тревожит сон бойцов, как старый часовой.

В моей груди давно есть трещина, я знаю,
И если мрак меня порой не усыпит
И песни нежные слагать я начинаю -

Все, насмерть раненный, там будто кто хрипит,
Гора кровавая над ним все вырастает,
А он в сознаньи и недвижно умирает.
5

 

'Неточность' перевода начинается с названия: 'надтреснутый' колокол Бодлера превращается у Анненского в 'старый' колокол. Все остальные упоминания колокола у Бодлера в переводе отсутствуют: 'carillons' первой строфы становятся 'вальсом' метели, и от 'la cloche au gosier vigoureux' второй строфы остаётся только загадочное 'горло медное'. Таким же изменениям подвергается и огонь камина, который у Анненского превращается в мистическое 'пламя синее'. Мерцающий, завораживающий стиль перевода Анненского скорее соответствует духу поэзии Малларме, чем Бодлера. Вероятно, Анненского интересует не точное переложение поэтического образа или смысла, а воспроизведение определенной 'атмосферы'. Внешние обстоятельства при этом совсем не важны: зимний, серодымный Париж Бодлера исчезает в 'томительном вальсе' петербургской вьюги. Но 'новый трепет', который Бодлер, по словам Виктора Гюго, ввел во французскую поэзию, чувствуется и у его русского переводчика: необычайность поэтического образа, отказ от всяких 'трафаретов', изысканность языка и музыка стиха.

Переводами из Бодлера занимался и Н. С. Гумилев - бывший ученик царскосельской гимназии, директором которой был Анненский. В 1919 г. издательство 'Всемирная литература' под руководством М. Горького поручило Гумилеву проект издания полного собрания сочинений Бодлера на русском языке. Сам Гумилев перевел 15 стихотворений из 'Цветов зла' и написал статью 'Поэзия Бодлэра' в качестве предисловия к изданию.6 После гибели поэта издательство отказалось от проекта, так что полного русского издания Бодлера до сих пор нет.

1 Все переводы Анненского из Бодлера, кроме "Старого колокола", вошли в сборник "Тихие песни" (СПб., 1904).
2 А, 1911, ? 6, с. 51-57.
3 Анненский И. Ф. Стихотворения и трагедии. Л., 1959, с. 58.
4 Baudelaire Ch. Ocuvres completes. Vol. 1, p. 71-72.
5 Бодлер Ш. Цветы зла.1970, с. 111.
6 Большинство гумилёвских переводов утрачено. Статья о Бодлере, вместе с тремя переводами, опубликована в журнале "Вестник русского христианского движения" (1985, ? 144, с. 154-164).

 

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17

Мифологический словарь  

Сокращения


При использовании материалов собрания просьба соблюдать приличия
© М. А. Выграненко, 2005-2021
Mail: vygranenko@mail.ru; naumpri@gmail.com

Рейтинг@Mail.ru     Яндекс цитирования