Начало \ Приношения творчества

Именной указатель

Обновление: 05.01.2017

  
Группы "Анненская хроника"  

Приношения творчества

 
Я собираю здесь не только стихотворные посвящения Иннокентию Фёдоровичу, но и все творческие строки, связанные с его именем. Авторы - в алфавитном порядке фамилий.

Текст речи, произнесенной учениками 8-й СПб гимназии по случаю ухода И. Ф. Анненского с поста директора

Адамович Г. В.
Ахматова А. А.
Богданова Т.
Векслер А. И.
Верховский Ю. Н.

Вигилянский А. П.
Влодов Ю. А.

Галкин С. З.
Генчикмахер М.
Деникер Н. (Deniker N.)
Гнедич Т. Г.

Голлербах Э. Ф.
Городницкий А. М.

Гумилев Н. С.
Звягинцева В. К.
Иванов Вяч. И.
Иванов. Г. В.
Ивнев Рюрик

Калинович М. Я.
Кленовский В. И.
Комаровский Д. А.
Корнилов В. Н.
Кривич Валентин (Анненский В. И.)
Кривулин В. Б.
Лавренёв Борис (Сергеев Б. А.)
Кушнер А. С.
Маковский С. К.

Максимчук Л. В.
Машевский А. Г.
Маяковский В. В.
Михайлов А.
Нагибин Ю. М.
Окс В. Б.

Отроковский В. М.
Оцуп Н. А.
Пастернак Б. Л.
Пильняк Б. А.
Пурин А. А.
Рождественский Вс. А.
Рыбаков В. А.
Соловьев Никита
Столица Любовь
Суслович Б. З.
Тарнопольский Ю.
Терапиано Ю. К.
Травчетов М. И.
Хлебников Велимир
Хмара-Барщевские О. П. и П. П.
Цветаев А. В.
Шведов Е. В.
Ушакова Е. В. (Невзглядова Е. В.)
Усов Д. С.
Якимчук Н. А.

Г. В. Адамович страница собрания

"Так тихо поезд подошел..."
Вечер у Анненского
рассказ

А. А. Ахматова страница собрания

1. Подражание И. Ф. Анненскому
2. Учитель
3. Трилистник московский
4. Царскосельская ода.
Фрагмент

Т. Богданова

В кругу божественных светил
(Памяти И. Анненского)

Неясной синей простотою
Заледенела высота:
Надеждой тешимся пустою,
Да заедает суета:

И новый день волнений странных
Затлеет тусклою свечой:
Костёр любви и слов желанных
Разрубит огненным мечом.

Полынной горечью заката
Упьётся грешная тоска,
И горстью солнечного злата
Сожмётся нежная рука:

*   *   *

В тиши таинственных преданий,
В кругу божественных светил,
В ущельях бесконечных зданий
Пойму, что ты меня любил:

2004-02-16

"Форум Авигдора Эскина", http://www.avigdor-eskin.com/phpBB2/viewtopic.php, 14 июня 2004 г.
Ответ на сонет Н. Соловьёва (см. ниже), с сопровождающим текстом:

"Замечательный сонет, посвященный замечательному Поэту!
Непризнанный при жизни, он был "поэтом для поэтов". Учителем Николая Гумилева.
Позвольте и мне привести несколько строк, посвященных Ему. С уважением, Татьяна".

Ресурс-источник: http://www.stihi.ru/poems/2004/02/16-666.html, "В кругу божественных светил..."; страница автора - http://www.stihi.ru/author.html?bogdanova

А. И. Векслер

Прощание

И пусть мое бесчувственное тело
Зароет равнодушная рука.

Е. Рывина

В одно из первых чисел сентября
сего, как встарь говаривалось, года
близ Ленинграда,
                             в городе, что вторит
своим названьем имени поэта,
на незнакомом кладбище Казанском
обряду предстоящих похорон
предшествовала пауза, в которой
вбирали свет бесшумные деревья,
десятка два бродило провожатых,
соседствуя с цветами, на скамье
стояла урна с прахом вновь прибывшей.
С ней уходил светловской школы юмор,
отсутствие тщеславных интересов,
дыхание невымученных строчек
и позднее: 'Какое счастье жить!'
Остаток от того, что было ею
до рокового мига совпаденья
черты последней с рельсами
                                               (недаром
'Я не люблю, - твердила, - Комарово')
и, далее, до ряда превращений
в ничто - в корм злоязыкому огню,
в бредовую золу, в дымок со сдвигом,
небеспрепятственно заполучили:
в чистилище был санитарный день.
Заминка, повторившись и у места
захоронения, отговорилась
формальностью, упущенной из виду.
Но, как-никак, а тут была отсрочка.
Еще судьба чудила напоследок.
Еще цеплялась жизнь за горстку пепла
и ворожила, словно бы не видя,
как любовалась жутким натюрмортом
прилежная точильщица косы.
Вот почему поспешно отводили
глаза от той скамьи на что угодно
и в стороны смещались.
                                        Отошла
и я куда пришлось. Остановилась
у малопримечательной ограды
с темнеющею незамысловатой
плитой внутри ее, и тотчас камень
поведал мне, над чьим стою покоем.
Не довелось мне, помнится, тогда
воздать хвалу влеченью без отчета,
зато прочлась, придя сама собою,
пленительная строчка из любимых:
'Среди миров в мерцании светил...'
Все кажется: сменило время скорость -
всё больше противостоят друг другу
начало века и конец столетья,
но жизнь души с годами не стареет,
и ничего не делается слову,
и если даже не осталось близких
и не одно сменилось поколенье,
всё ж иногда - счастливчики поэты! -
к ним на поклон приходят их же строки.
Немногим позже кто-то собирал
обратно всех, и с боковых дорожек
по влажному песку, по увлажненной
былой листве сходились для прощанья.
И все свершилось, как она хотела,
предвидя этот день издалека,
но только урну с прахом, а не тело
зарыла равнодушная рука.

А память слуховая и поныне
уберегла живой, веселый голос,
летучее богатство интонаций,
излюбленные обороты речи,
и вот нет-нет почудится:
                                         звучит
ее рассказ о гибели нелепой,
о пламени, уходе в темноту,
о странностях, его сопровождавших,
и заключает: 'Кто бы мог подумать?
Представь себе - меня похоронили
от Анненского в нескольких шагах'.

Источник текста: Царское Село в поэзии: 122 поэта о Городе Муз. 1750-2000. Антология. Составление Бориса Чулкова при участии Николая Якимчука. Комментарии и примечания Бориса Чулкова при участии Владимира Васильева. Алфавитный указатель достопримечательностей Владимира Васильева. СПб.: Фонд русской поэзии при участии альманаха "Петрополь", 1999. С. 291-293.

Векслер Ася Исааковна (род. 1943) - поэт, художница. Проживает в наст. время в Израиле.

Эпиграф из стихотворения Е. Рывиной "Элегия".
Рывина Елена Исааковна (1910-1985) - поэт. По завещанию просила похоронить себя на Казанском кладбище г. Пушкина.

Ю. Н. Верховский. Цикл стихов  об Анненском, существовавший в 1920-е годы, не найден.
Прим. 15 к
публикации А. В. Лаврова и Р. Д. Тименчика в ПК

А. П. Вигилянский. Другу моему И. Ф. Анненскому. Ответ
Стихотворные строки в адрес Анненского, приведённые в воспоминаниях В. Кривича.

Ю. А. Влодов

Памяти Иннокентия Анненского

Клокочущий хорал
Труба переросла:
Пока я лист марал,
Судьба перенесла

Твою прямую тень
За тридевять высот,
Где белый-белый день
Не меркнет круглый год.

И вещих слов хвалынь
Вливается в покой:
И плещется полынь
Над памятью людской:

А млечную сирень
Прельстила тяжесть сот.
И белый-белый день
За тридевять высот.

И тени на лугу:
И строже всех твоя:
Но замкнут я в кругу
Земного бытия!

И если тяжело
Мне станет - отзовись! -
О вечности жерло,
Прожорливая высь!

Влодов Юрий Александрович (1932-2009) - российский поэт.

Источник текста: http://www.vlod.narod.ru/portreti.htm. Сообщил о стихотворении Б. З. Суслович (Израиль).

С. З. Галкин

Звезда

Мне звезда отрадна эта
Чистотой и силой света,
Тем, что ни одно светило
Свет подобный не струило,
Тем, что блеск ее ночной
В капле заключен одной.
Мне звезда отрадна эта
Тем, что блещет до рассвета,
Тем, что, блеск на вОды сея,
Не становится тусклее,
На своем пути большом -
С звездной выси в водоем.
Мне звезда отрадна эта
Щедростью безмерной света,
Тем, что, свет ее вбирая,
Я безмерность постигаю,
Тем, что сразу отдана
Небу и земле она.

(перевод А. Ахматовой)

Источник текста: http://shlomo-groman.narod.ru/yiddish/halkin.html

См. о С. З. Галкине и о его стихотворении фрагмент воспоминаний А. А. Ванеева "Два года в Абези".

Марина Генчикмахер

У раздумий беззвучны слова...
И. Анненский

У раздумий беззвучны слова...
Бродит сумрак по сонной квартире...
Тут узор лишь намечен пунктиром...
Тут по сути всего лишь канва...
Снова вечер, и вновь я одна
С гулким звуком шагов в переулке,
С кипарисовой этой шкатулкой,
Без обычного прочного дна.
Так прозрачно, и будто бы в лоб,
Слог за слогом, - им, чистым, не к спеху...
Но откуда он взял это эхо,
От которого легкий озноб?

И откуда возникло опять
Ощущенье невидимой кромки,
За которою то, что негромко,
Но почти что нельзя передать?

Как сумела нащупать рука,
Отделяя глубины
от вздора,
Эту тропку пунктирным узором
От него до меня, сквозь века?

Источник текста: журнал "Семь искусств", июль 2010 года, http://7iskusstv.com/2010/Nomer7/Genchikmaher1.php

Из цикла "Ощущенье невидимой кромки". Автор проживает в Сан-Франциско (США), подробнее - http://www.art-e-lit.ru/authors/genchikmaher/. Сообщил Б. З. Суслович (Израиль).

Т. Г. Гнедич

Взять не можешь, а тревожишь, старина!
И. Анненский

Густые темнолиственные арки,
Как своды коридоров, высоки...
Поэт идет один в осеннем парке.
Трилистников печальных лепестки

В холодных пальцах стынущей руки -
Прекрасных муз последние подарки...
Он слышит паровозные гудки,
Бренчанье шпор и бормотанье Парки...

Его томят дела простого дня,
Унылой жизни "мышья беготня",
Казенщены "обыденные тики"...

А на траве - холодная роса,
И длинный плащ его Борей безликий
Вздувает, словно в море паруса.

Источник текста: Царское Село в поэзии: 122 поэта о Городе Муз. 1750-2000. Антология. Составление Бориса Чулкова при участии Николая Якимчука. Комментарии и примечания Бориса Чулкова при участии Владимира Васильева. Алфавитный указатель достопримечательностей Владимира Васильева. СПб.: Фонд русской поэзии при участии альманаха "Петрополь", 1999. С. 217.

Гнедич Татьяна Григорьевна (1907-1976) - поэт, переводчица. Происходила из того же дворянского рода, давшего России выдающихся литераторов, в том числе Н. И. Гнедича, переводчика "Илиады" Гомера. Участница ВОВ. По ложному обвинению была репрессирована (1944-1955), после освобождения из лагеря жила в г. Пушкине. Известна наиболее удавшимся ей переводом поэмы Д. Г. Байрона "Дон Жуан".

Эпиграф - "Старая усадьба".
Жизни "мышья беготня" - цитата из ст. А. С. Пушкина "Стихи, сочиненные во время бессонницы".

вверх

Э. Ф. Голлербах страница автора

Из цикла "Царскосельские стихи", 1 ("Здесь Пушкина родилось вдохновенье...")
Голос "Бронзового поэта"
Всеволоду Рождественскому
Валентину Кривичу

А. М. Городницкий

Иннокентий Анненский

Дева с кувшином над вечной водою,
О земляке своём печалься.
Анненский, борющийся с нуждою,
Грозным недугом и начальством.
Умер на привокзальных ступенях,
Не доехав до царскосельской чащи,
Не прочтя приказа об увольнении,
Утверждённого высочайше.
Его современники были грубы
И стихам поэта не слишком рады.
Говоря о нём, поджимали губы,
Встречаясь с ним, отводили взгляды.
Знаток и ценитель латыни косной,
Серебряного века предтеча,
Напечатай сонеты его Маковский,
Возможно, сердцу бы стало легче.
У вершины Олимпа упавший наземь,
Покоряясь капризу Господня гнева,
Он остался учителем тех гимназий,
До которых нам теперь - как до неба.
Под царскосельскими облаками
Он витает в красном закатном дыме.
Посмертно обобранный учениками
И всё-таки - не превзойдённый ими.

2004

Александр Городницкий. Легенда о доме. Избранные стихотворения и песни. Санкт-Петербург, "Азбука-классика", 2010. С. 228-229.

Н. С. Гумилёв страница персональной темы

"Тому, кто был влюблен, как Иксион..."
Семирамида

Памяти Анненского

Н. И. Деникер (Nikolas Deniker)

L'etoile

A I. Аппеnskу

Etoile d'or de l'azur frais,
Astre de la nuit qui commence,
Tu connais l'éternel silence,
Tu connais l'éternelle paix.

Mais dans les cieux brille à jamais
Ton doux sourire d'innocence:
Avec toi, toujours, il s'
élance
Du sein de ces rameaux
épais.

Moi, mon âme est une mer bleue
Paisible, sans vaines rumeurs,
Elle roule pourtant de pleurs.

Moi, toute inquiétudes feue,
J'ai perdu l'inou
é trésor
D'un regard clair, d'un rire d'or.

Deniker Nikolas. Poèmes: Le déсог, lа lumineuse tempête, la venelle dolente, l'ultime clairière. Paris: L'Abbaye, 1907. P. 45.
В коммент. к письму И. Ф. Анненского к Л. Ф. Деникер от 01.09.1879.

Вера Звягинцева

Иннокентию Анненскому

Намеки шорохов. Вздох струй, что в мрамор канут:
'Не принимай любви весенней дара:
Черемухи падут, от смертного удара
И осень, хлад, забвение настанут.
Memento mori: пыл земного жара
Тоскою остуди - иначе сны обманут.
О, милая, уста твои завянут:
О, дрогнет и сломается кифара:'

Так шепчет призрак твой, когда сама печаль
Осенним вечером присядет за рояль
И тонкий звук вспомянет одиноко
Сосредоточенных мечтателей земли,
К которым жизнь особенно жестока<,>
Обрекши лилии цвести в сухой пыли.

РГАЛИ, ф. 1720, оп. 1, ед. хр. 6, л. 121.

Звягинцева Вера Клавдиевна (1894-1972) - поэтесса, переводчица (в основном с национальных языков бывших народов СССР, а также с персидского). Актриса по образованию, Звягинцева в течение пяти лет (1917-1922) работала в столичных театрах, в том числе у Мейерхольда. Отдельные стихи ее появляются в периодической печати в 10-е годы. В 1922 году выходит первый сборник стихов Звягинцевой 'На мосту'. В том же году она оставляет театр и уходит в литературную деятельность. Публикуемое стихотворение относится к раннему периоду ее творчества.

Источник текста и комментария: Иннокентий Анненский глазами современников / К 300-летию Царского Села: [Сборник / сост., подг. текста Л. Г. Кихней, Г. Н. Шелогуровой, М. А. Выграненко; вступит. ст. Л. Г. Кихней, Г. Н. Шелогуровой; коммент. Л. Г. Кихней, Г. Н. Шелогуровой, М. А. Выграненко] - СПб.: ООО "Издательство "Росток", 2011. С. 504.

Вяч. И. Иванов Ultimum vale ("Зачем у кельи Ты подслушал..."). Инн. Ф. Анненскому страница персональной темы

Г. В. Иванов страница персональной темы

"Я люблю безнадёжный покой..."
"Петербургские зимы".
фрагменты

Рюрик Ивнев "Как все пустынно! Пламенная медь..." В очерке А. Митрофанова "Дедушка русских вокзалов"

М. Я. Калинович

Иннокентий Анненский

У райских врат - прибрежные ступени,
Печаль не тронула их белизны,
По ним прошли все розовые тени
В безбурно-ослепительные сны.

Когда ушла последняя сирена,
Не оглянувшись с белой вышины,
Вскипела дымно-траурная пена
В сиреневых озёрах тишины.

Куранты, Киев, 1918, ? 3, с. 4. Подпись: М. К.

Калинович Михаил Яковлевич (1888-1949) - украинский языковед, санскритолог, профессор Киевского университета, академик УССР, см. подробнее страницу Википедии; входил в киевский круг почитателей Анненского из студентов университета, сформировавшийся на семинаре проф. В. Н. Перетца. Об этом, как и текст стихотворения, сообщил Р. Д. Тименчик в статье:
Тименчик Р. Д. Поэзия И. Анненского в читательской среде 1910-х годов // А. Блок и его окружение. Учен. зап. Тарт. ун-та, вып. 680. Блоковский сборник. VI. Тарту: Тартуский гос. ун-т. 1985. С. 106.

Д. И. Кленовский страница

Царскосельские стихи, I
Царскосельская гимназия

<Очерк из воспоминаний>

В. А. Комаровский La cruche cassée.
В очерке С. К. Маковского "Гр. Василий Комаровский (1881-1914)" (из книги "На Парнасе Серебряного века").

В. Н. Корнилов

Иннокентий Анненский

Счастлив ли Иннокентий Анненский,
Непризнания чашу испивший,
Средь поэтов добывший равенство,
Но читателя не добывший?

Пастернак, Маяковский, Ахматова
От стиха его шли
                             (и шалели
От стиха его скрытно богатого),
Как прозаики - от 'Шинели'...

Зарывалась его интонация
В скуку жизни,
ждала горделиво
И, сработавши, как детонация,
Их стихи доводила до взрыва.

...Может, был он почти что единственным,
Самобытным по самой природе,
Но расхищен и перезаимствован,
Слышен словно бы в их переводе.

Вот какие случаются странности,
И хоть минуло меньше столетья,
Счастлив ли Иннокентий Анненский,
Никому не ответить.

1987

Владимир Корнилов. Надежда. Книга стихов. Москва: 'Советский писатель', 1988.

Корнилов Владимир Николаевич (1928-2002) - поэт, прозаик.
Сообщил Б. З. Суслович (Израиль).

В. Кривич (Анненский В. И.) Оттуда. персональная страница

В. Б. Кривулин Стихотворения "Русское возрождение", "Голос говорит" страница

Б. Лавренев

Памяти Иннокентия Анненского

Земную жизнь Господним балаганом
Ты мнил, певец кощунственных баллад,
Но неба зов торжественным органом
Тебя призвал, сквозь смех Арлекинад

И в <нрзб.?> ноября осенним ураганом
Опустошен был лучший Божий сад,
И видели убитые нежданным
Тяжелый катафалк и скорби маскарад,

И этот час встал грозным и суровым,
Когда над телом, в мертвенной ночи,
Забрезжили пыланием багровым

Зажженные у гроба три свечи,
Дробясь и множась отсветом лиловым
В тугих изломах кованной парчи.

РГАЛИ, ф. 6, оп. 2, ед. хр. 11.

Лавренев (наст. фамилия Сергеев) Борис Андреевич (1891-1959) - драматург, прозаик. Наибольшую известность получили его повесть 'Сорок первый' (1924) и пьеса 'Разлом' (1927). Лавренев дебютировал в литературе как поэт, печатал стихи в альманахе 'Жатва' (1912), участники которого усиленно популяризировали творчество Анненского, являвшегося для них культовой фигурой.
О существовании стихотворения указано в
прим. 13 к  публикации А. В. Лаврова и Р. Д. Тименчика в ПК. Фрагмент приведён в статье, где указана связь стихотворения с "Балладой" Анненского:
Тименчик Р. Д. Поэзия И. Анненского в читательской среде 1910-х годов // А. Блок и его окружение. Учен. зап. Тарт. ун-та, вып. 680. Блоковский сборник. VI. Тарту: Тартуский гос. ун-т. 1985. С. 108. Здесь же приведена ссылка на свидетельство о влиянии Анненского на Б. А. Лавренёва: Медведев П. В лаборатории писателя. Л., 1971, с. 366.

Источник текста и комментария: Иннокентий Анненский глазами современников / К 300-летию Царского Села: [Сборник / сост., подг. текста Л. Г. Кихней, Г. Н. Шелогуровой, М. А. Выграненко; вступит. ст. Л. Г. Кихней, Г. Н. Шелогуровой; коммент. Л. Г. Кихней, Г. Н. Шелогуровой, М. А. Выграненко] - СПб.: ООО "Издательство "Росток" - 2011. С. 499.

А. С. Кушнер персональная страница

1. "Потому-то и лебеди нежные..."
2. Наши поэты
3. Ветвь
4. "И Анненский теперь не то что молодым..."
5. "Когда про ужасы читаю..."
6. "Стеклянной палочкой по чашкам постучат..."

С. К. Маковский персональная страница

1. Когда в тебя толпой ворвутся...
2. Requiem.
Фрагмент

Л. В. Максимчук

Русскому поэту Иннокентию Анненскому

'Ни кремлей, ни чудес, ни святынь,
Ни миражей, ни слёз, ни улыбки...'
Иннокентий Анненский, 'Петербург'

'Воображенье без желаний и сновидения без сна'.
Иннокентий Анненский, 'К моему портрету'

Печален наш символ*, хотя не из меди
Отлили его не враги, не соседи -
          Мы сами слепили его.
Мы много страдали, мы очень старались,
Но символы плохо всегда получались -
          Такое у нас естество:

На свет мы пришли из зелёных потемок,
Нам ум - слишком тонок, а стан - слишком ломок,
          Душа - изначально больна.
Наш мёртвый апрель обращается к вербе,
Когда белый месяц стоит на ущербе.
          :Как скоро проходит весна!

Мы здесь - ненадолго: вот осень разлуки.
Наверное, скоро закончатся муки,
          Кошмары, волнения, бред.
:Уж жалобы, шёпоты, стуки - уходят:
В зелёную тьму нас с печалью проводит
          'Второй фортепьянный сонет:'

21 февраля 2010 г.

*Курсивом - цитаты из произведений Иннокентия Анненского

Людмила Викторовна Максимчук - поэтесса, писательница, художница, член Союза писателей России (Московская городская организация). Стихотворение из сборника 'Лепестки'. Персональный сайт: http://www.maksimchuk.ru/

А. Г. Машевский См. на странице собрания

На могиле Анненского
"Это тот, кто любил невозможно..."

В. В. Маяковский Надоело. Фрагмент страница собрания

Михайлов А. Похоронные дроги. Памяти И. Ф. Анненского // Рудин, 1916, ? 4, с. 13.

Сообщено:
Тименчик Р. Д.
Поэзия И. Анненского в читательской среде 1910-х годов // А. Блок и его окружение. Учен. зап. Тарт. ун-та, вып. 680. Блоковский сборник. VI. Тарту: Тартуский гос. ун-т. 1985. С. 106-107.

Ю. М. Нагибин "Смерть на вокзале". Рассказ.

В. Б. Окс персональная страница

1. И. Ф. Анненскому
2. Прощальная кантата

В. М. Отроковский

Отроковский Владимир Михайлович (1892-1918) - российский и украинский историк литературы и поэт, см. страницу Википедии. Входил в киевский студенческий круг почитателей Анненского начала 1910-х годов.

"Блок и Анненский были основными поэтическими привязанностями Отроковского, и тема Анненского проходит в его переписке с Блоком. В стихах он разрабатывал стилистико-тематические комплексы поэзии Анненского. Приведем характерные примеры из разных стихотворений Отроковского:

Я не сойду. Тоску луча
Завертывает мертвый кокон.
И явственней сквозит свеча
В лиловое забвенье окон33.

Не жаля розовым лучом,
Мерцало утро в темной хвое,
И кто-то призрачным плащом
Лелеял пламя голубое34.

Ты видишь: ни тоски, ни царства
Весне не надо голубой...
Подлей небесного лекарства
В стакан с бессонною водой35.

И притушенной бирюзою
Расплылась звонко глубина.
И дымно-бледною красою
Слились фонарь и желтизна36.

И прежнюю радость сближая
С своей запоздалой слезой, -
Одна я - одна и чужая -
Под этой слепой бирюзой37."

33 Голос жизни, Киев, 1918, ? 9-10, с. 8.
34 Куранты, киев, 1918, ? 2, с. 1
35 Книга. Сб. 2. Пг. - М. - Киев, 1920, с. 51.
36 ЦГАЛИ, ф. 21, оп. 1, ед. хр. 31, л. 4 об.
37 ЦГАЛИ, ф. 55, оп. 1, ед. хр. 355, л. 2.

Тименчик Р. Д. Поэзия И. Анненского в читательской среде 1910-х годов // А. Блок и его окружение. Учен. зап. Тарт. ун-та, вып. 680. Блоковский сборник. VI. Тарту: Тартуский гос. ун-т. 1985. С. 106-107.

Н. А. Оцуп персональная страница

1. Встреча. Из поэмы
2. Дневник в стихах. Фрагмент

Б. Л. Пастернак 'Февраль. Достать чернил и плакать...'

Б. А. Пильняк

"От Альвинга зачарованность Анненским перенял его друг Борис Пильняк. В рассказе "Снега" (1917) герои цитируют "Дальние руки", "Смычок и струны", "О нет, не стан". В "Третьей столице" лейтмотивом идёт сближение Анненского и Лермонтова. В романе "Одиннадцать глав классического повествования главный герой декламирует "Старую шарманку"*."

* Пильняк Б. Старый дом. М.-Л., 1930, с. 134, 139-140; Альманах писателей "Круг". М.-П., 1923, ? 1, с. 207, 238, 240; ЦГАЛИ, ф. 613, оп. 5, ед. хр. 15, л. 25-26.

Тименчик Р. Д. Поэзия И. Анненского в читательской среде 1910-х годов // А. Блок и его окружение. Учен. зап. Тарт. ун-та, вып. 680. Блоковский сборник. VI. Тарту: Тартуский гос. ун-т. 1985. С. 107-108.

А. Пурин Из книги "Превращение бабочки. О русской поэзии XX века"

1. Казанское кладбище в Царском ("Золочёное выцвело слово...")
2. Пригородная ветка ("Он, наверно, предчувствовал, что на вокзале умрет...")
3. "Здесь змееволосая Медуза..."

Пурин Алексей Арнольдович (1955 г. р.) - поэт, эссеист, переводчик. См. страницу Википедии.

Вс. А. Рождественский страница персональной темы

1. Иннокентий Анненский ('Чьи пальцы, так тонки и зыбки...') фрагмент
2. Иннокентий Анненский (Две тени)
3. "Не ради осененной славой даты...". Памяти Анны Ахматовой
4. В зимнем парке (1916) (4)
5. Музыка в Павловске (девятисотые годы)
6. "Если не пил ты в детстве студеной воды..."
7. Город Пушкина
8. <Надпись на книге "Тихие песни" Ин. Анненского>
9. Памяти Ин. Анненского ('Для всех раскрыты грустные страницы...')

вверх

Валерий Рыбаков

Памяти Анненского

Чуткий мир отступает без боя...
...Скоро в путь, поклажу прикрутили...

'Кипарисовый ларец'

Шапки на уши, шубы до пят,
Ноги - в валенок теплые норы...
Умирающему в снегопад
Все мерещится: разом скрипят
Все полы, все углы, все затворы.

Он таращится в угол стены,
Где, игрой паутины и света,
В римский профиль лучи сплетены,
Профиль Цезаря или поэта.

И, губами едва шевеля,
Он все силится вспомнить: 'Sic transit...'
Но зовет из-под снега земля,
И со звуками рознит, и дразнит:

- Сбрось сюда, в эту темную тишь,
Обветшалые ризы земные...
Только миг...А потом - улетишь,
И над спинами кленов и крыш
Ты увидишь пространства иные...

Темно-синего полога край
Отодвинешь ударом полета,
И предстанет не 'прибранный рай'
*,
А иное и высшее что-то,

Где молчанье и слово - одно
(...нет, не mundi, но Gloria Dei!),
Где звездой прорастает зерно,
Словно яблонным цветом в окно,
Дивным жаром и холодом вея.

...Но пока еще длится борьба,
Снег скрипит, и движение ночи,
Как в 'гигантских шагах' вкруг столба,
Все короче, короче, короче...

* '...Прибранный рай' - из Гумилева ('...протестантский, прибранный рай').

Из книги стихов "За треть века. Стихи 1964-1999 годов", раздел "Отзвуки".
На персональном сайте Владимира Леви:
http://www.levi.ru/guests/guests.php?id_catalog=35&id_position=496
Через администрацию сайта получено разрешение на публикацию от автора.

Рыбаков Валерий Алексеевич - поэт, редактор журнала "Семья и школа". В заметке "Блики (о себе)", http://levi.ru/guests/guests.php?id_catalog=31, он пишет: "О литературных, стихотворных впечатлениях много говорить не стоит; как у всех: Есенин, Блок, Пастернак, в более взрослые, терпкие годы: Анненский, Георгий Иванов (узнать его удалось раньше многих, в 60-е годы)".

Никита Соловьёв

Иннокентий Фёдорович Анненский (1855-1909)

Горит души мучительный огонь,
И освещает темноту собою.
И даже если я глаза закрою,
То всё равно душа звучит: 'Динь-донь'.

И может быть души несётся конь
Из вечности, из пустоты за мною.
Его спины хочу коснуться я рукою.
Но всё исчезнет сразу, только тронь.

Вот Иннокентий Анненский тоскливый,
Живёт в тоске, но, вроде бы, счастливый.
Он выбрал псевдоним себе 'Ник. Т-о'.

Невидимые слёзы растворились,
В лирические строки превратились,
И тени чёрные запутались в манто:

"Форум Авигдора Эскина", http://www.avigdor-eskin.com/phpBB2/viewtopic.php, 10 июня 2004 г.

Любовь Столица

Фамира Кифаред
(Сонет-акростих)

Посвящ. Н. Церетели

Феатров эллинских живы протагонисты!
Актер древнейших сцен новейшей воскрешен! -
Мне голос слышится, как мелодичный стон,
И профиль видится, прямой, антично-чистый.
Расцвечивался свет густой, как аметисты,
А чаще - палевый, прозрачный, как лимон:
Как пел он! Как влачил свой пепельный хитон
И на кудрях носил венок зеленолистый!
Фамире за игру что принесу я в дар?
Алеющий цветок, как и с вином кантар
Равно для юноши печального не близки.
Его, соперника Эвтерпы и других,
Достойна только песнь служительницы их:
Прими ж, о кифаред, ее от кифаристки!

Кулисы. Театральный еженедельник. М., 1917, ? 2, (воскресенье, 8 января), с. 6.

Любовь Столица (в девичестве Ершова) (1884-1934). Поэтесса, начала печататься в России, в частности, в 'Золотом руне', 'Русской мысли', 'Северных записках' и др. изданиях. Эмигрировала в 1920 году. Жила главным образом в Софии.

Стихотворение является откликом на премьеру спектакля Камерного театра в ноябре 1916 года и посвящено исполнителю главной роли Николаю Церетели (1892 - 1942). Эта постановка Таирова стала ярким событием культурной жизни Москвы. В большинстве отзывов исполнительская манера и внешние данные Церетелли отмечались как один из главных факторов, определивших успех 'Фамиры Кифареда'. Интересно отметить, что в начале следующего, 1917 года, этот же театр обратился к инсценировке пьесы Л. Столицы 'Голубой ковер', в которой одну из центральных ролей также играл Н. Церетелли.
Эвтерпа - в древнегреческой мифологии одна из девяти муз, покровительница лирической поэзии. Здесь упоминается в первую очередь как не принимающий участия в действии персонаж пьесы Анненского: ее вызывает на состязание герой драмы музыкант Фамира.

Источник текста и комментариев: Иннокентий Анненский глазами современников / К 300-летию Царского Села: [Сборник / сост., подг. текста Л. Г. Кихней, Г. Н. Шелогуровой, М. А. Выграненко; вступит. ст. Л. Г. Кихней, Г. Н. Шелогуровой; коммент. Л. Г. Кихней, Г. Н. Шелогуровой, М. А. Выграненко] - СПб.: ООО "Издательство "Росток", 2011. С. 503.

Б. З. Суслович

Дорога

Памяти И. Ф. А.

Казалось -
          прохожим усталым
Бредёшь в направленьи вокзала.

Вокзал.
          Измотавший все силы,
Бредёшь в направленьи могилы.

Могила.
          Счастливчик: теперь-то
Бредёшь в направленьи бессмертья.

Бессмертье.
          Его не хватало
На скользких ступеньках вокзала:


Февраль 2012

Опубликовано: журнал "Семь искусств". 4(29), апрель, 2012. http://7iskusstv.com/2012/Nomer4/Suslovich1.php

Царскосельский вокзал. Маленькая повесть

Суслович Борис Зиновьевич (род. в 1955 г.), Израиль, - автор стихов и публицистики. Повесть размещена на сайте "Точка зрения",  http://lito1.ru/text/74937. Опубликована в журнале "Крещатик", 1-2012, с. 204-209, http://magazines.russ.ru/kreschatik/2012/1/s9.html.

Ю. Тарнопольский

Иннокентий Анненский

Я пришел к своим истокам,
Одиноким и глубоким,
И истоки бьются током, 
Вяжут десны мне настоем
Крепким, травянистым, чистым.
Даже жаль, что не буддист я,
Хоть, пожалуй, все пустое:
Цепи перевоплощений . . .
Но и я беглец от истин,
Уклонитель от устоев,
Робкий хищник ощущений,
Жертва шпажной раны мига.

Home page: http://users.ids.net/~yuri/POETRY.html
Copyright: 2000, Yuri Tarnopolsky
Сроки давности. Стихи, 1971-1984. Ленинград - Kрасноярск - Харьков.
Личный сайт: http://spirospero.net/

Юрий Тарнопольский (род. в 1932 г.) - инженер, кандидат технических наук, в 1987 г. эмигрировал в США по политическим мотивам после 3-х годичного заключения, где и живет в настоящее время. Пишет стихи и эссе на английском.

Ю. К. Терапиано

Каким скупым и беспощадным светом
Отмечены гонимые судьбой,
Не признанные критикой поэты -
И Анненский, поэт любимый мой.

О, сколько раз в молчанье скучной ночи
Смотрел он, тот, который лучше всех,
На рукопись, на ряд ненужных строчек,
Без всяческой надежды на успех.

Нам так мучительно читать, с какою
Любезностью, став с веком наравне,
Он прославлял восторженной статьёю
Баяна, что гремел по всей стране,

И шёл в тот парк, где муз следы святые
И память прошлого хранила мгла,
И будущая музыка России
Его и Блока с нежностью ждала.

Источник текста и комментария: Иннокентий Анненский глазами современников / К 300-летию Царского Села: [Сборник / сост., подг. текста Л. Г. Кихней, Г. Н. Шелогуровой, М. А. Выграненко; вступит. ст. Л. Г. Кихней, Г. Н. Шелогуровой; коммент. Л. Г. Кихней, Г. Н. Шелогуровой, М. А. Выграненко] - СПб.: ООО "Издательство "Росток", 2011. С. 498.

По публикации: Ковчег. Поэзия первой эмиграции. Сост., предисл. и коммент. В. Крейд. М.: Изд-во политической литературы, 1991. С. 362.
Впервые опубликовано в сборнике 'На ветру' (1938), где 8-я строка читается: Без веры, без надежды на успех; 3-я и 4-я строфы в книге 'На ветру' значительно отличаются от позднейшего варианта:

Мне так мучительно читать, с какою
Любезностью - иль сам он был во сне -
И беззаконно славил как героя
Бояна, - что гремел по всей стране

И называл поэзией - чужие
Пустые сладкозвучные слова:
И шел в свой парк: И с ним была Россия,
Доныне безутешная вдова.

(Ковчег. Поэзия первой эмиграции: С. 475)

Баян (Боян) - речь о К. Д. Бальмонте.

Терапиано Юрий Константинович (1892-1980) - поэт, прозаик, переводчик, литературный критик. Будучи офицером добровольческой армии, оказался в эмиграции (Константинополь, затем Париж). Активный деятель русской литературной эмиграции 'первой волны': при его непосредственном участии было организовано несколько литературных объединений в Париже. Наибольшую известность получила книга Терапиано 'Встречи' (1953), в которую вошли его воспоминания и литературно-критические работы.

М. И. Травчетов "Здесь Иннокентий Анненский, часами..."
Фрагмент в передаче С. И. Дубровской в статье К. И. Финкельштейна.

Д. С. Усов персональная страница

Памяти И. Ф. Анненского
Мой август
Три одиноких
Сирень на асфальте
"Сиреневых, и розовых, и черных..."

В. Хлебников Из 'Карамора ? 2-й' ('Петербургский "Аполлон"') страница собрания

П. П. и О. П. Хмара-Барщевские

"Здоровье Кени милого..." страница собрания
"Не юный пыл, не светлые стремленья..." страница О.П. Хмара-Барщевской
Кене страница О.П. Хмара-Барщевской

А. В. Цветаев

Памяти Анненского

На фоне изнурительных пейзажей -
Крылатки и неглаженые брюки.
Один стоит, другой на пуф посажен.
Изнеженные, вежливые руки
Лежат на книжках с жирной позолотой.
Жеманятся. Им, видите ли, жутко.
Стихов дрожит туманное болото.
Желчь намекает на болезнь желудка.

Пикник. Валежник. Дурака валяют,
На дуб залезли. Граммофон, монисто...
. . . . . . . . . . . умрет в ночлежке где-то.
. . . . . . . . . . . убьют болезни.
. . . . . . . . . . . расстреляют.
. . . . . . . . . . . станет коммунистом.

А вот лицо, сулящее простуду,
На фоне исторического зданья.
Надменность леденящая... Откуда
В нем гибельная ярость состраданья?
Его пеоны в родниковой пене,
Его строка старинной раной ноет...
Он рухнет на вокзальные ступени...
О Боже, что он сделает со мною!

Источник текста: Царское Село в поэзии: 122 поэта о Городе Муз. 1750-2000. Антология. Составление Бориса Чулкова при участии Николая Якимчука. Комментарии и примечания Бориса Чулкова при участии Владимира Васильева. Алфавитный указатель достопримечательностей Владимира Васильева. СПб.: Фонд русской поэзии при участии альманаха "Петрополь", 1999. С. 312.

Цветаев Анатолий Валентинович (род. 1950) - поэт. Живет в Волхове.

Е. В. Шведов

Старый парк

Весь крапчатый, как сеттер-лаверак,
И помнящий еще Екатерину
И Анненского, этот старый парк
Среди листвы вдруг обнажил руину

Замшелую. Недвижны флюгера
Над башенками, сколько в них изыска
Забытого! - Веселая игра
Ума и чувства и свобода риска

Глаз радуют, и мил ему такой
Улыбчивый, с утраченной свирелью,
Убогий фавн. Перила над рекой
Разрушены. И пагода, и келья

Монашеская. И приют наяд
Затянут тиною. И, бренности примета,
Масонский знак исчез. Куда ни бросишь взгляд -
То плоть купальщицы, то мускулы атлета...

Есть в мраморе, в каррарской желтизне,
В самой его природе известковой,
Знакомое, внесенное извне
И родственное быту городскому.

Туникою прикрыта нагота,
Но грудь топорщится, и стрелы из колчана
Торчат воинственно, и трещинка у рта...
О, ты всё так же девственна, Диана!

Источник текста: Царское Село в поэзии: 122 поэта о Городе Муз. 1750-2000. Антология. Составление Бориса Чулкова при участии Николая Якимчука. Комментарии и примечания Бориса Чулкова при участии Владимира Васильева. Алфавитный указатель достопримечательностей Владимира Васильева. СПб.: Фонд русской поэзии при участии альманаха "Петрополь", 1999. С. 315.

Шведов Евгений Валентинович (род. 1952) - поэт и переводчик из С-Петербурга.

Е. В. Ушакова

*     *     *

На шоссе перед запряжкой парной
Фонари, мигая, закоптили...

И. Анненский

Там, где волшебное не спорит с захолустным,
А дружит с ним, крапива и лопух
Вплетаются в строку глухим, невнятным, устным,
Шершавым словом и ласкают слух.

И так случилось, что провинция - защита
Культуры, низкой жизни сор и грязь
Здесь очищаются, железа и гранита,
Их прямизны и рамок сторонясь.

И потому, мой друг, что прозаичен опыт
По существу - и радостный, и злой,
Аукнется в душе и лошадиный топот,
И свет фонарный, с копотью, ночной.

И потому строка корявой и суровой
Существенностью городского дня
Всегда наполнена, и будничное слово
Страшит и жжется горячей огня.

Я еду в Вырицу и проезжаю темный
Вокзал с навесом - быстро и светло,
Как будто ласточка в окно влетела, вспомню:
'Отечество нам Царское Село'.

И стайка перистых на голубом, роскошном
Клочке, отмытом словно до бела,
Мне шепчет издали о драгоценном прошлом,
О тружениках этого села.

О, лишь гармонии по силам претворенье
Недоброй тяжести, лишь ей одной,
И потому печаль поет в стихотворенье
И части речи шелестят листвой.

И потому, что Бог любителям фантазий
Потворствует, их одинокий след
Продлен по колее в одушевленной фразе
За ту черту, где смерти точно нет.

Эпиграф из стихотворения "Баллада".

См. об авторе страницу собрания.

Источник текста: Царское Село в поэзии: 122 поэта о Городе Муз. 1750-2000. Антология. Составление Бориса Чулкова при участии Николая Якимчука. Комментарии и примечания Бориса Чулкова при участии Владимира Васильева. Алфавитный указатель достопримечательностей Владимира Васильева. СПб.: Фонд русской поэзии при участии альманаха "Петрополь", 1999. С. 320-321.

Н. А. Якимчук

*     *     *

В один из весенних тренькающих дней,
покрытых корочкой закатной, заваленных пестрым сором,
держась за руки, почти невесомы и не-
легальны бродили, окружены объемным Софийским собором.

Сыро и зябко дрожало твое необузданное плечо,
твои небеса были пусты, доверчивы и отлоги,
жизнь бежала в крови - глоток за глотком - горячо,
и с неба на землю поглядывали апрельские боги.

Вот вам экспозиция прогулки двоих в чертогах,
где жил Иннокентий Анненский, поэт царскосельско-высокий.

В один из осенних, густых, крапленых дождичком дней
выходили, рывком запахивая морок тумана,
я видел - были глаза твои суше, а сердце сильней,
нам боги полей серебристого стлали дурмана...

А знаешь, давай зайдем на могилу поэта,
он когда-то давно уже рассказал про это.

Источник текста: Царское Село в поэзии: 122 поэта о Городе Муз. 1750-2000. Антология. Составление Бориса Чулкова при участии Николая Якимчука. Комментарии и примечания Бориса Чулкова при участии Владимира Васильева. Алфавитный указатель достопримечательностей Владимира Васильева. СПб.: Фонд русской поэзии при участии альманаха "Петрополь", 1999. С. 327-328.

Якимчук Николай Алексеевич (род. 1961) - поэт, прозаик, эссеист, главный редактор альманаха "Петрополь". Является соучредителем Царскоосельской художественной премии. Живет в г. Пушкине.

вверх

Начало \ Приношения творчества

Именной указатель 


При использовании материалов собрания просьба соблюдать приличия
© М. А. Выграненко, 2005-2017

Mail: vygranenko@mail.ru; naumpri@gmail.com

Рейтинг@Mail.ru     Яндекс цитирования